Елена Пинджоян: «Конкурс – это исключительно лотерея и шоу»

Елена Пинджоян: «Конкурс – это исключительно лотерея и шоу»

Главный редактор «Летидора» отправилась в театр-студию «Непоседы», чтобы поговорить с основателем студии Еленой Михайловной Пинджоян о феномене конкурсов, их подводных камнях и способности влиять на детей и их родителей.

Страну охватила «эпидемия» конкурсов талантов. Их хотят смотреть, в них хотят участвовать и с не меньшим рвением мечтают в них побеждать. Пока 5-й сезон шоу «Голос» (взрослая версия) в самом разгаре, идет подготовка 4-го сезона шоу «Голос Дети». Незадолго до старта одного из самых рейтинговых детских вокальных конкурсов страны главный редактор «Летидора» Ксения Краснова отправилась в святая святых юных талантов – театр-студию «Непоседы», чтобы поговорить с основателем студии Еленой Михайловной Пинджоян о феномене конкурсов, их подводных камнях и способности влиять на детей и их родителей.


Елена Михайловна, воспитанники коллектива «Непоседы» советуются с вами, прежде чем отправиться на кастинг «Голоса», или же это происходит «втихаря»?

Нет, «втихаря» у нас не бывают. И дети, и их родители спрашивают: «Можно мы попробуем свои силы в конкурсе?» Когда этот вопрос звучал на первом сезоне «Голоса», я отвечала очень-очень аккуратно и спокойно: «Хотите – пробуйте».

Таких желающих много было?

На первый «Голос» – человек семь-восемь. Одна девочка, Аня Заец, дошла до этапа батлов, а Ивайло Филипов стал финалистом. Я специально своим воспитанникам не говорила: «Идите и пробуйте». Мои комментарии были адресованы лишь тем, кто сам захотел участвовать в конкурсе. И то только так: «Тебе еще рано, тебе – тоже рано, а ты попробуй».

Ребята не обижались на такие слова?

Ну почему они должны обижаться? Лучше позаниматься и на следующий год пойти. Это прекрасно понимает любой разумный родитель. Зачем ребенка травмировать?

По опыту уже трех сезонов проекта можно сделать вывод, как дети воспринимают конкурс?

Я детям никогда не говорю: «Не идите на конкурс. Это очень сложно». Но я говорю себе: «Все! Это последний «Голос», в котором мы участвуем». Но в результате все равно получается так, что ты больше и больше втягиваешься в эти конкурсы… Однако, если честно, все это и правда очень и очень сложно.


А в первом «Голосе» вы предполагали, как дети будут переживать свои неудачи?

У меня уже был опыт конкурсов в прошлом. Мы начинали с «Утренней звезды» – это тоже был очень серьезный конкурс на центральном канале, в прайм-таймовое время. Я знаю, что это такое, знаю все эти закулисные игры родителей, волнение детей, переживания. Это очень серьезный психологический удар. Родитель обязательно должен подготовить ребенка или же привлечь к этому специалиста – психолога. Нужно четко объяснять ребенку, что он идет на конкурс, чтобы просто показать то, что он умеет на данный момент, и при этом результат абсолютно не важен. Ведь часто бывает так, что ребенок, которому говорят «Иди, ты должен победить!», не может этого сделать по абсолютно объективным причинам. Понимаете, не бывает в жизни так, чтобы ты был самым-самым лучшим. Всегда найдется тот, что еще лучше тебя. Если ребенок нацелен только на победу и окрылен словами «Ты должен идти вперед, расталкивая всех на своем пути к победе», то в итоге получается фрустрация и депрессия. А если его настроить на то, что конкурс – это интересное приключение, все будет по-другому. Да, приключение бывает разным: какое-то быстро заканчивается, а какое-то продолжается и продолжается. Вообще очень важен настрой – не только ребенка, но и родителя. Знаете, как родители передают им свой страх и волнение, как дергают и свое чадо, и всех остальных окружающих людей?! К сожалению, бывает и так, что взрослые ведут себя недостойно и начинают ради своего ребенка унижать и принижать других детей. А бывают родители, которые, наоборот, поддерживают всех и понимают, что, в принципе, конкурс – не самое главное в жизни, что это просто полезный жизненный опыт.

Надеюсь, таких больше?

Я тоже очень надеюсь на это. Но все же… в момент конкурса что-то происходит и у родителя, и, соответственно, у ребенка…

Вы о звездности и излишней самоуверенности?

Когда ребенок начинает демонстрировать первые успехи, родители часто хвастаются, говорят всем вокруг, какой их ребенок талантливый. А ребенок это слышит, его самомнение растет, и порой это мешает работать дальше. Даже я с этим столкнулась, несмотря на то, что мы в «Непоседах» стараемся убедить родителей правильно смотреть на этот вопрос. Когда идешь на такие серьезные конкурсы, важно понимать, насколько психологически к этому готов твой ребенок. Дело в том, что ребенка со слабой психикой все это может так сломать, что он потом просто никогда не будет петь или же опущенная самооценка в будущем приведет к страшным комплексам.

То есть, можно сказать, что розовые очки зачастую мешают родителям реально оценивать ситуацию?

Да, они часто не видят, настало ли время участвовать в серьезных состязаниях или пока рано в профессиональном смысле. Бывает, родители не слышат, что ребенок еще не интонирует достаточно точно. А вот лично для меня это очень серьезный показатель. Хорошее выступление – это своеобразный микс: микс таланта ребенка быть перед публикой раскрепощенным, его умение передать глубинный смысл песни, обладание чистой интонацией, тембрального окраса голоса. Многие взрослые считают, что если ребенок ритмично и чуть-чуть попадает в ноты, может что-то спеть, то он – звезда, ему можно идти на сцену. Но уровни-то разные! Одно дело – петь на школьном вечере, и другое дело – выйти на российскую сцену или на какой-то всемирный конкурс. К тому же важно понимать нынешнюю тенденцию: сейчас очень много коммерческих конкурсов, на которых ты выступаешь, если платишь за это деньги. Организаторам нужно, чтобы было много участников, поэтому они берут всех. Это, естественно, снижает общий уровень конкурса. И понятно, что профессионально сильные дети уже стараются туда не ехать, потому что ты должен мало того что заплатить деньги, так еще с тобой соревнуются дети, которые, скажем так, по уровню намного слабее. Такие конкурсы могут быть только для наработки опыта.

То, что многие родители не видят, что их ребенок не готов к конкурсу профессионально, – это понятно. Но ведь не заметить, что сын или дочь не готовы к соревнованиям психологически – пожалуй, невозможно. Что же тогда толкает их на такой серьезный шаг?

Конечно, слава! Родитель видит, что его чадо показывают на Первом канале, снимают про участников какие-то фильмы. У некоторых к жажде славы добавляется и желание заработать на ребенке. Я сама с этим столкнулась. Услышала фразу: «А зачем нам дальше заниматься? Мы и так в «Голосе» дошли до высших ступеней. Давайте нам концерты, выступления платные, чтобы мы зарабатывали деньги». Понимаете, то есть речь шла не о том, что надо продолжать работать над собой, потому что «Голос» – это все равно конкурс, даже, скажем так, лотерея. Это необъективный конкурс голосовых данных детей. Оценка составляется из очень многих позиций, вплоть до того, что в момент слепых прослушиваний наставники бывают банально физически очень уставшие. Вот представьте: конец съемочного дня, силы человека уже на исходе, к тому же наставник может задуматься о чем-то своем и не повернуться к очень хорошему ребенку. Или же они говорят, что заслушались. Да, пела девочка хорошо, но человек заслушался и не повернулся к ней. Вот такое оправдание…

Какое-то невнятное оправдание…

И я о том же! Это необъективная оценка! Потом часто наставники поворачиваются к маленьким деткам, потому что их жалко. Как только они услышали детский тембр, уже независимо от того, попадает этот ребенок в нотки или не попадает, они могут нажать кнопку и повернуться. Это лотерея, это игра, это шоу. Это в первую очередь телевизионное шоу. И на это надо реагировать, как на телевизионное шоу, а не как на профессиональную оценку голосовых данных ребенка.

А сами дети это понимают?

Если им это объясняют, то они могут понять. Но им же надо это очень доходчиво объяснить. А для того чтобы это сделать, родитель сам это должен понять. Если родитель приходит на конкурс как на праздник и так же настроил ребенка – выйди, дочка, на сцену и просто получи удовольствие – и сам за кулисами наслаждается процессом, а не волнуется, то все в порядке. А есть такие родители, которые так переживают, что сами теряют сознание, когда их чадо выступает. Что этот бедный ребенок может спеть на сцене, если он чувствует, как родитель нервничает? Он сам волнуется, выходит на сцену, на него устремляются лучи софитов, а перед глазами отвернутые от него кресла...


А если они повернутся, нужно же еще самообладание сохранить!

Конечно. Вот к нашей девочке – Машеньке Знатновой – повернулись. А она от счастья и волнения просто сорвалась. Она, правда, потом допела, но она остановилась, у нее сорвался голос от волнения. Я говорю, что это все очень сложно и очень страшно.

Репетируют ребята песню именно на этой сцене?

Конечно. Один раз. С оркестром «Фонограф» они репетируют. И потом один или два раза перед этапом батлов. А на слепых прослушиваниях, когда детей очень много, просто нет такой возможности.

Конкуренция между детьми из «Непосед» есть? Или у вас очень сплоченный коллектив?

Опять же все зависит от родителей. В прошлом году получилось так, что наши девочки – Лорочка Григорьева и Ариша Миронова – были в команде у Димы Билана и притом попали в одну тройку. Лора (ей 13 лет) настолько сильно поддерживала Аришу (ей 8 лет), что не было никакого соперничества. Они, наоборот, очень помогали друг другу. А мама Аришина говорила: «Боже мой, для нас это такая честь – попасть с Лорой в одну тройку! Честь просто быть рядом с ней, петь с ней». То есть вот такое вот было отношение! А бывает, что родители уже на стадии отбора в «Останкино» (он проходит перед слепыми прослушиваниями) обсуждают, что будет, если их дети окажутся в одной команде и будут выступать в батлах друг с другом…

Ничего себе! Далеко идущие у них планы…

Да, они уже в финал смотрели. «Твоя в любом случае тогда мимо», – говорит одна мама другой. Ну как вот так можно сказать? И это не шутка. Я не буду называть фамилий. Я видела, как перед выступлениями в тройках, когда важно, чтобы, несмотря на командное выступление, внимание обратили на каждого из выступающих, одна мама подходит к нашей девочке и говорит ей прямо в глаза: «Ты почему сняла манеру пения моего ребенка?! Что это такое? Ты полностью повторяешь то, что делает моя дочка! Чтоб не смела так петь!» Вы представляете, она говорит это 10-летнему ребенку! А еще был случай с моими подопечными. Предположим, выходят три девочки на сцену и прямо в тот момент, когда ее объявляли, она сказала остальным: «Можете не напрягаться, у меня уже все схвачено, я выиграю!» Понимаете, это же не дети придумали, это их родители так настроили. Представляете, до какой степени можно превратить добрый детский конкурс вот в такую битву жестокую? И зачем это делать? Это же все-таки дети, а не бои без правил!

Мне кажется, что это вопрос к родителям…

Разумеется. На первом «Голосе» я не была, а вот на второй и третий сезон ходила поддерживать ребят. Я видела, как сама команда проекта внимательно относится к участникам. Аксюта (Юрий Аксюта – главный продюсер музыкальных и развлекательных программ Первого канала – прим. ред.) на собраниях с родителями четко расставляет все по своим местам, просит спокойно реагировать на происходящее и воспринимать это как шоу. Естественно, родители не всегда это слышат. Дети, которым сказали «Ты должен пройти вперед, расталкивая всех», ничего больше не слышат, если их так настроили. Но сами организаторы конкурса, местные психологи и сами наставники – все стараются с детьми сдружиться, стараются создать максимально благоприятную атмосферу. Вот, например, в прошлом году у нас много детей было в команде у Димы Билана. Дима – молодец! Он вместе с детьми куда-то ходил, сплотил их. Также помню, как в первом сезоне Ивайло Филипов из команды Макса Фадеева искренне радовался за победу Алисы Кожикиной. Он говорил, что Алиса маленькая, но она очень крутая.


А как относятся дети к наставнику, если тот не взял их в следующий тур? Обижаются, наверное?

Не думаю. Наставники – они молодцы. Знаете, их же специально выбрали. Это люди, которые в первую очередь неравнодушны к детям. Они со всеми общаются, всем дарят приятные подарки. Наверно, конечно, осадочек внутри у детей остается… Но наставники всегда очень хорошо аргументируют свое решение, они каждому участнику говорят, что он замечательный. И ведь так и есть! Если ребенок попал на слепые прослушивания – это уже не просто так. Это значит, что юный певец уже что-то из себя представляет. Ребенка, который совсем ничего не умеет, туда не пустят.

Если резюмировать все сказанное, вы все-таки «за» такие конкурсы?

Если ребенок психологически готов, то для самосовершенствования конкурс – очень хороший опыт. Это как ступеньки. Мы поднимаемся по ступенькам к чему-то достижимому...  Ведь что-то все равно достигается, правильно? И нет предела совершенству! Если же ребенок психологически не готов, то конкурс может запросто всю будущую жизнь перевернуть. Проигрыш может вызвать такое падение самооценки, что ребенок может вообще никогда в жизни на сцену не выйти.

А заметна ли тяга детей к сольным выступлениям? Мне кажется, что раньше большинство хотело выступать именно в коллективах…

Такая тенденция есть. Как есть и тот момент, что многие дети, которые достигают определенных высот в «Голосе», уже не хотят в «Непоседы» ходить, говоря, что они все умеют и им пора деньги зарабатывать.

То есть получается, что в «Непоседы» они ходили именно для этого?

До этого – нет. А вот сейчас уже, наверно, некоторые – да. Они приходят в «Непоседы» ради того, чтобы потом попасть в «Голос». Сейчас я четко это заметила. Дети целенаправленно идут к нам только ради того, чтобы попасть на конкурс. Не для того, чтобы чему-то научиться, а для того, чтобы быть на сцене «Голоса». А для того, чтобы попасть на эту самую заветную сцену, нужно чему-то научиться…

Мне всегда казалось, что дети хотят попасть в «Непоседы», потому что знают, что ваши воспитанники выступают на крупных концертах.

Конечно, и сейчас тоже многие приходят по этой причине, ведь часто первые творческие шаги детей происходят именно на сцене Кремлевского дворца. Но у многих здесь чаша весов перевешивает в сторону годовалого эфира в «Голосе». Но детей, которые были на первом «Голосе», уже, к сожалению, мало кто помнит… Их очень много, это быстро забывается. И далеко не все родители это понимают. Есть дети, которые вот уже четвертый раз подряд идут на кастинг, чтобы их взяли на «слепые прослушивания».

Сколько упорства!

Да. Не берут, а они все равно готовятся. Вот после второго «Голоса» дети часто решали, что они уже все умеют и им не нужно больше заниматься, а родители считали себя великими продюсерами, которые смогут самостоятельно дальше все делать. Сейчас они поняли, что это не так, и локти себе кусают. Но после третьего «Голоса» у нас уже было все нормально. Практически все те, кто участвовал в конкурсе, продолжают обучение в «Непоседах». А многие готовятся и к взрослому «Голосу».

Вообще у вас, Елена Михайловна, такая миссия невероятная – вы же психолог!

Я? Нет. По образованию – нет, но по жизни часто приходится им быть. Бывает, что дети не могут обсудить с родителями какие-то проблемы и идут ко мне. Я никогда не забуду, как мы с Сережей Лазаревым долго обсуждали, куда ему идти дальше учиться. Он хотел пойти по следам наших первых выпускниц Жени Тремасовой и Алены Малиновской и поступить в Гнесинское училище. А я уже на тот момент увидела, что это не очень хорошо, потому что девчонки потеряли тогда собственный окрас тембров, они пели хорошо, но ничем не выделяясь из других выпускников и учеников Гнесинского училища. Я Сережу начала отговаривать. К тому же я прекрасно видела, какой он актер! Это надо было дальше развивать. Мы с ним долго очень разговаривали, в результате он поступил на актерский факультет. Естественно, какие-то еще разговоры бывают. Я никогда ни на чем не настаиваю, но что-то посоветовать уже могу – все-таки опыт имеется (улыбается).


Фото: личный архив студии «Непоседы»


Лого letidor.ru

Комментарии

Читайте также