Детские страхи: кто виноват?

Детские страхи: кто виноват?

Именно родители учат детей бояться, проецируя на них все страхи мира. Поэтому лучший способ бороться с детскими страхами - это чтобы родители для начала разобрались со своими собственными "призраками", считает папа двух дочерей Дмитрий Тюттерин.  

- Папа, можно я с этой горки скачусь?
- Да, только пожалуйста, крепко держись за перила.
- Знаешь... я наверное передумала. Я лучше просто побегаю.
- Да, ладно, скатись, не бойся. Она не такая уж страшная.
- Нет, знаешь, давай потом. Я побегаю.
- Только осторожно, ладно?

Когда уже про вторую дочку стало понятно, что она растет трусихой, я всерьез забеспокоился. Налицо тенденция. Значит, я что-то делаю не так. Можно утешать себя мыслями о том, что страх - признак развитого интеллекта. Что ребенок боится, потому что умеет предполагать и прогнозировать. Но это утешение слабое, особенно, когда ребенок лишает себя обычных радостей детства - например, не качается на качелях без спинки или боится животных в зоопарке.

Конечно, есть много объективных причин того, что ребенок испытывает страхи. В конце концов, темнота, высота и тигры - это действительно страшно. Однако самое большое влияние на ребенка оказываем мы, взрослые. Подобно тому, как мы учим ребенка думать, смотреть или двигаться - так же точно мы учим его чувствовать. И чувство страха - одно из таких чувств. Ребенок учится ему от окружающих его взрослых.

Вот как это работает. Когда я кричу: “Осторожно, злая собака” или говорю ребенку на качелях “Держись крепче, а то упадешь!” - я не только забочусь о нем, но и учу его страху. Когда ребенок падает, и я с перекошенным лицом бегу к нему, он плачет потому, что я ему посылаю невербальное сообщение - случилась беда.

Больше того - когда я говорю “не бойся” или “ничего страшного”, хотя ребенок и не думал бояться, я прочно связываю эту ситуацию со страхами. Послание на самом деле такое - это страшно, но ты не бойся, будь сильнее этого. А ребенок не всегда готов быть сильнее обстоятельств.

Эй, постойте! Я хороший отец. Я забочусь о своих детях. Я хочу, чтобы они были целы и здоровы, я предупреждаю их. И что же получается - я виноват? Получается так. Все доказательства налицо.

Дело в том, что чем лучше взрослый заботится о ребенке, тем больше ребенок перенимает от взрослого, как хорошего, так и плохого. Поэтому, если я хочу учить своих детей - я должен быть лучше сам.

И потом - что, по-вашему, я должен делать? Ведь если начинаешь давить на ребенка - настаивать, уговаривать: “Потрогай эту собачку, она не кусается!”, Иди сюда, тут неглубоко!” - ребенку только страшнее будет. Мне кажется, он слышит вроде “Потрогай... собака... кусается!” “.......глубоко”. И если делает что-то, то только чтобы отстали. И начинает заранее избегать ситуаций, в которых его могут заставить сделать что-то, что ему не нравится.  И тогда вместо отказа съесть незнакомую еду мы получаем отказ вообще ходить в незнакомые рестораны. Вместо отказа покачаться на качелях ребенок вообще начинает проситься на прогулку только с бабушкой.

Как уже было сказано, если ребенок боится - значит, умеет прогнозировать. Давление не помогает. Только делает хуже. Поэтому мы конечно можем рассуждать об особенностях и выражении детских страхов, но главное - это перестать сами пугать их. Перестать кричать на них, перестать угрожать им. Все эти приемы - от бессилия или лени.

Но еще важнее - перестать бояться самим. Мы так боимся жить, что не живем толком, а только пытаемся увернуться от потенциальных угроз. То же самое с работой. Часто работа многих офисов, да что - там, целых корпораций построена на страхе. Все боятся проверок, боятся потерять работу, боятся сделать что-то лишнее, попасться на глаза начальству. В похожей позиции находится и начальство - они боятся, что работники перестанут делать, что им говорят, перестанут их слушаться. Да и потом у любого начальника всегда есть свой начальник. В общем, перестать бояться трудно.

Мы все эти страхи мира проецируем на своего ребенка. Ведь ребенок - это то за что мы по-настоящему боимся, больше чем за себя.  А значит, ребенок учится нашим страхам. Даже если нам кажется, что мы сами учим его чему-то совершенно другому.

Есть такое чудесное изречение: ”Лучше всего дети слушают, когда разговаривают не с ними”. Тоже самое с невербальными уроками: дети видят ваш страх и для них это сигнал бояться, чего бы вы там не говорили. Поэтому, каждый раз, когда вы вольно или невольно продемонстрировали ребенку страх (а это обязательно произойдет, вы же не робот какой-то) - постарайтесь и продемонстрировать тот момент, когда вы этот страх победили.

Но значит ли все вышесказанное, что мы вообще не должны беспокоиться о безопасности детей? Пусть ходят где хотят, прыгают откуда хотят, лишь бы не росли в страхе? Безусловно, нет. Вопрос только в том, где расположена золотая середина между неоправданной беспечностью и паранойей.

Мне кажется, граница лежит в области эмоций. Если вы дома видите опасный угол стола, который ребенок все время задевает - то головой, то плечом, то разумно что-то с этим углом сделать. Купите специальную детскую накладку на угол, переставьте мебель, поменяйте стол. Но вне зависимости от того, сделали вы что-то или нет по этому поводу, единственное, чего не стоит делать - не стоит переживать и бояться.

У индусов есть притча о том, что в человеке борются два волка, белый и черный. Сила черного в ненависти, страхе и гневе. Сила белого - в великодушии, честности и благородстве. И побеждает тот волк, которого кормят.

Лого letidor.ru

Комментарии