Про перекись, Незнайку и упавший стул

Про перекись, Незнайку и упавший стул

Вечером на Старшего™ упал стул. Дело-то в общем житейское и для нас не редкое. Это мягко говоря. Однако сегодня ситуацию оживлял Младший™, поспавший вечером ровно 10 минут и пребывавший в связи с этим в дурном настроении. Это тоже мягко говоря.

Вечером на Старшего™ упал стул. Дело-то в общем житейское и для нас не редкое. Это мягко говоря. Однако сегодня ситуацию оживлял Младший™, поспавший вечером ровно 10 минут и пребывавший в связи с этим в дурном настроении. Это тоже мягко говоря.


Я лежу в комнате и прихожу в себя после выполнения родительских обязанностей в дождливый день. Sapienti sat. Муж только что прискакал с работы и пасет наследников на кухне.



Бум. Шлеп. Пауза.
— Ааааа! АаааАААА! АААААААААААААА!!!! МАААААМААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!
— Олькааааа!


Бегу на кухню. Двадцатикилограммовое дитя орет, истекает слезами и лезет мне на ручки. Ор при этом получается непосредственно мне в ухо. Восьмикилограммовое дитя орет от испуга. Оно у нас нежный цветочек и громкие звуки не уважает.


Разворачиваю свернувшееся в трубочку ухо, вытираю слезы-сопли, оглаживаю, зацеловываю, успокаиваю. Ржу в сторонку. Муж проделывает все то же самое с Младшим™. Оглядываю поле боя. Кровь и правда хлещет. Велю тащить перекись.


Тут стандартный сценарий дает сбой. Обычно Старший™ кобенится несколько минут, потом дает промыть пострадавшее место перекисью и требует его забинтовать. Почему-то он очень любит бинт.


Сегодня при намеке на перекись ор только усиливается. Чертов Незнайка. Помните, там Пилюлькин лечил Незнайку и уверял, что и занозы вытаскивать не больно, и йод не больно, а наколотый несколько раз подряд Незнайка ему потом не поверил и сбежал от градусника? Во. Необыгранная книга — прошедшая мимо книга. Прекрасно знающий о свойствах перекиси Старший™ орет так, что успокоившийся было Младший™ заходит на второй круг.


Орут оба.


Старший™ не успокаивается ни в какую. Не помогает ни-че-го. Ни уговоры, ни честное слово, что больно не будет, ни посулы мороженого. Я вспоминаю, что из мелких игрушек у меня заныкано на такой случай. Понимаю, что ничего. Бежать в магазин за Ви из Чаггинтона не хочется жутко. Я психую. Муж высылает меня с Младшим™ в комнату и начинает обработку Старшего™ сам.


Младший™ обиженно всхлипывает и напрочь отказывается хоть на секунду слезть с моих рук. Слегка его успокоив, выхожу в коридор.


Из ванной доносятся взревывания и отдельные слова.


— Вот посмотри... Только пена... Это кислород... Мы им дышим... Небольно...
— Хлюп. Ааааа... Бооооольно. ААА. Больно будет!
— Кислород, он в воздухе... Ну что, лучше йод?... Ну давай сам...
— Аааааа! Нееееет! Больно!


Муж заходит ко мне.


— Слушай, он так верещит... Может в травмпункт?


Тут надо сделать ремарку. Наш Старший™ травмпункт уважает. Во-первых, это развлекуха. Там игрушечный домик. Во-вторых, на дворе вечер. Поездка означает откладывание укладывания. Бонус в глазах мальчика нехилый. И в-третьих, в травмпункте папа может показать всякие интересные вещи на компьютере.


И правда, чо б не скататься. Мальчик это просит даже после обычных ссадин. Дорога-то проторена. Но я зла, и в дикую и жуткую боль не верю.


Папа возвращается в ванную.


— Ну давай сам... Ты же большой... мама с папой не всегда рядом будут... Надо уметь самому... Перекись — это не больно... Да правда не больно... Микробы... Антибиотики... В больницу... Резать придется... Инфекция... Давай сам...
— АААА! Нееет! Пусть мама! Мааааамаааааа!


Иду к ним. Младший™ моментально пугается и закатывается.


Орут оба.


Передаю мелкого папе.


— Так. Давай. Раньше сядешь-раньше выйдешь. Давно бы уже все сделали. Ну давай. Раз, два, три!
— АААААААААА!!!! Больнаааааааааааааа!


От резкого вопля младшенький на руках у мужа дергается и с размаху входит головой в косяк.


Орут оба.


— Ну все, заяц, уже все.Ты у нас молодчина, ты герой и храбрец. Ну уже все все, смотри, все закончилось. Ты у нас умница.
— Больно бууууудет...
— Что будет-то? Все уже позади. Уже все сделали. Смотри, какой ты молодец. Уже все, ничего больше не надо, только бинт.


Сидя на стиральной машине, всхлипывает. Успокаивается. Вытирает глаза.


Младший™ захлебывается слезами.


— Давай, меняемся детьми.


Забираю Младшего™, утешаю, успокаиваю. Муж бинтует Старшего™.


Все четверо возвращаемся на кухню. Выдаю пострадавшему мальчику мороженое, наливаю мужу суп. Сидим, выдыхаем.


— Мама, я был молодец?
— Молодец-то молодец, но чего ж ты так орал? Перекись — это ведь не больно.
— Мам! Ну я знаю, что не больно. Но я думал, что будет больно! Я ведь правда молодец?
— Молодец. А давай-ка посчитаем новые седые волос у мамы...


Доедает мороженое. Сопит. Уносится к мультикам. Растревоженный Младший™ вопит, как только оказывается не на руках. Мы хорошие в целом. Шумноватые только.


Ухожу приходить в себя в комнату.


— Пап, я пойду и договорюсь. Вот сейчас пойду. Правда!


Топот в коридоре.


— Мам, к тебе можно?
— Ну...


Умильная морда в щелке двери.


— Мам, а мам. Давай договоримся. Я съем второе мороженое, а вот третье не буду! Давай так договоримся! Давай?
— Ыыыыы. Ладно, сгинь только с глаз моих.
— Ты разрешаешь?
— ДАААА! Исчезни ты уже!


Обрадованный топот по коридору.


— Мама разрешииииилаааааааа!!!!


От наших воплей Младший™ вздрагивает и начинает плакать. Тихий семейный вечер продолжается.

Лого letidor.ru

    Комментарии