Легко ли быть трудным подростком

Легко ли быть трудным подростком

Почему так трудно обойтись без ярлыков «хороший» и «плохой» ребенок, и отчего именно эти ярлыки становятся для детей большой преградой для того, чтобы стать по-настоящему взрослыми.

Ирина Лиленко-Карелина, автор книги «Любовь по имени Работа», рассказала о своем опыте работы с трудными подростками. По ее мнению, именно эти подростки наделены даром выделяться из толпы. Родителям и педагогам с такими детьми чаще всего не удобно, ведь таких подростков сложнее понять и требуется больше усилий, чтобы наладить контакт. Но эти действия окупают себя с лихвой. «Плохой»


«В начале июля я проводила тренинг в большом красивом городе на Волге. Принимающие меня люди попросили встретиться после тренинга с группой подростков и поговорить с ними о выборе профессии. Я согласилась, и меня тут же предупредили: «Имейте в виду, что это трудные подростки. Две трети из них состоит на учете в правоохранительных органах». Меня это не смутило, но озадачило. Если подростки привлекли внимание органов правопорядка, значит, они сильно отличаются от обычных детей. Чем? Надо ли мне в предлагаемых обстоятельствах изменить свою обычную манеру разговора или не надо? Поколебавшись, остановилась на том, что ничего менять не буду. Подросток – это почти взрослый, то есть, обычный человек. Возможно в его голове еще много диких тараканов, а у кого из нас их нет.


В аудитории реабилитационного центра для детей из неполных и проблемных семей сидели 15 подростков обоего пола. Мы долго разговаривали самым обычным образом, как разговаривают нормальные взрослые люди. Дети задавали умные вопросы и внимательно слушали ответы. Они с чем-то соглашались,  с чем-то нет, и тогда получалась небольшая дискуссия. Особо надо отметить, что они вполне складно и осмысленно выражали собственную точку зрения, которая в большинстве случаев была абсолютно реалистичной. Они рассказывали, какую профессию хотели бы получить. В названиях не было ничего экзотического: врач, программист, ветеринар. В итоге общение было взаимно приятным, и меня пригласили приезжать ещё. Как принято говорить, мы расстались друзьями.


Только один вопрос не дает мне покоя до сих пор, и я не знаю, кому его задать. Кто и почему назвал этих и им подобных детей трудными? Кто сказал детям, что они трудные? Им, безусловно, этот диагноз как-то официально утвердили, потому что встреча происходила в Реабилитационном центре для  детей из неполных и проблемных семей. То есть, детям сказали, что они, мягко выражаясь, неправильные.


В одной педагогической статье я прочитала такую фразу: «Трудными подростками называют тех детей, чье поведение препятствует полноценному воспитанию. Поэтому часто к трудным относят детей, существенно отличающихся своими индивидуальными особенностями». Отсюда получается два интересных вывода:


1. Любое «воспитательное» поведение взрослых не должно встречать препятствий со стороны нормальных детей, даже если такая воспитательная линия очевидно нелепа.


2. Отличаться индивидуальными особенностями от среднего уровня – это плохо.


Несмотря на всю абсурдность этих выводов, такая точка зрения в различных вариациях существует и лежит в основе многих воспитательных политик, как в семьях, так и в детских учреждениях. Одна знакомая учительница математики далеко не юного возраста и с большим опытом работы рассказала мне такую историю. Так сложилось в её жизни, что она переехала из одного большого города в другой такой же город, где нашла точно такую же работу учителя математики в школе, которую общественное мнение определило как хорошую. Работать она начала не в сентябре, а месяца на два позже, когда учебный процесс уже шёл, домашние задания задавались, оценки в журнале стояли.


Учительница пришла впервые в пятый класс, где она, естественно, никого не знала. Когда дошло дело до опроса, она выбрала в журнале фамилию, против которой не было ни одной оценки. Встал мальчик Лёша, немного помолчал, потом ответил на оставленный вопрос правильно. Учительница сказала: «Молодец. Поставлю тебе пять». Класс взорвался диким хохотом. Дети выкрикивали разные слова, смысл которых сводился к одному – «У нас не принято ставить Лёше пятерки, потому что он двоечник». Дальше весь урок был посвящен разговору о том, можно ли быть вечным двоечником или вечным отличником, что в жизни случается всякое и ошибиться может каждый человек и так далее.


История продолжилась на следующий день, когда в школу пришла мама Лёши. Она нашла новую учительницу и очень долго рассыпалась в страстных благодарностях. Она сказала, что это первая его пятерка, что вчера он впервые пришел из школы счастливый и что вчера впервые он сам по собственному желанию сел делать уроки и занимался этим долго и тщательно. «Он вообще-то очень неглупый мальчик, – сказала она, – только задумчивый очень и медлительный».


Нельзя наклеивать на детей никаких ярлыков, ни плохих, ни хороших. Нельзя зачисляйте их навсегда в категории: двоечников и отличников, трудных и послушных, в изгоев и элиту. Детям надо помогать становится взрослыми. То есть, учить общаться и договариваться с себе подобными, понимать сложившиеся в обществе «правила игры» и искать своё место, принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. Любое клеймо – это препятствие на пути развития. Приговор «Ты двоечник и другим никогда не будешь» по сути – это запрет на любые высокие душевные побуждения.


Я далеко не наивный человек и понимаю, что есть такие дети, что упаси бог, и их называют трудными. Но это не он сам трудный, это так сложилась его жизнь под руководством «трудных» воспитателей. Это они сделали всё, чтобы его жизнь была трудной, и он сам таким же. Ни один ребенок не рождается трудным. И если через 10 – 12 лет он не вписывается в правовые и моральные рамки, то это заслуга исключительно его воспитателей. Так кто же тогда трудный?


Если ребенок психически не здоров, и это определено специалистами в области психиатрии, то его надо лечить и создавать условия для выздоровления, если это возможно. Если же ребенок с медицинской точки зрения психически здоров, то он обычный человек, как все мы, и он никак не может быть труднее, чем мы с вами.


Зачастую бывает, что ребенка зачисляют в «трудные», когда он очень активен, задает много вопросов, хочет везде участвовать и борется за справедливость, как он сам её представляет. Конечно, с таким труднее, чем с тихим и послушным. Но из тихих не вырастают лидеры, в которых очень нуждается общество. Оно их ищет, и найти, увы, не может, поэтому организует различные школы и курсы с названием «Как стать лидером», но уже поздно. Лидером нельзя стать во взрослом состоянии, если ты таковым не был с детства. А если был, то на него с малолетства навесили ярлык «трудный» и отправили в особое «воспитательное стойло». Только очень сильные натуры, взрослея, избавляются от ярлыков, наклеенных в детстве. Большинство несут этот крест через всю жизнь. Отсюда комплексы, неврозы и агрессия как способ защиты.


Предлагаю изменить терминологическую концепцию и ввести понятие «трудные взрослые», освободив детей от любых негативных наклеек. Кстати, различные центры реабилитации трудных детей, если без них никак не обойтись, хорошо бы назвать как-то привлекательнее и не афишировать тот факт, что там занимаются проблемными детьми. Просто детский центр с каким-нибудь названием, которое дети сами и могут придумать. Как сказал один мудрец, осуждение и критика – это лекарство. Если доза слишком велика, то последствия могут быть печальными.

Лого letidor.ru

Комментарии