Роды за границей: француженка в Москве

Роды за границей: француженка в Москве

Француженка Вирджини долго не могла определиться с выбором роддома в Москве, но в итоге все же нашла и хороший роддом, и своего врача.

Француженка Вирджини родила свою дочку Сати в шестом роддоме Москвы и поделилась своими впечатлениями с «Летидором»:


– Почему нет фотографий из роддома? Меня никто не предупреждал, что будет торжественный выход. Муж и свекровь встретили цветами, но забыли про одежду, и поэтому я выходила практически в одной пижаме и без макияжа. Да и во Франции мы выходим из роддома не особо торжественно. Было лето, очень жарко, но дочку закутали как будто на улице минус 20. У русских есть такая традиция – тепло кутать младенца и повязывать на кулёк бантик.


Рожать в России я решила, потому что здесь живу, и у меня русский муж. Я не хотела в такой важный момент быть от него далеко, и три месяца жить у мамы тоже не впечатляло. Я люблю свою жизнь здесь, свое пространство, квартиру и, разумеется, мужа.


Шестой роддом я нашла не сразу, сначала отправилась в ЦПСИР на Севастопольской, который мне как иностранке многие советовали. Но когда объявили условия – находиться одной в комнате, либо в огромных трехкомнатных апартаментах, с просто врачом или с врачом первой категории, который дороже, потому что в его задачи входят административные функции, я быстро поняла, что роды там «коммерческие». Мне это не очень подходило. Я хотела спокойной обстановки и естественных родов. А там сразу же сказали, что, поскольку я хрупкая, то рожать сама не смогу, и мне будут делать кесарево. Я не хотела, у меня был выбор.


И до беременности, и во время я занималась йогой. Там, где я занималась, узнавала про различные места и способы родов. Хотела рожать в воде, но в России это не разрешается. В йога-центре мне дали контакт Центра Традиционного Акушерства и семейной медицины Sadovoy Center, где я нашла акушерку, которая специализировалась на естественных родах и говорила по-французски. Мне понравилась ее точка зрения на роды. Она предлагала несколько вариантов – либо рожать дома, что я не очень хотела, либо в клиниках, среди которых был роддом №6. Я выбрала его, потому что центр находился недалеко от дома, и там была ванна.


В последний день перед родами Ольга была с нами, ждала, когда придет время, чтобы вместе отправиться в роддом. Особенного ничего она не делала, к чему я тоже не была готова, так как предполагала, что чем-то она все-таки поможет, когда начнутся схватки. Как выяснилось, в такой момент помочь нельзя ничем. Когда пришло такси, мы отправились в роддом. Для начала стоит представить лицо таксиста, в машине которого я начала рожать. Я не могла сидеть, а акушерка уже даже приготовила место для родов на заднем сиденье. На красном светофоре и в пробках из соседних машин увлеченно наблюдали, как женщина вот-вот родит прямо в такси. Но мы доехали почти за пять минут.


Во Франции, да и во всем мире, рожающую женщину сразу кладут на кушетку и везут в палату. Здесь же сначала нужно обязательно зарегистрироваться, а потом переодеться. И вот, я рожаю, а меня просят подождать. Поскольку уже во всю продолжались схватки, кричать я не переставала. Вокруг меня сидели женщины на 6-7 месяце, которым было страшно интересно, как же все-таки рожать – больно или не больно. Могу представить, что они подумали в тот момент.


Я не знаю, сколько прошло времени, 10 минут или час, но, наконец, нас вызвали в регистратуру, где нужно было назвать свое имя и место регистрации. Когда стало понятно, что я иностранка, женщина в регистратуре, работающая там с открытия этого роддома, стала переживать и долго не могла меня записать, потому что не знала, как поменять раскладку на клавиатуре. Я кричала, потому что думала, что вот-вот рожу, еще не подозревая, как далека от этого момента. Раскладку помог переключить муж, и мы наконец вошли в комнату, где нужно было переодеться.


Все прошло хорошо, если не брать в расчет несколько моментов. До ванны я так и не добралась, а очень хотела хотя бы там полежать, чтобы расслабиться, но уже было поздно, со схватками туда не пускали. Ну и осмотр врачом сразу же после родов – то еще испытание. В Европе этого уже давно не делают, так как считают, что мучить женщину после родов – уже слишком, нужно оставить ее в покое.


Мама особенно не переживала, что я выбрала для родов Россию, свекровь была рада, что я рожаю здесь, а не где-нибудь в тропиках. Она считает, что надо рожать там, где живешь, потому что иначе с ребенком будут проблемы, ну это уже совсем другая история.


Недоволен был только муж, он не хотел, чтобы я рожала здесь, потому что думал, что тут со мной и ребенком будут плохо обращаться. Он очень не хотел, чтобы это был старый роддом, спрашивал, не из соображений ли экономии на ребенке я это делаю. В конце концов ему всё понравилось, потому что он присутствовал при родах и видел, что с нами всё в порядке. В роддоме мы были всего сутки.


У дочери двойное гражданство, но мы не задумывались об этом и не знали, что рожать в России удобно, потому что документы на ребенка здесь получаешь буквально сразу. Во Франции мне бы пришлось пару месяцев ждать свидетельства о рождении.


Когда родилась Сати, на следующее утро мне позвонили домой, и спросили, у меня ли появился ребенок. КГБ? Роскомстат? Я не знала, что здесь есть традиция приходить из поликлиники и смотреть, все ли в порядке с мамой и ребёнком, хорошие ли условия. Через несколько дней, когда стало поступать слишком много указаний по поводу того, что есть нельзя, а что можно, и в результате выяснилось, что можно есть одну гречку, я решила, что такой помощи достаточно, и отпустила заботливых врачей. Во Франции гречки вообще нет, там я с такими подсказками умерла бы от голода. Беременные француженки едят всё, и я не исключение.


Я не чувствовала себя заброшенной иностранкой, родившей в России. Мне было очень хорошо с ребенком, говорят, когда роды естественные, контакт с ребенком налаживается мгновенно. Уже потом, конечно, сложнее. Гулять негде, зима длинная, приходится снимать и надевать много одежды.


Здесь ребенок чуть покашлял, к нему уже несутся и ахают. Конечно, нельзя быть пофигистом, но немного расслабиться всем просто необходимо. Всё в порядке. Не надо думать, что мама не сумеет справиться с ребенком. Почему-то здесь принято считать, что мамы не справляются с детьми и должны отдавать детей бабушкам. Потому что у них опыт. Но какой же опыт, если они своих детей тоже отдали бабушкам.


Русские бабушки постоянно обо всём беспокоятся! Простите, я не могу молчать, но от них постоянно слышишь, как надо делать, чем кормить и чего не делать. Они всё хотят контролировать. Когда приезжала моя мама, она гуляла и проводила время с внучкой, но не пыталась без конца наблюдать за её жизнью, у неё же есть еще и своя. Надо заметить, у французских бабушек нет такой напряженности и тревожности в проявлении заботы. Русским не хватает лёгкости.


В России отношение к беременности такое, будто женщина в это время больна. У нас декрет длится всего 3 месяца, здесь – гораздо дольше. Кормящая мама тоже считается практически больной: ей ничего нельзя делать и ничего нельзя есть. Если слушать все советы для молодых мам в России, можно чокнуться. Но в России беременную женщину пропустят, уступят ей место, а во Франции к ней отнесутся также, как к другим женщинам.


До беременности я ходила в Европейский медицинский центр, но беременным я бы его не рекомендовала. Когда я первый раз пошла к врачу, еще не зная о ребёнке, там мне сказали: «Вы беременны, у вас угроза выкидыша». Оттуда я вышла с двумя мыслями: «Ах, я беременна! Ох, выкидыш!» У меня непростой характер, поэтому я твердо решила, что ни за что не хочу больше слушать такие глупости. Будь что будет, главное – оставаться спокойной. До последнего дня я занималась йогой и даже делала перевернутые позы. Ела всё подряд, а за день до родов съела литр шоколадного мороженого. Правда, дочка теперь его обожает.

Лого letidor.ru

Комментарии