Ирина Данилова: "Дети в воде учатся контролировать свои эмоции"

Ирина Данилова: "Дети в воде учатся контролировать свои эмоции"

Ирина Данилова, специалист по грудничковому плаванию и фридайвингу, открыла свою школу грудничкового плавания в Дахабе: "Грудничковым плаванием я занимаюсь с 2007 года, когда у меня родилась дочка. Появилось понимание, что контакт с ребенком в воде – это ни с чем не сравнимое удовольствие от чувства, что тебе полностью доверяют".

Ирина Данилова, специалист по грудничковому плаванию и фридайвингу, открыла свою школу грудничкового плавания в Дахабе:


"Грудничковым плаванием я занимаюсь с 2007 года, когда у меня родилась дочка. До рождения дочери я работала, как все, в офисе на Рубцовской набережной, ходила в бассейн напротив работы и занималась фридайвингом. Это для меня было как продолжение любимой йоги: во фридайвинге тоже нужно уметь избавляться от лишних мыслей и прогонять все тревоги, правильно дышать, а скорее не дышать вовсе. Я тогда курила, пила алкоголь, носила костюмы и ходила по «важным встречам». С рождением дочки все изменилось: никуда не надо было спешить, никакого "напряга" и "тотал-контроля". А этого очень не хватало. И я придумала ходить с ребенком в бассейн! Ходили мы с ней каждый день, как на работу, с утра пораньше. Я ее поддерживала под голову, а она плыла. Так появилось понимание, что контакт с ребенком в воде – это ни с чем не сравнимое удовольствие от чувства, что тебе полностью доверяют.


Через полгода случился кризис: моя контора разорилась, у мужа начались сокращения, мы успели купить новую машину в кредит (квартира у нас тоже в кредит была куплена), по этим счетам надо было платить. И мы решили уехать в Дахаб, взять таймаут на раздумья. Был февраль: в Дахабе было холодно, ветрено, море - градусов 19-20, дочка сначала возмущалась таким перепадам температуры (в бассейне вода была 24-26 градусов). Но я упорно продолжала  с ней занятия. Мы прожили в Дахабе полгода, расслабились, успокоились, отдохнули и уже решили отправляться обратно, как вдруг в Дахаб начали приезжать знакомые с детьми, которых тоже, как и нас, коснулся кризис, и стали просить учить их грудничков плаванию.


И тут меня как-то накрыло: я поняла, что это мое! Что мне нужно учить людей общаться со своими детьми в воде. Мы вернулись в Москву окрыленные: муж нашел удаленную работу у Касперского (он программист), а я поняла, чем мне стоит заниматься в жизни.


На следующую зиму мы уже приглашали друзей в Дахаб, друзья приглашали знакомых, и все эти люди поддерживали мою идею о том, что ванна или бассейн – это все от безысходности, а лучше открытого водоема ничего нет в природе. Все сторонники той же точки зрения приезжали к нам, и я проводила мастер-классы по грудничковому плаванию. В первую зиму собралось человек, наверное, 10, больше я бы не смогла просто обучить. И так рук не хватало, но я справилась. В первый раз гости моего семинара жили у меня бесплатно. Я брала деньги только за занятия.
Фридайвинг я тоже не забывала, учила и занималась сама в перерывах между преподаванием. В Дахабе я познакомилась с Игорем Чарковским и Леной Фокиной. Набиралась у них опыта, и в результате создала свою методику: не такую мягкую, как Birthlight, но и не такую жесткую, как у Лены Фокиной.


В общем, на следующий год я попыталась сделать свое увлечение бизнесом: начала брать с приезжающих по 200 евро за месяц пребывания в нашей коммуне, но ничего не получилось: люди требовали за такие деньги чуть ли не пятизведочного обслуживания, которое мы физически не могли им предоставить. У нас было помещение с внутреннем двором, где мы сделали что-то вроде детского сада (там, где мы жили, не было машин, дети сами ходили в магазин за молоком, им было привольно и хорошо), а взрослые создавали массу проблем: то унитаз потек, то еще что-нибудь.


Через год я пришла к схеме, в которой остался минимальный взнос - 20 евро без ограничения времени пребывания. Начали приезжать вполне спокойные люди без «понтов», которым был важен сам процесс – а это дорогого стоит.


Вода - она, как портал, войдя в нее и научившись в ней быть, человек меняет свои взгляды на многие вещи, учится контролировать свои мысли, не тратить энергию впустую на эмоции (эмоции сжигают кислород - помните об этом!), соответственно, меняетесь вы сами, и перед вами начинают открываться многие двери, которые до знакомства с этой стихией были для вас закрыты. Люди, занимающиеся фридайвингом, меняются, находят свой путь в жизни, как бы пафосно это не звучало. А для малыша – это дополнительная среда развития.


Дети в воде учатся контролировать свои эмоции (в воде-то не поорешь), задерживать дыхание надолго (среднестатистический четырехлетний малыш, занимающийся с рождения сначала грудничковым плаванием, а потом фридайвингом, может нырять на 4 метра и его ушные перепонки становятся эластичными, что дает острый слух и защищает от отитов). Многие гиперактивные и первозбуждаемые дети успокаиваются после занятий.


Вообще, дети живут в «здесь и сейчас», в настоящем, потому у них нет мыслей о будущем и воспоминаний о прошлом, их ничего не тревожит. И любой ребенок, занимающийся фридайвингом, даст фору взрослому, потому что эмоции сжигают кислород, а это единственно важный ресурс для фридайвера. И если научиться их не испытывать, то можно нырять, хоть на сто метров!


Фридайвинг – это мощная психотехника, обучающая контролировать свои мысли и эмоции. Она учит наблюдать за эмоциями – не испытывать их прямо здесь и сейчас, и не запихивать их поглубже в себя, что почти одинаково вредно либо для себя, либо для окружающих. А вода, открываясь в человеке, приносит гармонию.


Плавание и естественное плавание – это абсолютно две разные техники. Вы когда-нибудь видели ребенка, который попадает первый раз на глубину и не боится ее? Он начинает плыть! Не брассом и не кролем, и, конечно же, не баттерфляем, но плыть, отталкиваясь от воды ногами и свободно раскинув руки, как он бегает по земле.



А теперь поговорим о мифах, которыми уже успело обрасти грудничковое плавание, итак:


Миф 1. Если до 3-х месяцев не начали, то позже ничего не получится.


Неправда. То есть теми техниками, какими пользуются у нас, действительно не получится. Поясню: у нас распространены две техники – «дуй в нос» и «ныряй!». Обе они основаны на условных рефлексах ребенка. Первый на том, что когда ребенку дуют в нос, он задерживает дыхание и сразу после этого его погружают в воду, а второй - на том, что когда ребенку кричат «ныряй!» он, якобы, поняв, что ему говорят, должен задержать дыхание и нырнуть! Конечно же, ребенок не понимает в грудничковом возрасте слов, он просто начинает бояться этого крика, весь зажимается, и, соответственно, не дышит. А в первом случае, ребенок, конечно же, задержит дыхание, когда ему дуют в нос, но потом-то он захочет вдохнуть, и часто это происходит в воде. Потому что безусловный рефлекс задержки дыхания в водной среде ослабевает, а навык ему на смену не приходит.


Миф 2. Нельзя прерывать занятия.


Неправда. У ребенка бывают кризисы роста, у него может быть просто плохое настроение – стоит ли ломать ребенка, который в этот день не хочет нырять? Может, стоит прислушаться к нему и его настроению? Мне кажется, ничего страшного не произойдет, если вы сделаете перерыв в плавании на некоторое время. Это даже полезно, максимализм неприемлем ни в каком деле, тем более в том, что касается ребенка. Кроме того, надо ориентироваться на свое настроение и состояние, потому что все это транслируется на ребенка. Мама должна быть счастлива и спокойна.


Миф 3. Надо учить плавать НАД водой.


Неправда. Плавание над водой предполагает контроль над дыханием (без правильного дыхания далеко не уплывешь – все, кто занимались плаванием, об этом знают), а это годовалому ребенку осваивать еще рано. В результате, ребенок начинает учиться плавать в надувных кругах и нарукавниках, таким образом рвется связь между ним и мамой. Надо просто помогать ребенку освоить водное пространство, в этой помощи - море взаимного доверия.



Читайте также:
Лето у воды: как научить ребенка плавать
Детское плавание в дикой природе: правила безопасности
Как прожить лето, чтобы не болеть зимой

Лого letidor.ru

Комментарии