«Мы такие же, как вы»: 4 мифа о людях на инвалидных колясках, в которые не надо верить

Во Всемирный день доброты рассказываем о том, как важно видеть в инвалидах обычных людей. И научить этому ребенка!

«Люди на инвалидных колясках», «колясочники» — кого вы представляете, слыша эти слова? Попрошайку в переходе, на которого не хочется смотреть? Стивена Хокинга, который управлял электроколяской одной щекой? Между этими полюсами есть просто люди. Им пришлось выбрать такой способ передвижения, и они часто сталкиваются со стереотипами в свой адрес.

Что это за стереотипы, как их избежать и, главное, как правильно относиться к людям с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), чтобы их не обидеть, «Летидор» узнал у Елены Шаламовой, контент-специалиста проекта Everland, который помогает с трудоустройством профессионалам с ОВЗ.

У Елены ревматоидный полиартрит, болезнь проявилась еще в раннем детстве. Она поражает суставы: они становятся менее подвижными, воспаляются. Постепенно человеку становится тяжело что-то делать и ходить, появляются боли.

К сожалению, лечение только облегчает течение болезни, полностью вылечиться нельзя.

Елена Шаламова

Тем не менее Лена довольно долго могла ходить самостоятельно, в начальных классах даже посещала в школу. Сейчас, в 40 лет, она может ходить только дома.

Коляска у нее появилась 8 лет назад. Елена принципиально не хотела ей пользоваться: «Но я поняла, что мое здоровье вряд ли улучшится. Косые взгляды на улице как-нибудь перетерплю (мне было ужасно неловко и стыдно за свою беспомощность), если не хочу всю жизнь просидеть безвылазно дома».

С косыми взглядами связан первый миф. Часто окружающие думают, что человека на коляске нужно пожалеть и дать ему денег.

Лена отвечает на это так: «Ко мне, к счастью, пока никто не подходил с такими намерениями. Если я на коляске, то ее везет папа; сама не могу крутить колеса из-за того, что руки не сгибаются. Он априори — мой щит от подобных порывов. Иногда жалость читается во взглядах людей, но я стараюсь не обращать внимания.

Очень приятно, когда люди не отворачиваются, не стремятся быстрее пробежать мимо, а напротив, улыбаются».

архив Елены Шаламовой

Героиня отмечает, что от самого человека на коляске тоже многое зависит. Важно следить за собой, красиво одеваться, выглядеть ухоженно. Тогда он не будет вызывать порыва подать ему «на жизнь» и пожалеть. Окружающие научатся, в первую очередь, видеть человека, а не коляску.

Если не жалость, то героизм и восхищение. При этом героизмом становится все, что делает человек на коляске. И это — второй миф.

По словам Лены, незнакомые люди всегда удивляются, что она может делать что-то сама и даже работает: «Видимо, мое состояние здоровья и внешний вид не позволяет предположить, что я умею что-то еще, кроме как болеть».

Хотя работа и хобби у обычного человека не вызывает таких эмоций, это не что-то из ряда вон выходящее.

Некоторые люди думают: если человек на коляске, то с головой у него тоже плохо. Это третий миф о людях с инвалидностью.

Когда это оказывается далеко не так, то появляется удивление и желание поддержать, которое не всегда выражается корректно. Лену этот стереотип огорчает больше всего: «Мне не нравится, когда какие-то вопросы относительно меня задают папе как моему сопровождающему. Может быть, я сама не внушаю доверия — ко мне, бывает, относятся как к ребенку (я небольшого роста и худенькая), поэтому общаются со взрослым».

Есть люди, получившие травму позвоночника, но они выглядят как обычные здоровые люди — пусть и передвигаются на коляске. И даже их часто не воспринимают всерьез. А если у человека тяжелая форма ДЦП, гиперкинезы; если болезнь прямо бросается в глаза, он выглядит как-то нестандартно, то его физическое состояние сразу проецируют на способность мыслить.

Но это не всегда взаимосвязано.

Хороший пример — Иван Бакаидов, программист с ДЦП, который общается с помощью написанной им программы-синтезатора речи.

архив Елены Шаламовой

Он и другие люди с инвалидностью, продвигающие инклюзию, показывают и доказывают, что инвалидность — это не страшно. За нелепым, несуразным телом, странной внешностью и «не таким» поведением стоит обычный человек.

Четвертый миф касается самой инвалидной коляски. В представлении большинства людей коляска — это что-то громоздкое, неудобное и некрасивое.

Сейчас есть довольно много разных вариантов колясок и среди них — легкие, аккуратные, красивые, которые не уродуют владельца, а становятся его стильным аксессуаром. И это не только активные коляски, как, например, Kinesis, но и электроколяски.

Елена рассказывает: «Электроколяска — моя мечта. Это возможность быть самостоятельной на улице. Конечно, они часто напоминают танки, но в последнее время появляются более легкие складные варианты».

Кроме электроколясок, есть электроприставки UNAwheel к обычным коляскам. Они превращают коляску в стильное средство передвижения, похожее на электросамокат, моноколесо и другие. Они подходят не всем, все зависит от степени поражения рук.

Как разговаривать об инвалидах с ребенком

Каждый ребенок, увидев человека с ОВЗ, хотя бы раз спрашивал родителей, «почему дядя или тетя на коляске». Некоторые родители делают очень скорбное лицо и говорят, что неприлично об этом спрашивать. Другие говорят: «Ножки болят».

Второй вариант ответа ближе к истине.

Елена поясняет: «Маленьким детям такого ответа будет достаточно. Они просто примут это как факт о человеке, не связывая коляску с болезнью, страхами или чем-то еще плохим. Поэтому очень важно, как именно родители отреагируют на вопрос ребенка.

Не нужно драматизировать, говорить, что человек на коляске — плохой или беспомощный».

Depositphotos

Психолог Мария Чумаченко комментирует ситуацию так: «Люди боятся нового, а в России долгие годы было почти невозможно увидеть коляску на улице. В Лондоне меня совершенно шокировала миловидная британка на коляске, которая ехала по улице в центре города рядом с подругой и смеялась. Я тогда подумала: “А где у нас такие люди? Почему я не видела их?”».

Также психолог поясняет, что выход социальной группы «из тени» — это всегда очень тяжелый процесс: «Например, представители сексуальных меньшинств сталкиваются с ненавистью; феминистки — с презрением; люди, которые используют коляску, — со страхом и жалостью. Это борьба, которую им приходится вести, просто выходя на улицу и говоря этим: “Смотри, я здесь, я такой же, как ты, — живой, тоже иногда хочу работу получше. Или мороженое”. Хотелось бы, чтобы такой борьбы становилось все меньше и меньше».

Фото: Depositphotos, архив Елены Шаламовой

Читайте нас также в Яндекс.Дзен! Подписывайтесь на наш канал!

Семейный гороскоп