«Готовлю сына даже к той жизни, где он может ничего не добиться»: Оля Маркес о выборе школы для детей

История о том, как важно выстраивать образовательный маршрут ребенка исходя из его особенностей.
«Готовлю сына даже к той жизни, где он может ничего не добиться»: Оля Маркес о выборе школы для детей

Оля Маркес — основательница проекта Sekta, солистка группы Alai Oli, блогер и мама трех сыновей. Старший из них — Ежи — уже заканчивает первый класс, а Мирон скоро готовится пойти в школу.

В этой колонке для «Летидора» Оля рассказывает о выборе школы для сыновей, о своих тревогах за будущее сыновей и о том, что считает самым главным в учебе и воспитании детей.

О выборе школы

Я помню, что для меня первый класс был связан с напряжением взрослых: все сильно переживали, и эта тревога передавалась мне. Со своими детьми я решила отнестись к школе максимально просто, чтобы они не думали, что происходит что-то страшное.

Главная моя идея — про то, что это учебное учреждение для ребенка, а не ребенок для него.

То есть да, нужно соблюдать правила и слушать старших, но глобальная цель — учиться, познавать мир, становиться более свободным, потому что знания — это свобода.

⠀ К первому классу старшего сына — Ежи — мы решили переехать в Москву. Это было решение из серии «сейчас или никогда». Я не хотела дергать Ежи из школы в школу, надо было определиться с городом, в котором мы будем жить. Мне хотелось уехать из Питера, был страх, что еще за десять лет в этом городе я уже не получу ничего нового, а вот в Москве я всегда хотела пожить.

Решение пришло, и мы начали искать квартиру в центре — подошла бы любая районная школа. Я хотела, чтобы все было рядом — с тремя детьми это важнейший критерий.

Мы переехали на Арбат, наш дом оказался прикреплен к школе 1231 (ее, как оказалось, заканчивал Дмитрий Глуховский), и именно ее мы и выбрали.

Год Ежи и Мирон ходили в отделение садика через два дома от нас, а теперь старший ходит в школу.

На пути нет ни одного перекрестка, и круглый год он ездит в школу на велосипеде.

В садике у него была англоязычная среда, тут — только французский. Но я думаю, английский мы будем наверстывать программами выездных лагерей.

О подготовке к школе

У Ежи была крутая база к поступлению в школу: в Питере мы ходили во «Взмах» — очень творческую школу, но при этом с образовательной программой. К шести годам дети там базово читали, писали и считали на двух языках. Поэтому для Ежи мы выбрали программу 1-3, и в целом первый и второй класс за один год дались ему нормально.

Он не отличник, но мы с ним не делаем уроки, поэтому все пятерки и все тройки — только его заслуги.

А еще во «Взмахе» дети чуть ли не с первого года занимались по системе KUMON. Эти развивающие тетради нравятся мне тем, что создают ситуации успеха: много повторяющихся задач и примеров дают ребенку ощущение, что у него хорошо получается, что он молодец. А еще это вовлекает ребенка в обучение, дарит ему чувство выполненного дела.

Мне всегда было лень вырезать и делать аппликации с детьми, а вот все остальное — просто супер. У нас тонны исписанных «Кумонов».

Об успехе, способностях и поддержке

К нам домой весь первый год в Москве приходили разные учителя: по искусству, по рисунку. Ежи все впитывал как губка, а Мирону был не интересен чужой поток — он может рисовать часами сам, листать книги, обожает делать поделки.

Скоро Мирона тоже ждет школа, и у него есть направление на комиссию — говорят, у него нет познавательного интереса, плохо с речью и вниманием.

Мне сейчас важнее всего понять, как ему лучше учиться — с оценками или без.

Он ненавидит пустую похвалу, очень критичен к себе, но при этом любит, когда что-то получается действительно круто. Может быть, ему нужна школа европейского типа с проектной работой, а может быть, подойдет 91-я школа рядом с нами — там как раз нет оценок.

Мое мнение: если ребенок впитывает знания, вы почувствуете это и будете давать ему возможности их получить. Если же ребенок как Мирон — его надо защитить от жестких стандартов и требований.

У меня в детстве были такие же проблемы: до сих пор цифры на бумаге танцуют хоровод, я засыпаю над любой скучной книгой и постоянно залипаю в гаджеты — не могу остановиться, даже когда хочу. С детства это сопровождалось чувством вины, примерами более собранных и дисциплинированных детей.

Но, как бы мне ни угрожали, как бы ни мотивировали меня — это не помогало стать идеальным ребенком.

Хорошие оценки не всегда лежат в доступной плоскости — кажется, что ты просто не можешь до них дотянуться.

Я смотрела на своих родителей и видела, что они, например, хотели бы больше зарабатывать и делали для этого много, но не получалось. Так и у меня не получалось стать отличницей.

То, что мы точно могли сделать друг для друга, — это скрасить наш «неуспех» любовью друг к другу и поддержкой.

Конечно, страшно, что ребенок пропадет в жизни, ничего не добьется. Но моя родительская миссия — подготовить его даже к такой жизни, когда вообще ничего не получается и в масштабах мира ты полный ноль. Вот если в этом случае он сможет быть счастливым, радоваться простым вещам и обмениваться радостью с близкими — это и будет настоящим успехом.

Все хотят легкой жизни, но далеко не всем Бог ее посылает: сильнее и счастливее тот, кто готов к испытаниям.

Фото: личный архив Оли Маркес

Главный редактор «Летидора» Ксения Краснова воспитывает… родителей! Как? Смотрите TikTok!