4 конфликта на детской площадке: реальная история одной мамы

4 конфликта на детской площадке: реальная история одной мамы

Новая колонка Александры Гусен, фотографа и мамы Марфы. На этот раз — о детских и родительских конфликтах, в которых не по своей воле пришлось поучаствовать маме и дочке.

Александра Гусен
Александра Гусен

Сразу оговорюсь, что избежать конфликтов на детской площадке, равно как и в других местах скопления детей (а также их родителей), вам не удастся, даже если вы — самый неконфликтный родитель, даже если ваш ребенок — воплощение самой доброты.

При возникновении спорной ситуации на площадке вы можете быть или причиной, или объектом конфликта. За трехлетний стаж игр на детских площадках мы с дочкой успели побывать в обеих ролях.

Почему я говорю «мы»? Во-первых, я придерживаюсь того мнения, что до определенного возраста, когда ребенок сам не может нести полную ответственность за свои поступки, за него отвечают родители. А во-вторых,

иной раз конфликты создают сами родители, выясняя отношения друг с другом.

Помню, как, наматывая круги с коляской по парку, я с завистью поглядывала на детские площадки. Я примеряла возраст играющих детей к возрасту своей дочери, мысленно приближая тот час Х, когда я наконец-то смогу отпустить ее играть с другими детьми, а сама буду сидеть на лавочке и почитывать новый томик Бегбедера.

Конечно, на тот момент я глубоко заблуждалась! Ведь я не ведала всех опасностей, подстерегающих меня на детской площадке: отсутствие балясин, предусмотренных конструкцией детских горок, недосмонтированные снаряды, хулиганистые мальчишки и просто обычная песочница.

Когда мы с дочкой первый раз очутились на детской площадке, ей только исполнилось 11 месяцев. Надо сказать, социализироваться она очень хотела, ее всегда интересовали другие дети.

Где-то до 1,5 лет конфликты на детской площадке заключались главным образом в том, что дети не могли поделить игрушки. Я — сторонник мнения:

если ребенок не хочет делиться своими игрушками, то он этого не должен делать ни в коем случае.

Даже если его очень сильно об этом попросит мама другого ребенка, даже если назовет его жадиной, даже если пригрозит, что он во веки вечные останется один и никто с ним никогда не будет играть. Да, бывало и такое.

Насколько это было возможным, я старалась донести до своей дочери, что ребята не обязаны с ней делиться своими игрушками, если не хотят. Но, как показывала практика, меняться игрушками любят очень многие.

Отношения между противоположными полами я не могу назвать легкими даже в подростковом возрасте, а на этапе познания мира, когда детям сложно контролировать свои эмоции, конфликты, когда мальчишки дергают девочек за косички и толкают, случаются довольно часто, как и в моем детстве.

Было у нас на площадке два конфликта с мальчишками: одинаковых по содержанию, но разных по реакции родителей.

Случай с Ваней

Гулял часто с нами на площадке мальчик Ваня — рослый, активный, задиристый, часто от него доставалось мальчишкам помладше. Гулял Ваня либо с мамой, либо с бабушкой. Обе женщины души в нем не чаяли, буквально на руках носили. За подзатыльники, драки с другими детьми не ругали, старались отвлечь, переключить внимание, объясняли, что так делать плохо. И в один прекрасный день очередь дошла и до моей дочери.

Ваня взял палку и со всего размаха врезал Марфе со спины по голове.

Никто из взрослых не ожидал такого поворота событий, поэтому не смог вовремя сориентироваться и предупредить. Через секунду — Марфа со мной в обнимку на полу в слезах, а Ваня — на руках у мамы!

С того случая я не оставляла дочь наедине с Ваней, а Ваня, судя по продолжающимся стычкам с детьми, нескоро поймет, что драться — это плохо.

Случай со Святиком

Аналогичный — правда, менее травматичный — конфликт произошел между моей дочкой и мальчиком Святославом, гулявшим с папой, к слову сказать, бывшим спортсменом, хоккеистом. Играли-играли дети в футбол, гоняли мячик, потом вдруг Святик подбегает к Марфе, делает резкий прогиб в животе и виртуозным движением «фаталити» из всем известной компьютерной игры посылает мою дочь в нокаут.

Подбегаю к дочери, беру на руки, успокаиваю, и мы уже вместе наблюдаем следующую картину мужского воспитания.

Папа подбегает к Святославу и толкает его — не со всей силы, конечно, но так, что он падает на резиновое покрытие площадки.

Судить о правильности выбора способа воспитания чужого ребенка я не имею права, но больше Святослав в драках замечен не был, девочек не обижал, да и отношения у него с папой были очень теплыми.

Случай с мамой и ее дочкой Сашей

Случился как-то раз у нас конфликт с одной мамой. Даже не то чтобы конфликт, а так, недоразумение.

Когда моя дочь только начинала делать свои первые шаги по детской площадке, была у нее каталка — бабочка на палочке, красивая такая, идешь, она перед тобой на колесиках едет, крылышками машет, бубенчиками звенит. Но, как и большинство пластиковых игрушек для улицы, очень хрупкая.

Однажды подбежала к нам девочка Саша, на год старше моей дочери, схватила эту бабочку и как бабахнет ее об землю.

Тут ей и пришел конец — развалилась она на палочку, колесики, крылышки и туловище. Если честно, как поступить в такой ситуации, я понятия не имела, потому что это случилось впервые. Но мама Саши любезно предложила купить новую бабочку или другую каталку взамен. В итоге Сашу с мамой мы в следующие полгода на площадке не встречали, хотя до этого виделись почти каждый день, здоровались и наши дети иногда играли вместе.

Когда срок исковой давности по «убийству» бабочки истек, мы стали снова встречать Сашу с мамой.

Но они почему-то обходили нас стороной, переходя на другую сторону улицы. А иногда, завидев нас на подходе к площадке, быстро с нее уходили.

Случай неожиданный: когда зачинщик — твой собственный ребенок

Когда моя дочь была совсем маленькой и только начинала делать первые шаги в знакомстве с окружающим миром и другими детьми, я и в самом страшном сне не могла себе представить, что она когда-нибудь будет зачинщицей конфликта в детском коллективе.

Конечно, как и у многих детей, у нее случались истерики дома после двух лет, когда дети начинают испытывать новые эмоции, но не знают, как их правильно выразить, как научиться контролировать, например, гнев, досаду, нежелание что-то делать.

Но все менялось, когда мы выходили в люди. Там ей все и всё было интересно, у неё была своя устоявшаяся компания.

Все поменялось, когда моя дочь пошла в детский сад.

Группа в саду набралась из малышей до трех лет, поэтому многие не очень хорошо говорили. И как-то раз, в первые недели функционирования группы, когда дети еще не притерлись друг к другу, на прогулке моя дочь просит другую девочку поделиться с ней игрушкой. Та, в силу неумения объяснить свое желание играть самой, просто молча не отдает. Марфа предлагает свою игрушку взамен, та еще сильнее прижимает свою к себе.

Моя дочь, зная, что в саду все игрушки общие и ими нужно делиться или играть вместе, раздосадованная, бьет другую девочку.

Воспитатель в саду и мы с папой дома потом долго объясняли дочке, что та девочка не могла ей ничего объяснить и ответить просто потому, что пока еще не знает всех нужных слов.

С тех пор прошло уже много времени, пока без конфликтов. Кажется, сейчас они подружки.

Лого letidor.ru

Комментарии

Читайте также