Логопед в стационаре: специфика работы

Логопед в стационаре: специфика работы

У большинства родителей слово «логопед» в первую очередь ассоциируется с детским садом или поликлиникой. Однако есть и специалисты, причем их не так много, которые работают в детских стационарах неврологического профиля. Кто они и чем занимаются?

Занимать должность логопеда в стационаре может специалист с высшим образованием по специальности «Логопедия». В отличие от школ и детских садов, куда берут студентов 4 — 5 курсов, в больницу принимают на работу только после получения диплома. Приходя на работу в неврологию, нужно понимать, что тут любовь к детям, возможно, даже более важна, чем в системе просвещения. Заболевание накладывает серьёзный отпечаток на поведение наших пациентов. Некоторые из них гиперактивны, «летают под потолком без пропеллера», могут за пару минут легко разобрать кабинет. Другие — вялы и заторможены, с трудом запоминают что-либо, им нужно помногу раз объяснять то, что ребёнок из массового сада усвоит с первого раза. Нужно много любви и терпения, чтобы принять таких детей и спокойно, без негативных эмоций, им помогать. Если этого по какой-то причине не случается, то хуже всем: специалист в раздражении отбывает рабочее время, а дети капризничают и не хотят идти на занятия, причем в некоторых случаях может доходить до истерик.



Чем занимаются логопеды

Сразу после окончания университета я пришла в неврологическую больницу областного значения. К нам попадают по направлению из районных поликлиник самые тяжелые дети, что даёт специалистам бесценный опыт и не позволяет работе стать каждодневной рутиной. К примеру, у нас лечатся пациенты с тяжёлыми формами ДЦП и психоречевого недоразвития, с последствиями серьёзных черепно-мозговых травм и менингоэнцефалитов, а также наследственными нервно-мышечными заболеваниями.


За четыре с лишним года в нашей больнице я успела побывать логопедом и старшего отделения для пациентов от 4 до 18 лет, и отделения неврологии младшего возраста, в котором лечатся детки от года до 4 лет.


Обязанности везде одинаковые. Во-первых, мы осматриваем всех поступивших в отделение пациентов и выявляем, у кого из них есть речевые проблемы. Дальше мы смотрим, может ли ребёнок с нарушенной речью посещать логопедические занятия и нуждается ли он в них в данный момент. Например, детям с грубым психоречевым недоразвитием, как правило, нужна  помощь не логопеда, а другого специалиста — дефектолога, так как нарушение речи у них в большинстве случаев вытекает из психического недоразвития, а для эффективной коррекции состояния вначале нужна работа с основной проблемой. Также ребёнку в три года мы не будем исправлять неправильное произношение звуков ш и р, так как они и в норме появляются позже, и не готов ещё психологически малыш к тому, чтобы упорно трудиться над тем, что ему совсем не интересно. В таких случаях мы консультируем родителей по данному нарушению и рассказываем, как им построить взаимодействие с ребёнком в быту, чтобы оно было наиболее эффективным для развития речи. Поэтому маме пятилетней Зарины с психоречевым недоразвитием я объяснила суть её состояния и направила к профильному специалисту (дефектологу), а родителям трехлетней Сони с нарушенным произношением порекомендовала использовать элементы артикуляционной гимнастики, которые готовят речевые мышцы к правильному произнесению звуков.


Если же маленький пациент психологически готов к посещению занятий, наступает следующий этап: определение программы логопедической работы. Детки находятся у нас всего месяц, поэтому из множества доступных методик (а оснащение у нас хорошее) мы выбираем то, что за такой короткий срок поможет лучше всего. В нашем арсенале есть артикуляционная, дыхательная и пальчиковая гимнастика, ручной и зондовый массаж, логопедический тренажер «Фонема», развивающие компьютерные программы, игровые методики для стимуляции речевого развития, пособия по подготовке руки к письму, коррекции нарушений письма и чтения и многое другое.


Во-вторых, мы подробно консультируем родителей и в случае необходимости проводим с ними обучающие занятия. На них мама сидит рядом с малышом и смотрит, как работает специалист, а логопед в конце занятия рассказывает, что и для чего именно он делал. Потом мама под контролем специалиста сама применяет на практике полученные знания. Например, мама Даши с легкой задержкой формирования речи обучилась приёмам стимуляции фразовой речи и применяла их вне занятий по заданию логопеда. К моменту выписки девочка (ей к тому моменту было 2,5 года) вместо редких двусловных фраз активно говорила предложениями из четырёх слов.


Конечно, логопеды работают не одни. Мы самым тесным образом сотрудничаем с врачами-неврологами, психологами, воспитателями, совместно осматриваем и обсуждаем наших детей. Благодаря такому комплексному подходу мы можем всесторонне и более точно оценить состояние маленького пациента и эффективней ему помочь. Разбираем интересные случаи мы и в своём кругу: у нас есть отличная традиция передачи опыта новичкам от старших коллег.  Она очень помогла мне быстрее вырасти в профессиональном смысле, ведь я всегда могла обратиться с вопросом к специалисту с 30-ним стажем, да и меня приглашали вместе  посмотреть интересных пациентов. Например, вместе с неврологами и психологом мы определяли, какое именно состояние возникло у девочки после остановки сердца  и гипоксии: одна из форм афазии (этим термином обозначают распад сформированной речи) или всё-таки эти проявления относятся к нарушению памяти (амнестический синдром).


Во время летних отпусков я ещё замещаю коллег на амбулаторном приеме в консультативно-методическом отделении (поликлинике) нашей больницы. Там  работать сложнее. Если в стационаре есть возможность обследовать ребенка несколько дней, то на поликлиническом приеме нужно грамотно оценить состояние пациента и подробно проконсультировать родителей сразу за один раз.  Главной трудностью, которая тут возникает, чаще всего бывает сложность в установлении контакта с ребёнком. Бывает, что дети боятся, стесняются или начинают капризничать, а специалисту нужно услышать речь самому, а не оценивать её с чьих-либо слов. Тут уж приходится применить всё своё профессиональное мастерство, чтобы разговорить малыша, быстро и грамотно проанализировать и оценить всё увиденное и услышанное. Cправиться с такими проблемами поможет психологическая подготовка ребенка к посещению логопеда и  правильное поведение родителей на приёме. Ни в коем случае нельзя требовать от ребёнка речи, одновременно угрожая тем, что «иначе тётя сделает укол» или комментировать то, как он выполняет инструкции специалиста. Наоборот, в таком случае эффект будет обратным: ребенок испугается и замкнется в себе. Стоит сказать малышу, что в этом кабинете он будет только играть и рассматривать картинки, а также хвалить его за каждый ответ. В этом случае маленький пациент будет чувствовать себя комфортно. Он не будет бояться общения с логопедом и стесняться негативной оценки своей речи.


Мне нравится каждый аспект моей работы. Во-первых, я очень люблю общаться с детьми, создавая для них комфортную атмосферу, при которой они охотно идут на занятия и активно на них работают.  Для этого нужно, в первую очередь, внимание к ребёнку, когда он чувствует себя значимым. Я всегда слушаю то, что говорят мне дети и нахожу то, что им нравится. С мальчиком-подростком я обсужу модели машин или компьютерные игры, а с девочкой 4-5 лет — её новый красивый браслет. В итоге ребята сами охотно выполняют все задания.


Во-вторых, оказалось, что для меня не менее приятно взаимодействовать с родителями во время консультаций, подробно им всё объясняя и обучая приёмам развития речи в домашних условиях. Тут самое интересное — рассказывать о профессиональных вопросах людям без специального образования так, чтобы они все поняли, доступным им языком. Обычно я люблю проводить разные аналогии.


Также мне нравится и чисто умственная часть моей профессии: тщательно разбираться со сложными случая, делая в итоге верное заключение. Например, больше всего мне нравится смотреть неговорящих детей от 1,5 до 3 лет и выявлять те причины, которые мешают им заговорить. Иногда большую часть приёма подробно расспрашиваешь маму, пытаясь найти ту ниточку, за которую надо потянуть, чтобы распутать весь клубок.


Наконец, мало что может заменить те моменты, когда ты видишь реальные результаты своего труда и слышишь благодарность от родителей маленьких пациентов. Это именно те минуты, когда девочка с распавшимся после черепно-мозговой травмы письмом начинает удерживать в тетради строку, неговорящий малыш 3 лет произносит своё первое слово или вместо отдельных слов у него появляются фразы, а бабушка, одна воспитывающая внука с ДЦП, говорит в следующую госпитализацию: «Мы были на комиссии у логопеда, так нам сказали, что теперь произношение такое, что можно Женю на телевидение отправлять».

Лого letidor.ru

Комментарии