Роды в Норвегии: кофе для рожающей мамы

Роды в Норвегии: кофе для рожающей мамы

Лена Беншин рассказала о том, что беременность «по-норвежски» – это естественный процесс, которым необходимо наслаждаться, причем не в одиночку, а обязательно обоим родителям.

Беременность и роды в Норвегии – это санаторий. Причем наслаждаться процессом непременно должны оба: и мама, и папа. Суровая и величественная природа, неспешность с одной стороны и идеальная отлаженность медицинской системы с другой, вертолеты, плотный ужин перед родами, даже если уже начались схватки, и обязательное поздравление родителей и малыша со свечами и норвежским флагом – об этих и других интересных подробностях родов в отдаленной норвежской деревне мне рассказала Лена Беншин.


111.jpg«Первый раз я оказалась в Норвегии в сентябре 2003 года, страна фьордови сказочной природы произвела впечатление, которое одной фразой можно охарактеризовать так: никто никуда не спешит. Это касается всего: людей, природы. Если начинается дождь, он не спешит прекращаться, если светит солнце, то оно порой светит круглые сутки, а если норвежцы встретили друзей, то они не спешат с ними прощаться.


Многое в Норвегии меня удивляло. Например то, как норвежцы относятся к закону, как все платят за въезд в лес, несмотря на то, что никаких камер слежения и контроля нет. Как на сельских дорогах фермеры оставляют свой урожай в специальных будках, где каждый может купить то, что ему нужно, оставив деньги в коробочке и взяв сдачу из той же коробочки. Цены написаны в специальной тетрадочке, весы есть – взвешивай и покупай. Хозяин будки вечером забирает выручку, а утром пополняет ассортимент.


Удивляли суровые норвежские мужчины, которые потерявшись,  никогда не спросят “Как пройти в библиотеку?”, а будут настойчиво искать путь к этой библиотеке самостоятельно. Спросить – расписаться в своей беспомощности. Но ведь они потомки викингов, и такое просто невозможно. Зато дома эти самые потомки могут спокойно приготовить ужин, зажечь свечи и даже пустить слезу, просматривая фильм или слушая новости о чем-то ужасном. Мы - великие романтики и большие дети, только мы это не покажем, потому что мы настоящие норвежские мужчины. Вот такая логика. Впрочем, это не мешает суровым мужчинам гулять с колясками в свободное время. Папы с детьми в парках, папы в кафе, кормящие детей. А где же мамы? Мамы, конечно, встречались, но папы выделялись больше.


Наш дом расположен в глубинке: с одной стороны побережье Северного моря, с другой - Швеция. Переехав в поселок из города, испытываешь шок. Хотя, наверное, шок больше связан с чистым воздухом и всем тем новым, с чем приходится столкнуться. В нашем поселке нет ничего! Только дома, железнодорожная станция, парикмахерская и две заправки. Школа, сад, магазин - все в соседней деревне. Это 40 минут пешком или 5 минут на машине. До ближайшего города 17 км. Правда, городом это назвать сложно. Около 7 тысяч жителей, фактически никакого производства, зато центр фильке, т.е. в нашем понимании областной центр.


В Норвегии из-за того, что довольно накладно иметь больницы близко друг от друга, существуют докторские центры, где обычно несколько участковых ведут приём больных, там же и мини лаборатория. Попасть к такому участковому можно только в случае, если у тебя есть вид на жительство, и ты находишься в их системе. Те, у кого его нет, посещают дежурного врача, который занимается обычно всевозможными экстренными случаями. Как только вас зарегистрировали и выдали вам специальный номер, можно выбрать себе врача. Выбор участкового происходит на специальном сайте. Там можно посмотреть сколько всего мест у участкового, как много у него пациентов, есть ли свободные места и т.д. Мой участковый врач работает в соседней деревне. Наш врачебный центр - это два специалиста терапевта, муж и жена, две медсестры и лаборатория. Участковый может быть и семейным доктором, если вы этого хотите. Если есть жалобы, сначала направляетесь к вашему участковому. Он или назначает лечение или направит к специалисту в более крупный центр (больницу), куда без направления, кстати, попасть нельзя. Частные клиники тоже есть, но их мало, и особым спросом в провинции они не пользуются.  К тому же ближайшая находится от нас в 200 км.


В 2005 году в нашей жизни произошло два значительных события. Первое – мы все узнали, что мой отец смертельно болен. Второе – я была беременна. Так, один человек прощался с этим миром, а второй готовился к встрече с ним.


Первым делом, нужно было пойти к участковому и зафиксировать беременность. Для подтверждения беременности врач взял анализ мочи. Лаборатория зафиксировала состояние беременности и нас с мужем поздравили с этим событием. Взяли еще некоторые анализы: кровь на ВИЧ, гепатит, содержание железа, резус фактор и гинекологические заболевания. Далее нам сообщили, что следующий визит через 12 недель. Если будут жалобы, милости просим, но беременность это не болезнь, это состояние которым нужно наслаждаться.


Нас снабдили массой различных книжек и распечаток, графиком посещения врача и акушерки, а на кассе сообщили, что поскольку я беременна, все оплачивается государством. То есть ведение беременности и роды – бесплатно, а вот если ухо заболит, придется платить.  Врач предупредил меня, что на следующем приеме лучше появиться снова вместе с мужем. Ведь беременность – это процесс обоих: и мамы и папы.


Итак, беременность «по-норвежски» – это естественный процесс, которым необходимо наслаждаться, причем не в одиночку, а обязательно обоим родителям.


И именно поэтому все проходит с минимальным вмешательством врачей. Сохранения беременности практически нет. До 12 недель беременность не сохраняют в принципе. Считается, что если беременность прервалась на этих сроках – это нормально и естественно. Сохраняют только после трех неудачных беременностей. Но при этом, если возникают осложнения, квалифицированная помощь оказывается очень быстро. В этом я имела возможность убедиться сама.


Папы вовлечены абсолютно во все процессы беременности. Им даже выдается специальное пособие по родам для отцов.


К концу 12 недели я и муж появились у врача. Меня взвесили, измерили живот и давление. Взяли анализ крови на гемоглобин и анализ мочи. Сказали, что УЗИ будет на 20 неделе, и что мне придет уведомление по почте. До этого нас с мужем пригласили к врачу на прослушивание сердцебиения. УЗИ на 20-ой неделе проходило в затемненной комнате с большим экраном на стене, чем-то напомнило кино, тем более, что разрешено находится мужу и одному приглашенному «гостю». Пол ребенка обычно не сообщают. Если один из родителей иностранец, то не сообщают никогда. Такую практику ввели после случаев, когда родители решали прекратить беременность из-за того, что их не устраивал пол ребенка. Нам выдали три фото УЗИ и сообщили, что это удовольствие стоит 10 долларов и счет отправят по почте. Теперь мы знали, что с ребенком все в порядке, но не знали, кто там. Дальше потянулись обычные недели. Мы начали посещать акушерку. Вначале полагалось чередовать посещение врача и акушерки. За два месяца до родов беременная (с мужем) посещает только акушерку. В последний месяц это положено делать каждую неделю.


4 (1).JPG


Очень хорошо помню наш первый визит к акушерке. Все было в новинку и в диковинку. Кабинет акушерки занимал половину этажа в здании областной администрации. Мы увидели даму в свитере, клетчатых брюках и тапочках. Создавалось впечатление, что она просто пробегала мимо. Ан, нет. Это была та самая акушерка, которой предстояло наблюдать мою (или лучше сказать нашу) беременность.


Кабинет был огромен, стол, разные манекены с детьми внутри, мягкий уголок и журнальный столик. Меня очень интересовал осмотр. Потому что в рунете я начиталась всевозможных описаний этой процедуры из разряда ужастиков. Акушерка познакомилась с нами, измерила вес, живот, сделала анализ мочи и прослушала сердце. На этом осмотр закончился. От беременности нужно получать удовольствие, а не ужасы.


После этого началось самое интересное. Нас никто не собирался отпускать. Мол 10 минут это же не время, никто никуда не спешит. Мы пересели за журнальный столик и началась беседа о том, о сем, с распитием чая, кофе, и обязательным угощением в виде печенья. Беседа длилась 30 минут, было выпито немало кофе и съедена половина пачки печенья. В чем же заключалась беседа? Цель ее можно охарактеризовать так: промыть мозги будущему отцу и наставить его на путь истинный. Объяснялось, что это не ее ребенок, это ваш общий ребенок. И так на протяжении 20 минут в разной интерпретации, под разными углами и соусами.


Акушерку, конечно же, интересовало мое самочувствие и дополнительно задавались вопросы о том, есть ли общие знакомые у нее и моего мужа – частые вопрос для Норвегии. Так мы и посещали всю беременность вместе то врача, то акушерку. Прием у первого занимал минут 15, прием и беседа с акушеркой не меньше 40 минут каждый раз. После каждого визита предельно вежливо подчеркивалось, что в следующий раз нас снова ждут обоих. Конечно, если муж прийти не может – это не проблема, но мол с Вами уважаемый так приятно общаться. Нужно заметить, что отпроситься с работы для такого дела в Норвегии совсем не сложно. Это уважительная причина - визит 35-ти летнего мужчины к акушерке. Как ни странно, работодатели это воспринимают именно так и обычно без проблем оплачивают это время.


На последнем месяце из больницы пришло письмо, что нас с мужем ждут на экскурсию в родильное отделение. Мол, группа не собралась и будете одни. Ближайшая к нам больница находится в 45 км. И есть еще одна в 75 км. То есть больницы находятся на расстоянии 120 км друг от друга – глубинка! Мы решили, что рожать будем в клинике, которая к нам ближе и в назначенное время прибыли на экскурсию. Нас провели в родильное отделение, показали палаты, затем провели в послеродовое отделение и показали палаты мамы и ребенка. Больничная акушерка рассказала об обезболивании и шепотом спросила меня правда ли то, что в СССР детей пеленали. В Норвегии пеленание считается насилием над свободой ребенка. Бодики, одеялки, плед – но никаких пеленок с первых дней жизни.


Так экскурсия завершилась. В запасе у нас оставалось еще два месяца. Говорят, что в Норвегии – две зимы: белая и зеленая (лето). Я все время ходила в свитере и по мне было трудно понять, что я беременна.


Все началось за неделю до родов: тянуло живот, слабые схватки. Муж звонил в больницу и интересовался, когда нам наконец можно будет ехать в больницу. На что неторопливые норвежские акушерки отвечали, что переживать не стоит и мол, если что они пришлют за мной вертолет. Недалеко от нашего дома находится вертолетная площадка и я не раз видела, как оттуда увозили пациентов в больницу. Перспектива родить в воздухе меня не обрадовала. Но мы решили подождать до утра. Уснуть я так и не смогла. После очередного звонка в больницу мужу, наконец, сообщили, что мы можем приехать в отделение на осмотр.


8 ноября 2005 года мы поехали в больницу.  Кстати, на экскурсии мне рассказали, что нужно взять с собой. Упор делался на фотокамере, телефоне и книге для чтения. Можно еще прихватить спортивный костюм и сандали. Все остальное больница выдает новое, включая нижнее белье, косметику и одежду для ребенка.


Нас встретила молодая акушерка внешности Марии Шукшиной из «Жди меня». В комнату для осмотра пригласили мужа, правда между моей кушеткой и его стулом поставили ширму. Акушерка сообщила, что раскрытие всего 2 см и мы можем ехать домой. И снова, мол, в случае чего за вами пришлют вертолет. На это я твердо сказала, что боюсь летать и что в полете не наслаждаюсь. Подействовало на все 100%! Беременность - это наслаждение. Раз в вертолете я не наслаждаюсь, значит этот вариант не подходит.


Далее события развиваются так: меня переводят в родовую палату. При этом интересуются, хочу ли я чтобы мне сделали клизму, только для того, чтобы процесс пошел быстрее. Сказано - сделано. Акушерка настаивает на том, что я должна выпить сок или сладкую воду. Но если я не хочу, они сделают сладкий чай или кофе. Я не хочу. У них пять видов сока и три вида воды, но мне не до того. Меня трясет и я испытываю ужас от мысли о том, что меня ждет впереди. Первые роды все-таки. В это время мужа угощают кофе и рассказывают, где находится холодильник, там он может взять себе что хочет: бутерброды, соки, фрукты, молоко. Муж к родам готов. Дело за мной. Переодевают меня в некое подобие мужской рубашки и сообщают, что если я захочу в туалет по-большому, то нужно звать акушерку.


Акушерка, которая до этого момента вела мою беременность с беседами и печеньем, промыла мне мозги насчет обезболивания. Мол она родила пятерых без всяких препаратов и все это от лукавого. Поэтому когда меня спросили, хочу ли я, чтобы мне сделали обезболивание, я отказываюсь. Тогда больничная акушерка «а-ля Шукшина» заявляет, что это не ее дело, и что она не настаивает, но очень сильно советует сделать местную анестезию, потому что она лучше знает, что к чему. В итоге я согласилась. После анестезии я все чувствую, но боли нет. Всех озадачивает то, что я не пью соки, и мне ставят глюкозу. Теперь я уже хожу со штативом: глюкоза в руке, эпидурал в спине. Родовая палата большая и в ней мало что напоминает о родах. Есть кровать, где лежу я, диван, где муж читает книжку, мягкий уголок, журнальный столик, туалет, душ, магнитофон, все в каких-то зеленых тонах.


Мужу сообщают, что мне заказан ланч, а вот ему нет и он должен купить еду в кафе, но об остальном может не переживать, так как ужин для него тоже заказан. Проходит время. После ланча муж вспоминает, что мы забыли камеру дома. Но мне уже не до этого. Начались потуги. И вот тут появляется акушерка.. с ужином! Как же можно рожать на голодный желудок? Как сейчас помню, это была огромная сарделька, отварной картофель, отварная морковь, соус, огурцы, помидоры и десерт, яблочное желе в ванильном соусе. Акушерка села мило болтать с моим мужем, приговаривая, что мне нужно поесть. Я позвонила родителям и сообщила, что все хорошо и что у меня ужин. О том, что я рожаю, решила не упоминать. После еды и кофе (Как же рожать, не выпив кофе?) меня уложили и сообщили, что еда благотворно сказывается на процессе родов и мы уже рожаем. Мужу было предложено доесть в более быстром темпе, мол, мужчина, пора помогать. Обычная кровать ловким движением руки превратилась в родовую. Около 9 часов вечера родилась наша первая дочь – 3 125 гр вес и 48 см рост. Мы назвали ее в честь моего папы – Александра.


5.JPG


Ребенка укладывают на грудь матери, пока мать проверяют на отхождение плаценты и осматривают разрывы. Затем его забирают, чтобы помыть, осмотреть и переодеть. Через какое-то время происходит любопытная сцена.


Новорожденного привозят в кювете, а вместе с ним приходит весь персонал, помогавший при родах. Все поздравляют родителей и завозят поднос с едой, свечами и небольшим норвежским флагом. Свет выключается. Только свеча горит – романтика! На подносе из еды 2-3 вида сока, кофе, набор мясной и сырной нарезок из 3-4 видов, хлеб, булочки, кусочки торта. Отца, мать и ребенка оставляют на два часа. За это время нужно всем набраться сил, осмыслить то, что произошло.


1.JPG


Через два часа мать отправляют в душ, отец с ребенком ждут ее в коридоре. После душа маму вывозят на кровати в послеродовое отделение, папа шествует за мамой с ребенком. Отделение делится на две части: отделение для мам и отель для пап. Стоимость одного дня пребывания для папы около 30 долларов по системе «все включено». Начались послеродовые будни. Мы лежали в одноместной палате, дочь приносили на кормления, так как маме нужно дать время восстановиться и выспаться. Завтрак меня впечатлил: кофе, молоко, хлеб двух сортов, сыр, шинка, маринованная сельдь, свежие овощи, маринованные огурцы, джем, мед.


Нужно было заполнить схему на ужин – выбрать из мясного или рыбного вариантов. В первый же день пришли подруги и свекры. Двери открыты, проходи, общайся. Для тех, кто пришел, кофе стоит доллар. Никто никого не контролирует. Наливаешь в чашку из специального термоса, деньги кидаешь в мисочку, там же берешь сдачу. В отделении опять таки есть холодильник и что-то вроде мини-кухни, можно сделать себе бутерброд, выпить сока, молока или съесть йогурт, если голоден между завтраком, ланчем, ужином и вечерней едой.


Персонал живо интересовался всем. Начиная от того, кто твои свекры и где ты живешь, до того, что нового происходит у тебя в стране и когда ты приехал в Норвегию.


На третий день маму и ребенка готовят к выписке. Ребенка забирают на осмотр и прививку БЦЖ, проверяют слух и зрение. С мамой беседует старшая акушерка. Она рассказывает о ходе родов, показывает график, когда прибыл, когда усилились схватки, когда начались потуги, когда начались роды, когда окончились, оценку новорожденного и т.д. Для выписки нужно предоставить коляску или автомобильное кресло. Это одно из условий транспортировки новорожденного. Родители могут подарить что-то отделению, а могут и не дарить, это не обязательно. Персонал делает свою работу и все.


Вторая моя беременность шла по тому же графику: врач, акушерка, одно УЗИ за беременность. Гром грянул неожиданно. На шестом месяце акушерка сказала, что мне нужно сдать кровь на сахар, т.к. анализ мочи был не очень хорошим. Помню хорошо как и что происходило. Намечались майские праздники. В понедельник я сдала анализ на сахар. Во вторник был праздник. В среду мне позвонили из самой больницы и сказали, что нужно прийти в гинекологию на внеплановое УЗИ. Только я окончила разговор, позвонили из эндокринологии, что нужно прийти после УЗИ к ним на консультацию. Все было назначено на четверг.


Норвежская медицинская машина закрутилась очень быстро. В клинике нам представили гинеколога, который продолжал вести беременность. Это означало одно – беременность с осложнениями. Гинекологи ведут беременности в Норвегии только в крайних случаях. С нами побеседовали и сказали, что мол ничего страшного нет, но необходим постоянный контроль сахара в крови и веса ребенка по УЗИ (следующее через 2 недели).  В отделении эндокринологии мне рассказали, как питаться, что исключить и главное, как измерять уровень сахара в крови. Для этого я делала тест до и после каждой еды. Мне выдали прибор для измерения сахара и рецепт на иголки и индикаторы. В общем, я окунулась с головой в норвежскую медицину. Все было хорошо, только болели пальцы. Через пару недель у меня не осталось места, где не было бы прокола. Медсестра сказала, что можно колоть и на ладони в районе большого пальца. Я поняла, что чем реже я буду есть, тем меньше буду колоть себя. В результате живот и вес ребенка увеличивался, а вот мой вес оставался прежним – я худела.


Срок был назначен на 3 июля 2007 года. Гинеколог из больницы назначил прием в этот же день и мы приехали с сумкой, готовые к появлению нашей второй дочери. За время беременности мне было сделано дополнительно 6 УЗИ. И нам все-таки сообщили, что мы ждем дочку и что приблизительный вес при родах будет 4 100. Старшая дочь родилась 3 120, так что 4 100 немного озадачило. Гинеколог сказал, что мне назначена дата 11 июля на плановые роды, т.е. если я не рожу, то 11 числа в 8 утра прибыть к ним и они займутся мною.


Обычно роженицей начинают заниматься через 2 недели после термина, т.е. на 42 неделе, мною решили заняться на неделю ранее. Впереди маячила красивая дата 7 июля - 07.07.07. Многие родственники спрашивали, может быть мы ждем именно этого дня?
Шестого июля к нам приехали свекры с ведром клубники. Всех интересовало, рожу ли я 7 числа. Но в ответ была тишина. Поздно вечером свекры уехали домой, а я отправилась спать. И вдруг начался процесс! Ночью 7 июля мы прибыли в больницу, где нам сказали, что у меня ложные схватки и мы можем ехать домой. Меня это никак не устраивало. Ездить туда сюда почти 50 км. Поэтому нас оставили в больнице. Время шло. Ничего особенного не происходило. Акушерка заметила, что увы, но 7-го числа я уже никак не рожу потому, что осталось всего четыре часа, а процесс пока стоит на месте.


Ровно через 2 часа после этого родилась наша вторая принцесса. Вес 4 190 гр, дата рождения - 07.07.07 Дальше все было, как и в первый раз: свечи, норвежский флаг, еда, поздравления. Утром я пошла в столовую и съела сразу три сладких булки. После родов сахар нормализовался и наконец-то было можно!»

Лого letidor.ru

Комментарии