Юрий Сырков: "Что людям надо – дети или мебель?"

Дизайнер интерьеров рассказал как создает пространства для становления личности ребенка. Стоит признать, что его детские действительно отличаются от привычных.

Детская играет немаловажную роль в развитии ребёнка – это интересно и достойно внимания каждого неравнодушного родителя. Мы побеседовали с автором необычных и уникальных решений для детского досуга Юрием Сырковым.

– Что вас побудило обратиться к вопросу организации детского игрового пространства?
– Когда я был ребенком, «быть художником» представлялось мне недостижимым идеалом. После школы мне выпало счастье окунуться в творческую атмосферу архитектурного техникума, привившую мне привычку мыслить творчески и конструктивно. Но, оставаясь художником, я всегда видел во всякого рода «проектной документации» помеху, сковывающую живое творческое делание – процесс, похожий по своей сути на детскую игру. Поэтому, постепенно и как-то сам собой, возник формат, в котором проектирование и исполнение проекта единовременные. По сути, я скульптор, творящий скульптуру пространства как бы изнутри. В этом смысле архитектурное проектирование, психология восприятия и педагогика, выступают неотъемлемыми (но все же служебными) инструментами рабочего процесса.

фото Сырков 2.jpeg

– При создании пространства для ребёнка что является основополагающим?
– Конечно, пропорции и визуальный статико-динамический баланс конструкций. Визуальное восприятие, помещенное в окружение статических форм, не сообщат душе подвижности. Последствия долгого пребывания в «статике» – недостаток фантазии, привычка мыслить абстрактно и только в заданных рамках. Полярное этому состояние – хаос. Его динамика, напротив, лишает душу всякой опоры и равновесия, что впоследствии выражается в скрытой или явной неуверенности в себе и/или «безбашенной» фантазии. Поэтому для гармоничного развития, окружающие ребенка формы должны быть визуально динамичны, но, сохраняя подвижное равновесие (устойчивость), иметь хорошие пропорции.

Из многолетнего опыта я заключил, что именно они, в степени большей, чем это может показаться на первый взгляд, воздействуют на развитие чувств, формирование мышления и воспитание воли ребенка. Более подробные рекомендации по организации интерьера для ребёнка можно посмотреть здесь.

– Какой конечный продукт, на ваш взгляд, должен получиться при создании места игры для ребёнка?
– Конечным «продуктом» мне представляется юноша или девушка, стоящие на пороге взрослой жизни, полные жизненных сил и внутренней свободы. Мои постройки я сравниваю с музыкальным инструментом, который недостаточно просто иметь – на нем еще нужно научиться играть. Это задача родителей и педагогов. К сожалению, современные родители подчас сильно озабочены «ранним развитием», слова «успешный» и «счастливый» представляются им синонимами, а ребенок, при этом, не знает, что можно просто играть.

Собственно, моим «продуктом» я считаю не «мебель», а создание условий для здорового педагогического подхода, отвечающего архитипическим потребностям ребенка. Поэтому прежде, чем приступить к сотрудничеству, я всегда задаюсь вопросом о том, что людям надо – «дети» или «мебель». «Мебель» я не делаю.

– Как рождаются ваши идеи? Используете ли вы чертежи, схемы, как долго работаете над проектом?
– Главное решение – стратегический вектор – из-за многолетнего опыта работы рождается, как правило, сразу после того, как я попадаю в пространство, и мне становится ясна задача. Процесс же вызревания тактических шагов подвержен маятниковому «принципу полярностей» – то, вдруг, все делается само собой (легкость), то творческий процесс застопоривается, порождая периоды душевной боли и отчаяния. К такому «неудобству» я привык и в шутку называю для себя эти периоды «попутным или встречным ветром».

фото Сырков 3.jpg

Ни чертежей, ни даже эскизов я не делаю. Мои основные инструменты в этом смысле – четкое представление о процессах, пронизывающих пространство, и малярный скотч, которым я делаю «большой эскиз» на месте. Работаю концентрированно, не спеша, не долго.

– Как окружающее пространство влияет на формирование детского мироощущения, может ли оно повлиять на формирование и становление личности ребёнка?
  Очень серьезная тема, которую бы я обозначил как «Визуальная диетология». Вы очень верно употребили слово мироощущение. Мироощущение это то, что предшествует мировоззрению. Но, к сожалению, в век материализма, с одной стороны, выработалась стойкая привычка обывателя «мироощущение», как фактор, игнорировать; с другой стороны, возникает впечатление, что мастера идеологий, преследуя непонятные для обывателя цели, не просто научились влиять на мироощущение человека с раннего возраста, но и стали этим злоупотреблять.

Пропорции и динамика пространств – действенное средство формирования мироощущения, но пропорции и статико-динамический баланс бывают разными, как и человеческие сообщества, которые эти пропорции и динамику «визуально потребляют». По силе и значимости с воздействием  пропорции может сравниться разве что воздействие цвета. Надо сказать, что ритмы и формы, цветовые сочетания, материалы и фактуры воздействуют на формирование восприятия и мышления, (и, в конечном счете, на уровень самосознания личности в целом). Это очень интересная тема, которую я почти всегда затрагиваю на семинарах.

– Расскажите об интересных, на ваш взгляд, проектах, которые были реализованы?
  Пожалуй, можно вспомнить первый из «крупных» социально значимых проектов, который начинался очень постепенно, но зато работает и по сей день. Московской школе «Путь Зерна» около пятнадцати лет. Атмосфера школы во многом опирается на трактовку пространства и в значительной мере из этой трактовки произрастает.

Социально значимые проекты для меня ценны еще и потому, что помимо «прямого результата» в них присутствует косвенный эффект. Так, например, с участием родителей было сделано несколько пространств в различных детских садах и школах. Ребенок, видящий своего папу (и других «дядей и тетей» родителей одноклассников) в таком, по городским меркам, необычном ракурсе, получает на всю жизнь неоценимый социальный опыт и еще что-то очень важное, дающее силы и волю к созиданию жизни.

Говоря о текущих проектах, стоит упомянуть «Детскую Мастерскую «Урок Труда». Это мастерская «самообслуживания», где каждый взрослый посетитель автоматически превращается во «внештатного сотрудника», где «никто никого не учит», а просто каждый занят (а в идеале – увлечен) своим делом и одновременно готов к взаимопомощи. В этом пространстве все – и правила, и ритмы, и подход к делу словно бы иррациональны, как бы вырваны из клише современности, и вместе с тем отвечают ее насущным потребностям.

– Мне нравятся интерьеры , но  я совершенно не умею держать в руках молоток и плохо понимаю в дизайне интерьера. Что вы можете мне посоветовать?
К сожалению, люди падки на внешность, заслоняющую суть – это нормально, но это неэффективно. На небольших семинарах я предпочитаю предложить участнику вместо «рецепта-рыбы» «рецепт-удочку» – способность видеть «невидимые» процессы детского пространства и облекать их в формы, отвечающие потребностям детского восприятия. Научиться держать молоток и пилу несколько сложнее, чем освоить сноуборд, но, при желании, можно управиться за месяц. Заказать «интерьер» проще, но что касается сферы ценообразования, то термин «расценка» в неё абсолютно не вписывается, так как мое индивидуальное ощущение пространства, социально-педагогического контекста и, вообще, ситуации в целом превалирует над формальными «общедоступными» параметрами.
Что касается «ограничений», то главным препятствием мне представляется неинтересная, пресно-безвкусная, мелкая (независимо от габаритов пространства) задача.

– Как люди узнают о вас?
Мне трудно себя «позиционировать», многие называют меня почему-то архитектором, хотя, расхожее представление об этой профессии плохо сочетается с тем, что я делаю. Кроме того, все эти  «постройки», по которым обо мне судят, лишь видимая часть и внешнее выражение более значимых процессов. Я не особо себя рекламирую, так как считаю, что если дело действительно нужное, то оно в рекламе и не нуждается. Что же касается сотрудничества с «властями», то вряд ли им интересен художник, творчество которого не выносит и тени бумажного формализма.

– Какие материалы используете при создании детского пространства? Дерево, «живая материя», отсутствие искусственных материалов, пластика – сознательный выбор?
Для детей действительно предпочтительнее использовать природные, притом, не слишком выхолощенные материалы. Вместе с тем, я уверен, что страх перед «пластиком» значительно вреднее всяких «формальдегидов», а излишняя приверженность продажному термину «эко» плохо сказывается на иммунитете. Ведь рафинированные «экоизделия» так же далеки от природы, как и то «вредоносное», которому они себя противопоставляют. Здравый смысл в контексте конкретной ситуации – самое «экологичное» решение для физического, душевного и духовного здоровья ребенка.

– Где возможна реализация ваших проектов?
Реализация моих проектов возможна везде, где «серьезные люди» не навязывают детской игре взрослые правила, продиктованные прокрустовым ложем собственных представлений. Хорошие постройки воздвигаются не в квартирах, клубах и детских центрах, а в людях, семьях и сообществах, понимающих свободу как ответственность, и открытых к самопознанию. 

Семейный гороскоп