«Наш класс терроризирует хулиган, и я нашла выход»: как мама решила конфликт с неадекватным ребенком в школе

Спойлер — никак!

История, которую прислала нам на почту Лилия Н. (имя изменено по просьбе героини) очень неоднозначна.

Сын Лилии учится во втором классе региональной школы. Большую часть прошлого года дети занимались дома. С октября они вновь вернулись к очным занятиям, но тут наметилась новая проблема — поведение одного из мальчиков. Он тыкал одноклассников карандашами и ножницами, обзывал, ставил подножки.

Некоторые дети стали отказываться ходить в школу.

Лилия Н. не смогла пройти мимо этой ситуации и постаралась урегулировать конфликт. Что из этого вышло, она рассказала в своей колонке для «Летидора».

Мальчик, назовем его Коля, с конца февраля не дает прохода ребятам в классе. До этого он вел себя более или менее нормально. Дружил сразу со всеми детьми, хотя и был немного диковатым. Часто жаловался, что голодный: в столовой он не ел, все время клянчил деньги у других ребят. Мой сын никогда ему не отказывал.

Depositphotos

Я даже стала давать ему с собой больше денег, чтобы он покупал в буфете булочку не только себе, но и Коле.

К весне отношения в классе совсем разладились. Сын стал жаловаться, что тот стал больно щипаться, подставлять подножки. Делал это исподтишка, чтобы учительница не заметила.

Потом стал нападать в открытую: мог с размаха отправить в одноклассника дверь от туалета, толкнуть, потянуть за жилетку или рюкзак, оцарапать шею. Стал обзываться и провоцировать на драки мальчишек, девочек не трогал.

Учительница уже не могла не замечать происходящее. Когда я позвонила ей и спросила, собирается ли она что-то предпринимать, она сказала, что она уже обратилась к психологу и мальчика поставили на внутришкольный учет.

Также она сказала, что в качестве наказания дает ему на дом учить стихи — но он этого все равно не делает, отлынивает.

Вообще, мне не понравилась реакция нашей классной: поставили на учет, стихи как наказание… но дети продолжают приходить домой с синяками и царапинами.

И я решила заняться этим делом сама.

Depositphotos

Для начала выяснить, что за семья у Коли, познакомиться с мамой. Мама со мной знакомиться не очень-то хотела. Как-то я дождалась ее после продленки, она поторапливала своего сына. Рядом с ней стоял мальчик трех лет. Другие родители рассказали мне, что это единоутробный брат Коли. Папа вроде бы ушел от них, когда Коля был еще маленький. А сейчас его воспитывают мама и отчим.

На мои предложения, что мы можем брать Колю на выходные гулять вместе или можем устроить совместный поход в кино, его мама отреагировала резко: сказала, что у нее нет на это времени и лишних денег.

На этом наше приветливое общение закончилось.

Буквально на следующий день у одного мальчика кто-то стащил из рюкзака игровую приставку. Угадайте, кто это был?

Мальчика вызвали к директору, отругали. Сын сказал, что это не первый раз, когда в классе пропадают вещи.

Я опять пришла на разговор с классным руководителем, вместе со мной мама еще одного мальчика — учительница на наши вопросы опять отчиталась о психологах, добавив, что мальчик выбрал скользкую дорожку и что его ждет печальное будущее.

В тот момент мне стало ужасно жалко этого ребенка: я видела его мать, которая всегда бегом забирает его из школы: огрызается на окружающих, на контакт не идет. Учительница заранее поставила на нем крест.

Многие родители в чате стали открыто поднимать вопрос о безопасности детей в школе. Одна родительница даже пошла с сыном в травмпункт и зафиксировала царапины, которые нанес Коля.

Я представила, каково сейчас этому несчастному ребенку. Не понятно, любит ли его мама… Что говорит ему на уроках учительница… Дети не обижают его, но боятся… Мне было жалко мальчика, но не меньше я опасалась за здоровье собственного сына.

Поэтому я приняла тяжелое для себя решение… забрать своего ребенка из класса.

Depositphotos

На форумах я выяснила, что исключить мальчика из школы невозможно, это будет его нарушением права на образование. Если ребенок неоднократно нарушает устав школы, а родители одноклассников все время фиксируют побои от хулигана в травмопункте, пишут письма в полицию, в опеку и в Управление образованием, то сначала в школу пригласят медиатора, который попытается уладить конфликт мирным способом: поговорит с родителями ребенка, предложит решение проблемы, и затем проследит, что из этого выйдет.

Если через месяц-два ничего не изменится, мы могли бы ходатайствовать о направлении для ученика на психолого-медико-педагогическую экспертизу, где эксперты с помощью специальных тестирований определяют, подходит ли ребенку общеобразовательная школа или стоит определить его в коррекционную, на домашнее обучение.

Когда я представила эту волокиту (а у нас не Москва! И разбирательство может занять месяцы, пока хулиган кого-то не искалечит), самым правильным решением показалось забрать сына в другую школу.

Вместе с нами уходят еще двое ребят. Что будет с остальными, я не знаю.

Наверное, было бы правильно бороться за здоровую атмосферу в этом коллективе, но я не смогла. Мне до сих пор ужасно жалко Колю, и я сочувствую всем, кто продолжит сражаться с ним в следующем году.

Возможно, что-то изменится в лучшую сторону, хотя сейчас я слабо в это верю…

Фото: Freepik, Depositphotos

Главный редактор «Летидора» Ксения Краснова воспитывает… родителей! Как? Смотрите TikTok!

Семейный гороскоп