16:00, 28 мая 2013

Обязательная школьная форма

Поможет ли ученикам введение одинаковой одежды выучить бином Ньютона? Об этом и многом другом говорили на встрече, посвященной школьной форме, педагоги Москвы.

Обязательная школьная форма

21 мая 2013 года состоялась открытая встреча Дискуссионного клуба PublicPost по вопросу предложения утверждения стандартов единой школьной формы. В обсуждении проблемы участвовали:
Рачевский Ефим Лазаревич — директор центра образования "Царицыно", Народный учитель Российской Федерации;
Казарновский Сергей Зиновьевич — директор образовательного центра-школы №686 "Класс-центр";
Алексей Георгиевич Левинсон — руководитель отдела социокультурных исследований "Левада-центра";
Виктор Александрович Гуружапов — завкафедрой педагогической психологии факультета психологии образования МГППУ, доктор психологических наук.
 
Регионам предлагается с 1-го сентября 2013 года вводить единообразную школьную форму. Подробности в законопроекте не уточняются, обговаривается её необходимость. Формулировка депутатов следующая – «требования к одежде учащихся должны устанавливаться с целью обеспечения удобной и эстетичной одеждой, формирования у них чувства принадлежности к общеобразовательной организации, повышение психологического настроя учеников на учёбу, закрепление светского характера образования, устранение социального, имущественного и религиозного различия между учащимися, укрепление их сплочённости и дисциплины. Введение школьной формы никаких бюджетных расходов не повлечёт». Вопрос о том, зачем вводить форму, отменённую в 92 году, остается открытым.
 

Ваше личное отношение к законопроекту?

Рачевский Е.Л.: В школе, где я работаю, 20 лет существует школьная форма. В начальной школе – это жилетки вишнёвого цвета, в подростковой – синего, в старшей школе формы как таковой нет. В начальной школе решение о наличии формы принимали родители, подросткам можно было «объяснить», а старшеклассники, проведя референдум в 1993 году, от формы отказались. Лично я «за» школьную форму по ряду причин:
– отсутствие школьной формы вредит результатам ЕГЭ. Современная текстильная промышленность под влиянием модных тенденций делает джинсы для девочек с низкой посадкой (талией). Расстояние между блузкой и джинсами порядка 20 сантиметров. Мальчики смотрят на своих одноклассниц и совершенно не могут сосредоточиться на биноме Ньютона.
– школьная форма – это серьёзная экономия семейного бюджета. Это колоссальное освобождение мамы и папы от поиска вещей, которые требует их чадо. А это тот самый возраст, когда ребёнок начинает думать, что его уникальность отражается в том, как он выглядит и что на нём надето.

Также я считаю, что должен существовать ряд принципов,  которые нужно соблюсти в случае внедрения идеи обязательной школьной формы для всей территории нашей страны:
– она должна быть скромной. Быть спокойной цветовой гаммы, не кичливой – ни желтой, ни оранжевой, ни малиновой;
– ткань должна быть экологически чистой, безвредной, из натуральных материалов, безопасной для организма ребёнка;
– недорогой и доступной, это немаловажный и существенный фактор;
– комфортной и практичной при двигательной активности ребёнка;
– форма должна иметь несколько вариантов – зимний, летний, спортивный;
– должны быть прописаны и оговорены механизмы безвозмездного распределения школьной формы для малообеспеченных категорий граждан, которым тяжело приобрести ее самостоятельно.

Казарновский С.З.:  Моё отношение к введению обязательной школьной формы отрицательное, но отрицательное в плане, что «все должны переходить». Государство наделило современные школы многими полномочиями, сейчас существует управляющий совет школы, мы сами решаем, когда начинаются каникулы, когда заканчиваются, школы проводят тендеры и т.д. Так неужели при наделении школы таким объёмом свободы вопрос с формой нельзя доверить ей самой? Не надо нам в этом помогать. Вот в нашем учебном заведении дети переодеваются раза 4 в день, это связано с тем, что половина образования у нас дополнительное – художественное мастерство, сценическое движение, и в этом случае у нас форма бы перестала иметь смысл. А если к вопросу социального и имущественного неравенства – вот пришли все дети в школу, достали каждый свой мобильный телефон, либо иной гаджет – на этом и закончится весь разговор о равенстве.  

letidor_01.jpg

letidor_01.jpg

Гуружапов В.А.: Следует обратить внимание на психолого-педагогический аспект вопроса. В силу возрастных особенностей (а для младшей школы особенно), ребёнку важно научиться понимать, что в школе он другой, чем привык быть дома. И форма в этом плане является замечательным психологическим механизмом, отработанным на практике во многих странах мира. Форма есть внешняя организация своей внутренней жизни. Поэтому я «за» школьную форму, и уж в начальной школе обязательно.

Вопрос, на мой взгляд, в другом. Дети с радостью наденут форму, младшие школьники – точно. Но вот родители будут сопротивляться, потому что у них есть свои личные идеологические, политические, эстетические интересы и взгляды. Так бывает – в своих детях мы хотим видеть то, что сами не сделали в своей личной жизни по ряду каких-то причин. Так что в любом случае необходима работа – с родителями, с общественностью, с пониманием целей и задач школы, без этого невозможно, что бы было реализовано решение в разумные сроки.

Рачевский Е.Л.: Один губернатор крупного российского региона выступил с инициативой, что очень быстро всех оденет в школьную форму. Я стал следить за результатами сдачи ЕГЭ в этом регионе. Знаете в чём причина? Павел Васильевич Быков, мой предшественник  на посту директора, в 1984 году сказал интересную и мудрую  вещь – «Сделать, что бы всё в школе было идеально – не получится. Пусть у тебя в школе хоть что-то будет отлично. К примеру, пионерская организация. Тогда никто не спросит, почему у тебя в школе плохие показатели по физике». Сказано, конечно, было в шутку, но некоторые руководители, вместо повышения уровня и качества образования, выбирают путь более простой и менее затратный, такой, как выполнение инициативы о введении обязательной школьной формы.

Левинсон А.Г.: Наоборот! Я как социолог вам заявляю: по нашим данным (Речь идет о "Левада-центре" - прим. ред.) введение обязательной школьной формы 10 лет назад поддерживало 70% населения, на сегодняшний момент – порядка 80% (по данным ВЦИОМ порядка 65%) взрослых жителей страны.

Молодые люди в возрасте 18-24 года менее всего склонны поддерживать эту идею. Внутри этой возрастной категории всего 2/3 лояльны к инициативе. Данная возрастная категория – это те, кто больше всего на жизненном этапе нуждается в индивидуализации, это такой период социализации, когда существенную роль играет выделение из общей массы. Что касается «возраста» страны – у нас на настоящий момент накоплена доля такого социального капитала, который позволил бы развернуться большому разнообразию индивидуальностей, образов жизни, партийной системы. Это бы стимулировало развитие страны, в научном плане прежде всего. Идея «гораздо лучше всем быть одинаковыми» – это наследие, багаж прошлого, которое, если хотите, тянет нас в другую сторону. У нас человек себя зачастую считает причастным к «средней части среднего слоя». Заметьте, даже не среднего класса – так, средненькие, усреднённые, мы как все. Это некий подсознательный поиск убежища – спрятаться среди всех. Это может быть реакцией на события, произошедшие за последние 25 лет – было столько изменений, разнообразного многообразия, и все в течение одного поколения. Человек просто не успел, не смог адаптироваться к изменениям. Но люди – свободные существа. Они могут выбрать что хотят. Но если они свободно выбирают несвободу – это их свободный выбор.

Гуружапов В.А: Стоит отметить, что из тех 80% взрослого населения странны, поддерживающих инициативу, чем старше респондент, тем выше вероятность лояльности. Возможно, это психологический аспект – вспоминая время, когда сам ходил в форме, вспоминая детство – невольно окунаешься в сугубо личное, индивидуальное счастье, а потом уже это отношение накладывается на предмет и вопрос нашего с вами  обсуждения.

letidor_03.jpg

letidor_03.jpg

Левинсон А.Г.: Здесь следует обозначить несколько пунктов. Унифицированная одежда как форма конкретного учебного заведения выполняет важную функцию выделения учащихся этого сообщества среди остальных индивидуумов общества, и может служить средством идентификации, поднятия  корпоративного духа, чувства принадлежности к идее и сообществу. Но иногда нам предлагают совсем другое – единую школьную форму,  одинаковую для всей страны, или, по крайней мере, для крупных регионов. В этом случае, форма играет прямопротивоположную роль, она лишает возможности самоидентификации, разве что только останется навешивать бирки с номером школы.

Изначально задача стояла устранить различия между людьми различного вероисповедания, конфессий, социального и имущественного положения внутри одного конкретно взятого пространства – школы. Но не будем забывать, что заодно устраняется вообще разница между людьми. Суть этой формы, как и военной, может быть в том, чтобы один индивидуум действовал так же, как и второй, вне зависимости, что он думает и кем  является. Так управляют военными, так управляют армией. Сейчас идея управления страной наиболее простыми из возможных методов и подала мысль сделать  такую управляемость, решить начинающийся раскол по конфессиональному признаку.

Гуружапов В.А.: Лично я считаю, что вопрос индивидуальности школьной формы слишком демонизирован. Здесь нет проблемы с психологической точки зрения. Пока видно лицо и сияние глаз, пока есть улыбка – это всё надуманная проблема, ребёнок будет уникален.

Рачевский Е.Л.: Недавно видел в ресторане 100 человек, одетых одинаково, в смокинги. Смею вас заверить – они вообще все были разные, там индивидуальность нисколько не стиралась! Сегодня в законопроекте предложена формулировка не «форма», а «единые требования к одежде», это разные вещи. А к вопросу однообразия – представьте, как приятно и интересно в однообразии быть индивидуальностью! Выделяться среди остальных не количеством и формой вещей, а способностями и талантом.
 

Рачевский Е.Л.: Не надо преувеличивать роль школы. Есть мамы, папы, наследие культуры и интернет, в конце концов. Я считаю, задача школы, и моя как директора образовательного учреждения – не давить на ученика, не передавить зарождающуюся личность, и по возможности вступить с ним в диалог. 

Казарновский С.З.: Сейчас наблюдается некая проблема истерии в области образования и развития ребёнка. Не успевает он появиться на свет – сразу же возникают множество вопросов – какой детский сад выбрать, в какой школе ребёнок будет учиться, в какую секцию и к какому преподавателю ходить. О каких интересах личности ребёнка мы говорим? Родители практически всё решают самостоятельно, может быть зачастую в разрез с интересами ребёнка.

Хочется несколько слов сказать о учителях. Это совершенно уникальное и необычное сообщество. Люди, которые посвятили свою жизнь общению с детьми – изо дня в день доносить до ребёнка, что один плюс один равно два, что такое хорошо и что такое плохо. Поверьте, мы каждый день общаемся с ребятами на предмет неподобающей одежды, коротких юбок, пирсинга, татуировок, дредов. Мы пытаемся донести до ученика, не запретить, но быть понятыми и услышанными. В этом и состоит искусство преподавания.

Гуружапов В.А: Не надо возбуждать в обществе ощущение того, что в стране всё плохо. Есть много чего хорошо, и много где. Надо просто видеть. Ведь мы идём туда, куда смотрим.

О чем говорят
Новости партнеров
Интересное в сети