Как папа летал в Сочи к дочке на день рождения

Как папа летал в Сочи к дочке на день рождения

Опытный красноярский папа трех детей Алексей Машегов не часто ездит к одной из своих дочерей, которая живет в Сочи. Одним из таких поводов является ее день рождения, который отец неизменно проводит вместе с дочерью.

Я живу в Красноярске. А моя старшая дочь Анна уже три года – в Сочи. Меня порой спрашивают – не планирую ли я в следующем феврале слетать к ней, а заодно и на Олимпиаду? Нет, не планирую. Потому что полечу в Сочи в апреле – к Анюте на день рождения. Это уже даже не традиция, а обязательная программа: 9, 10 и 11 свечек мы втыкали в торт вместе.


Таксисты в аэропорту Адлер первым делом сообщили, что автобусы сюда больше не заезжают, потому что не сезон и дорога перекрыта. Я им не поверил, конечно, и провел следующие полчаса под непрерывный гул носатых мужчин: «Слюшай, парень, твой последний шанс уехать. Штуку давай – на роскошной машине поедешь. С кондишеном!».

Маршруток действительно не было. Среди братии водил нашлась отзывчивая душа, поделившаяся, к неудовольствию прочих, сомнительной возможностью выйти на адлерскую трассу и там поймать автобус. Но к Анюте хотелось сильнее, чем сэкономить, и чем быстрее, тем лучше.

По пути разговорились с таксистом, я ему рассказал, зачем приехал. «Жить в гостинице будешь?» - «Нет, вместе с дочкой» – «Мама не против? Мудрая женщина. Могла бы не разрешить». Я согласился – мудрая. Моя жена, без ворчания отпускающая меня в такие поездки – тоже мудрая. С этим мне повезло.

…Мы не виделись с дочкой три месяца. Она еще вытянулась, я еще потолстел. Каждый раз, перед тем, как снова встретиться, я немного боюсь. Вдруг ей уже неинтересно со мной будет? Вдруг ниточка, которая связывает нас через годы и километры, взяла и порвалась, а я не заметил?

Слава Богу, зря боюсь. Пока, по крайней мере…

На одиннадцатилетие мама заказала Анне особый торт. В форме свинки – со спартаковским ромбом и надписью «11:0 в твою пользу». Прекрасный торт, даже есть жалко. Дизайн этого кондитерского чуда, кстати, мама сама придумала, это не диктат фанатичного папы. Мамины коллеги, узнав про Анютину любовь к «Спартаку», предположили: «Она такая пацанка, наверное?». А она наоборот – девочка-девочка, нежная и тоненькая, куча юбочек и цветных колготок у нее. Просто такое увлечение.

Мы сходили с ней в спортбар со зловещим названием Hooligan, посмотрели матч «Спартака». Наши выиграли. Анна была счастлива, тем более, на радостях от победы я таки дал добро на немедленный поход в McDonald’s. Как нормальный отец, я фастфуд не одобряю, а его янки-версии особенно. Поэтому, когда Анюта накидывала вишлист – что нам посетить? – я сразу сказал: «Или Cinnabon, или McDonald’s. Два американских кафе – перебор». Выбрала булки с корицей. Но вот благодаря «Спартаку» и до гамбургеров добралась. Если пару раз в год (а чаще и не бывает) – почему нет? Знаю родителей, которые никогда и ни за что, ни при каких обстоятельствах не покупают такую пищу своим детям. Они этим гордятся, уверяют, что их чадам действительно нравятся пророщенная пшеница и салат с сельдереем. Мне за таких детишек тревожно - когда вырастут и дорвутся, наконец, до биг-маков, их ведь уже не остановишь.

Чтобы закрыть гастрономическую тему на практической ноте, порекомендую всем гостям Сочи сеть «Трапезных». Там недорого и вкусно. Мы с Анной не раз там побывали – мама сразу после празднования дня рождения улетела отдыхать, предоставим нас самим себе, и мы, как-то не сговариваясь, решили, что готовить нам лень.

Вот и бродили из заведения в заведения. Непедагогично, зато увлекательно. Я порадовался, что в Анюте нет ни снобизма, ни страха перед роскошью – она одинаково комфортно себя чувствовала и в странной столовой в подвальчике, и в помпезном ресторане, где мы, собственно, и отмечали дочкин праздник.

Сочи в апреле – прекрасный город. Еще нет толп туристов, выбравшихся на ЮГА. Нет этой суеты, превращающей Сочи в сочень, скисший на жаре. Но все уже цветет и вполне жарко – за двадцать градусов. Не покупаешься, конечно, ну, так и летом на пляжах в городской черте купаться – сомнительное удовольствие.

В прошлом году в Сочи построили довольно таки большой торгово-развлекательный центр «МореМолл». На мой взгляд, он даже слишком велик для такого города. Раньше там ничего подобного не было, когда мы с Анной ездили в лучший в городе кинотеатр, я недоумевал – каково же тогда в худших? А сейчас в «МореМолле» IMAX, аттракционов куча, игровые автоматы. В общем, Анюта там надолго зависла.

Мы с ней давно полюбили играть в аэрохоккей. Лет семь назад я изо всех сил ей поддавался, чтобы она забила хотя бы пару голов. Потом поддавался слегка для победы в упорной борьбе. В прошлом году уже очень напрягался, чтобы выиграть. А тут без шансов дважды проиграл. Так подкрадывается старость…

В «МореМолле» Анна чуть не каждые выходные выступает со своим танцевальным ансамблем. Но тут у них перерыв был, я не застал. Зато посмотрел и послушал, как она играла на скрипке…в цирке. Там проходил сочинский тур краевого фестиваля детского творчества. В цирке собрались полторы тысячи детей разных возрастов и национальностей, десятки коллективов. Я как это узрел – ужаснулся. Ну, думаю, часа четыре пройдет, пока все они выступят, я ж тут помру со скуки.

А нет, все было динамично. Вот, говорят, нет у России будущего, подростки все безголовые, ничего не умеют, ничего не хотят, только «Ягу» сосать… А власти ничего полезного для подрастающего поколения сделать не могут, одна показуха и распил. Но вот своими глазами видел полторы тысячи совершенно других детей. Танцуют, поют, извлекают музыку, увлеченные, одаренные, короче – хорошие. Дети-армяне хлопали русским детям так же жарко, как русские – осетинам. А организовала все это администрация Краснодарского края. И хорошо ведь получилось, вот что странно...

А дочкой своей, стоявшей в самом центре ансамбля скрипачей, я гордился до отцовской слезы. В американских фильмах не зря показывают, как больно ребенку, когда ужасно занятой папа не пришел на бейсбольный финал, а карьеристка-мама – на выпускной концерт. Этот киношный штамп – правдив. Детям надо делиться своими маленькими достижениями.

А кто разделит их лучше родителей? В фильмах всегда бывает момент осознания: е-моё, да вот ведь главное в жизни – закричать от восторга, когда мой сын ловит мяч и поймать самому его благодарный взгляд. Такие моменты надо ценить, я ладошки отбил, когда Анютин ансамбль отыграл свой номер.

…То, что Сочи – одна сплошная стройка, знают все. Хотя олимпийские объекты возводятся в Адлере и, собственно, к Сочи они имеют отношение лишь в контексте агломерации – Большого Сочи. Но и без них стройплощадок хватает.

На домах и забора - многочисленные объявления: «Требуются рабочие строительных специальностей. ТОЛЬКО СЛАВЯНЕ». Но еще чаще встречаются ПАЗики, утрамбованные жизнерадостными гастарбайтерами. В жизни не думал, что можно так набить автобус людьми. Носы сплющиваются в окна не потому, что очень интересно смотреть (как ребенку в самолете), а потому что иначе никак. Добрые таджикские улыбки нещадно размазаны по стеклам…

На подходе к знаменитому заповеднику «Тисо-самшитовая роща» тоже что-то строят-копают. Славян не видать. Я уж подумал, что заповедник закрыт, но нет, работает. Прошлись с Анной по не так давно открытой большой тропе – больше 5 километров. Какая же там красотища… Погуляли, повосхищались - вернулись в поселок Хоста.

Одноименная речка, прозрачная в заповеднике, в поселке – бурая жижа. «Дочка, как же люди все портят, ты посмотри» - «Точно, папа». В субботу и воскресенье мы ходили в церковь. Анна исповедовалась и причастилась. Я купил ей Новый Завет в изложении для детей. Почему-то она сразу за него взялась, забросила детектив, который до этого читала.

Ну а самое ценное для меня в этой неделе – возможность побыть папой Анюты в обыденном, повседневном режиме. Встречать ее после школы, проверять уроки, следить, чтобы уши были чистые... Много таких мелких забот, без которых отцовство – неполноценно. Альбом ярких впечатлений – это здорово, дарить ребенку радость – это прекрасно. Но жизнь не альбом.

P.S. Чуть ниже - стих, который я написал в ноябре 2011 г. Анна тогда на неделю прилетала в Красноярск, а потом я отвез ее в Новосибирск, где она встретилась с мамой и оттуда они уже в Сочи отправились.

В уголочке вокзального гомона,
На изломе заснеженной ночи
Средь китайцев с их говором ломаным
Мы стояли и плакали с дочей.
Я ее утешал, как и водится
Скоро свидимся вновь – обещал.
Поясок Пресвятой Богородицы
В такт со всхлипами дочки дрожал.
Стиснув зубы так одинаково,
Простоять бы могли до утра,
Обнимаясь, но делала знаки нам
Ее мама: пора, мол, пора
"С Богом", - я прошептал на прощание
И скорей повернулся спиной.
Это только мое наказание,
Но она его делит со мной.

P.P.S.

В июне Анюта прилетит к нам и мы будем вместе почти два месяца.

Лого letidor.ru

Комментарии