Что делать, если ваш ребенок — гомосексуалист: колонка Яны Поплавской

Быть «не как все» в нашем обществе не принято. Людей «иных» либо принимают мучительно долго и трудно, либо не принимают вовсе.

Многие родители, подобно страусам, прячут голову в песок и молятся, лишь бы эта «беда» не коснулась их семьи.

Актриса, журналист, общественный деятель, преподаватель, мама двух взрослых сыновей Яна Поплавская убеждена, что открещиваться от сложных, неоднозначных тем не только неправильно, но и опасно. В своей новой колонке на «Летидоре» Яна говорит о том, как быть родителям, которые услышали от своих детей роковое признание.

Начну с главного (чтобы на корню пресечь недопонимания, которые наверняка возникнут): в своей колонке я говорю о первичном гомосексуализме, а не о взрослых людях, которые решили сменить сексуальную ориентацию, потому что это модно или нужно для карьерного роста. Я против пропаганды гомосексуализма! Для меня всегда был очень важен традиционный взгляд на мир. Но я не боюсь говорить на табуированные темы и предлагаю вам это сделать.

Хочу также отметить, что сейчас многие делают выбор в пользу слов «гомосексуальность» и «гомосексуал». Они считают, что слова «гомосексуализм» и «гомосексуалист» несут негативный подтекст. Я уважаю эту позицию, но позволю себе не делать различий между этими определениями.

Новую колонку я посвятила семьям, которые живут в непростой ситуации в нашей гомофобной стране.

Да, Россия — гомофобная страна. Нам очень сложно нарушать табу, и нам абсолютно не хочется говорить и уж тем более погружаться в ненавистные темы.

Но тут молчать нельзя, иначе, как в фильмах ужаса, молчуны, парализованные страхом, вряд ли останутся в живых.

Примерно 9-10 лет назад вместе со старшим сыном Климом мы вели на Сити FM эфир на эту тему. Мы со слушателями говорили о ситуации, когда родители узнают, что их ребенок нетрадиционной сексуальной ориентации. С первыми звонками я убедилась в том, насколько табуирована эта тема для многих людей. Одни ничего не хотели об этом знать, другие — боялись слова «гомосексуализм», как чумы, третьи адски свирепели.

Я навсегда запомню слова мужчины, который сказал (уж не знаю, оказался ли он в этой ситуации на самом деле или рассуждал гипотетически), что если бы его сын признался в гомосексуальных наклонностях, то двери дома для ребенка навсегда бы закрылись.

На все мои возгласы «Это же ваш ребенок! Это ваша плоть и кровь» он с невероятной злобой отвечал:

«Это гадко, это мерзко, это скотство, это инвалидность, это распущенность. Я его убил бы, отправил лечиться… Боже, что скажут люди, что скажут люди».

Другая женщина призналась, что это произошло в ее семье. Ей было невыносимо тяжело принять выбор сына. К тому же она настолько боялась, что ситуация предастся гласности, что не могла рассказать о случившемся ни собственной матери, ни уж тем более близким подругам.

От мужчин звонков было гораздо больше. Почти все они согласились с первым звонившим. Их вердикт был таков: вышвырнуть негодяя из дома! И только пара-тройка людей говорили, что несмотря ни на что примут своего ребенка.

Клим во время прямого эфира спросил, как бы я поступила, оказавшись в этой ситуации. Я, как сейчас, помню свой ответ. Тогда я сказала: «Мне было бы невыносимо тяжело, потому что, как всякий родитель, я простраиваю в своей голове некий идеальный мир для своего ребенка (а это неправильно!). Но я — человек, который принимает жизнь такой, какая она есть.

Instagram@the_yana_poplavskaya

Я бы приняла выбор сына. Во-первых, потому, что это мой ребенок и я его люблю. Во-вторых, он не украл, не убил, не совершил никакого преступления.

Это, к моему сожалению, его сексуальная ориентация. И мне придется научить его жить в этом мире (я говорила про нашу действительность), который, конечно же, не принимает отклонений».

И действительно, это сложно принять. Почему? Да потому что у нас у всех есть четкое понимание половой принадлежности — вот мужчина, а вот женщина, мужчина должен жениться, а женщина должна выйти замуж, потом у них появляются дети и так далее. Господь же не просто так создал именно женщину и мужчину, думаем мы.

А тут бац и то, что, казалось бы, происходит где-то далеко (в Европе, Америке), вдруг случается в вашей собственной семье!

С родителями начинает происходить нечто страшное, ведь им приходится переосмысливать собственные табу. А это невероятно сложно!

Остальные же люди («счастливчики»), у которых в семье ничего подобного не происходит, говорят в адрес тех людей: «Родители плохо воспитали этих детей, родители не доглядели, а поэтому их ребенок пошел по наклонной. Раз они вырастили такого гада, то пусть и расхлебывают свои проблемы сами».

Я заметила, что почему-то к лесбийской стороне этой истории у людей не такое плохое отношение, как к сценарию «ходит парень за ручку с парнем».

Родители девочек каким-то образом принимают иную сексуальную ориентацию своего ребенка легче, чем родители мальчиков.

Якобы девчонки с детства проводят время в компании друг друга — вместе ходят в кино, на танцы, вместе делают уроки и читают журналы. Это не вызывает подозрений. «Это пройдет, как ОРВИ», — думают многие.

То есть у девочек это якобы пройдет, а у мальчиков не пройдет — железобетонная логика (это я иронизирую).

Любить нельзя ненавидеть… От родительской любви до ненависти (до того момента, как ребенок признался в своей гомосексуальности) грань тоньше, чем человеческий волос. То есть до момента «икс» вы его любили, он был для вас центром вселенной, а как только он/она признались, вы возненавидели чадо и уже практически выставили за порог родного дома. Как это возможно?!

Это одна стороны медали. А другая сторона — это то, что происходит в душе этих мам и пап (они — пострадавшая сторона). Они не понимают, что делать, они начинают сами себя жрать заживо… Особенно мужчины (женщины хоть и переживают, но в большинстве своем они не выставят своего ребенка за дверь).

Мужчины в своем внутреннем монологе считают себя виноватыми в этой БЕДЕ, ведь у них получился ТАКОЙ ребенок.

Понимаете весь трагизм ситуации? С одной стороны, таким родителям крайне необходима психологическая помощь. С другой — родители, чей ребенок с первичной гомосексуальностью осознал, что он не похож на других, должны помочь ему!

Зачем помогать, спросите вы. Да потому что иначе он погибнет!

Instagram@the_yana_poplavskaya

Отказ семьи от такого ребенка может привести к суициду!

А ведь у нас в стране неутешительная статистика по подростковому суициду… Ребенку страшно, он не понимает, как ему жить.

На самом деле, если залезть в эту шкуру, то и правда не знаешь, как быть принятым в обществе. Если с помощью современных технологий у инвалидов по зрению или у детей, лишенных конечностей, есть шанс стать максимально похожими на «обычного» человека, то у мальчиков и девочек с нетрадиционной сексуальной ориентацией таких шансов ничтожно мало.

Задача родителя заключается только в том, чтобы помочь ребенку привыкнуть, осознать то, что он не может изменить.

Ведь его гомосексуальность — это неизменно, это не «приобретенный» стиль жизни! Просто так случилось, что в какой-то момент пол перепутался…

Я знаю такие семьи. Все они, кто живут в нашей стране, против пропаганды гомосексуализма, они против гей-парадов.

Я тоже против! У тех людей, кто считает это нормальным, я всегда спрашиваю: «А почему натуралы не стремятся устроить свой парад, выйти в семейных трусах, безразмерных халатах (это я утрирую, разумеется) и рассказать всему миру, чем они в спальне занимаются?» Почему некоторые взрослые люди должны выходить на главную улицу столицы и устраивать это зрелище? Почему это должно быть МОЖНО?

Если снимать все запреты и говорить «Конечно, давай!», то можно и зоофилию признать нормой!

Многие мне сейчас скажут, что и среди животных есть гомосексуалисты. Да, это так. Но опять же — в природе это не приобретенная история, это не выбор самого животного. Это в природе произошел какой-то сбой…

Возвращаюсь к родителям, которые узнали, что их ребенок нетрадиционной сексуальной ориентации. В его природе случилась поломка, а вы в один момент решаете, что сын — скотина ненужная, которая позорит семью, и поэтому готовы отказаться от него?

Пару лет назад на вопрос «Сдадите ли вы свое чадо в детский дом?» вы бы покрутили пальцем у виска и сказали: «Как вы такое можете говорить? Конечно же, нет!» А после признания ребенка вы готовы отказаться от него, как и те родители, что избавляются от своих сыновей и дочерей, только потому что они родились не такими, как им хотелось?!

«Нет, такой урод нам не нужен», — вдруг стали думать вы. Это не что иное, как родительское предательство!

Вам придется это принять, если вы любите. Вы никогда не знаете, что вам уготовлено…

А с другой стороны, так ли уж важно, с кем спит ваш ребенок? Это же физиология! А почему вы не спрашиваете у себя, с кем спите вы? Не исключено, что кто-то о вашем избраннике говорит: «Какой это некрасивый человек!», «Да он же алкаш!», «Да она же бездельница!» Для кого-то ваш любимый человек — чудовище, но вы же его почему-то любите!

Instagram@the_yana_poplavskaya/ Сергей Климкин

То, что происходит с вашим ребенком, таблетками или током не лечится!

Единственное, чем вы можете помочь своему ребенку, так это принятием. Родители для любого ребенка — это точка опоры. Если от родителей поддержки нет, то где ее искать ребенку?

Поверьте, этим людям гораздо сложнее жить в гомофобном обществе, чем натуралам. Гомосексуальных детей преследуют, их бьют, над ними издеваются, их стесняются собственные родители, эти родители стесняются самих себя… А все это происходит лишь потому, что родители обнаружили, что их сын хочет спать не с девочкой, а с мальчиком, а дочь хочет иметь отношения не с мальчиком, а с девочкой!

Мы же не осуждаем людей, которые родились с большой попой или короткими ногами, маленькими глазами или непропорциональными губами.

Другой цвет кожи, другой разрез глаз — мы принимаем все, что угодно, но только не это!

Вспомните фильм «Девушка из Дании», за главную роль в котором Эдди Редмэйн был номинирован на «Оскар». Его герой не может больше жить в мужском теле. Он понимает, что это ошибка природы, и идет на риск, чтобы ее исправить. Его мечта стать самим собой настолько сильна, что он не боится возможной смерти.

Ребенку, который в какой-то момент понял, что отличается от остальных, нужно объяснить, что он не прокаженный и не преступник.

Ваш родительский долг — пройти с ним весь путь от начала до конца, ведь семья — это когда любишь своего ребенка и примешь его любым, семья — это то место, куда ребенок может прийти всегда. Ваш родительский долг — научить этих детей существовать в нашем социуме (напомню, Россия — страна гомофобная). Нужно объяснить, что их личная жизнь не должна выходить за рамки спальни!

Да, вы придумали себе другую картинку мира. Но ситуация изменилась — вы попали в параллельную вселенную, в которой существует ваш ребенок. Придется перестроиться. Во имя любви! Для меня этот так!

Я никогда и ни при каких обстоятельствах не откажусь от своего ребенка.

Как в свое время не отказалась от друга… С актером Александром Годиком я познакомилась еще во время съемок в фильме «Любовные похождения Фальстафа». Я тогда была довольно маленькой и не до конца понимала, что такое гомосексуализм. Но я уже чувствовала, что мой друг очень сильно отличается от других людей. Сашка всегда помогал моей маме по хозяйству, собирал меня на свидания, чистил мои туфельки.

Однажды вечером он взял меня за руки и во всем признался. Он сказал, что он гомосексуалист.

«Я чувствую себя безумно одиноким и очень благодарен тебе за дружбу», — прошептал Сашка тогда.

Через несколько лет я сказала маме, что Саша — гомосексуалист. Моя мама — женщина очень строгих правил и железной воли, но она сказала, что ей все равно — она моего друга обожает всей душой! И правда, он был потрясающе светлым человеком и фантастическим другом. А остальное меня тогда не интересовало и не интересовало бы сейчас!

Любовь к семье, к близким друзьям не подчиняется правилам — это аксиома.

Она не требует доказательств, она существует вне зависимости от чего-либо!

Фото: личный архив Яны Поплавской

Семейный гороскоп