Учим делиться игрушками: уроки для трехлеток

Учим делиться игрушками: уроки для трехлеток

Хорошая новость – дети знают, что уже нужно делиться в возрасте 2-3 лет. Плохая – по большому счету им на это наплевать. Что с этим делать родителям?

«Это мое!» – рыдает моя трехлетняя дочь. При этом в глазах ее такая безутешная тоска, как будто весь мир покушается на то единственное и сокровенное, что у нее есть! Ссоры и истерики под общим лозунгом «Мое!» происходят между детьми с завидной регулярностью. Года полтора назад в нашей семье исполнителем главной роли в подобных сценах был сын. Теперь дочь достойно продолжает начатое им дело. Мои дети погодки (почти 4 года и 5 лет). Так что я имею завидную возможность наблюдать смену периодов в их поведении без каких-либо разгрузочных промежутков. Только сын завершил период «а мне уже 3!», как в него незамедлительно вступила дочь. Первое, что она сделала – начала столбить территорию. Тут же были распределены места за обеденным столом,  ящики письменного стола в детской, которые до этого момента были общими получили название «твой» и «мой», кроме того в детской был зарезервирован угол, где она стала складывать все, что по ее мнению принадлежит ей. Следующий этап – борьба за «свое» с окружающими, прежде всего со старшим братом.


Все происходящее – часть естественного процесса развития человеческой личности. Более того, психологи говорят нам, что такое поведение ребенка означает, что он развивается правильно. Почему же тогда с новоявленным собственником становится так трудно сосуществовать? Да потому, что «своим» он считает любую вещь, которая ему понравилась, и совершенно не собирается ничем делиться. Вот тут то и начинаются бесконечные конфликты под аккомпанемент отчаянных воплей «Это мое!».


Умение делиться – очень важный психологический и социальный навык. Чтобы им овладеть ребенку необходима помощь. Причем учиться делиться и не брать чужое он будет практически одновременно. Взрослым придется запастись терпением, так как процесс это не быстрый. Помимо всего прочего он связан с механизмами саморегуляции и самоконтроля, а они развиваются у ребенка гораздо позже.

С чего начать?

Прежде всего позволить ребенку иметь «свое». Нельзя научить делиться того, у кого ничего нет. Более того, не возможно делиться тем, что и так общее. Как только вы заметили, что ребенок начал столбить территорию – выделите ему его собственное пространство: ящик, полку, коробку – все что угодно, но это должно быть место, на которое никто больше не будет покушаться. Если детей в семье несколько можно использовать карточки с именами или какие-то другие обозначения, по которым сразу будет понятно, чья это вещь или место. Считайте, что в вашей семье наступил период феодальной раздробленности. Это необходимый этап. Маленькие «князья» должны утвердиться в своих владениях и осознать, что эта территория (вещь) принадлежит только им. Теперь остается понять, что у других также есть свое пространство и им не нравится, когда на него посягают. Этому ребенка нужно учить. Конфликтов скорее всего избежать не удастся, но при этом совершенно необязательно вести пограничные войны. С любым ребенком можно договориться, надо только знать,  как это сделать.


Почему истерика?

Большинству родителей знакома такая ситуация: ребенок в исступлении бросается защищать «свое» и требует «родную голубую лопатку» или «любимый зеленый мячик» так, как будто от обладания этими вещами (причем сию же минуту) зависит вся его жизнь. Неужели эти вещи действительно так важны? С одной стороны – да.  В тот момент, когда малыш в истерике их добивается, ему действительно кажется, что ничего важнее «голубой лопатки» в мире быть не может. С другой – нет. Ровно через минуту ребенок может совершенно забыть о вожделенном предмете.


«Малыш плачет не потому, что любимый зеленый мячик действительно незаменим» пишет Патти Випфлер, воспитатель с многолетним стажем, автор десятков статей и основатель института для родителей «Hand in Hand». Если ребенок спокоен и ощущает себя любимым – он готов делиться. Самым важным в воспитании Патти Випфлер считает установление глубокой эмоциональной связи между родителями и ребенком.  Дети нуждаются в ощущении безопасности – это их естественная психологическая потребность, не менее важная, чем потребность в пище и отдыхе. Доктор Випфлер говорит, что у большинства детских истерик всего две причины: или ребенок утратил ощущение связи с родителем или что-то напомнило ему о болезненном переживании, когда он был испуган и чувствовал себя одиноким. В такие моменты нарушается внутреннее равновесие маленького человека, что он и демонстрирует с помощью воплей и плача. На первый взгляд, все это выглядит, как довольно мудреная философия, но на самом деле все просто. Если ваш малыш ни с того, ни с сего решил, что именно сейчас его мячик – самый важный в мире предмет и закатил истерику, вспомните, когда последний раз вы обнимали его и говорили, что вы его любите? Вчера? Для малыша это вечность!


В современном мире родители обременены таким количеством забот, что им иногда просто некогда задуматься над тем, сколько времени проходит между моментами, когда они дарят своему ребенку нежность и ласковые слова. Для 2-3х летнего малыша даже промежуток в несколько часов может быть тяжелым испытанием, не говоря уже о том, когда проходит день или больше. Порция родительской любви важна для ребенка не меньше, чем порция утренней каши. «Эмоциональное питание» должно быть таким же регулярным, как и физическое. Иначе, изголодавшемуся по ласке малышу, ничего не останется кроме как излить свое горе в слезах. Выходит, что не хотят делиться и скандалят только нелюбимые дети? Или те кого, неправильно воспитывают?  Разумеется нет.


«Дети знают, что нужно делиться, но предпочитают этого не делать». Статью под таким воодушевляющим названием опубликовал журнал TIME в апреле этого года. В ней дается обзор последних исследований на тему детской щедрости и умения делиться, которое провели ученые Мичиганского университета. Основной их вывод можно свести к заглавию вышеупомянуютой статьи TIME. Правда,  психологи не столь категоричны и делают поправку на возраст. Хорошая новость – дети знают, что нужно делиться уже в возрасте 2-3 лет. Плохая – по большому счету им на это наплевать. И не потому, что трехлетки – закоренелые эгоисты. Просто психологические навыки позволяющие перевести это знание в действие, обычно формируются только к 7 годам.


«Умение делиться – очень актуальная тема! Большая часть детских ссор связана именно с этим навыком, а вернее с его отсутствием», – говорит профессор Крейг Смит, автор проекта и доктор психологии Мичиганского университета. Целью исследования было не столько обнаружить умеют или не умеют делиться дети того или иного возраста, сколько сопоставить то, что дети думают о необходимости делиться с их реальными действиям. В экспериментах принимали участие ребята от 3 до 8 лет. В качестве стимула использовались красочные наклейки. Причем ученые выбрали наклейки со специальными ароматами, чтобы увеличить их привлекательность. Одним словом было сделано все, чтобы дети захотели во чтобы то ни стало иметь как можно больше этих наклеек. Абсолютно все участники рассуждали о том, что наклейки нужно разделить поровну. На практике же только ребята более старшего возраста действительно делились.


Ученые связывают это с тем, что дети младшего возраста (3-4 года) в меньшей степени способны контролировать свои импульсы. Для подтверждения этой гипотезы провели эксперимент. Детям попеременно показывали картинки луны и солнца. При этом смотря на солнце нужно было говорить «ночь», а смотря на картинку с изображением луны «день». Такое упражнение требует контроля первого импульса сказать то, что соответствует естественному порядку вещей. Солнце – «день», луна – «ночь». Старшие дети справились с заданием гораздо лучше. Низкая способность контролировать эмоции и импульсы у детей младшего возраста подтверждается также нейробиологическими исследованиями. Префронтальная кора головного мозга, отвечающая за процессы саморегуляции и контроля над импульсами развивается особенно быстро в период с 3 до 8 лет. При этом все дети от малышей до школьников первого класса были честны в отношении своих намерений. Трехлетки прямо заявляли, что при возможности оставят себе больше наклеек, чем дадут другим. Старшие дети (6-8лет) говорили, что поделят их поровну между всеми и в большинстве случаев именно так и поступали. Так что малыши прекрасно знают не только «как надо», но и то, как в действительности они поступят (не будут делиться).


Ген щедрости

Оказывается, что исследованием щедрости у детей занимаются не только психологи и нейробиологи, но и генетики. «Наука щедрости» – так называется проект Нотр-Дамского университета по финансированию и поддержке исследований щедрости, доброты, заботы, эмпатии и других подобных типов поведения у детей начиная с двух лет. В программу включены работы ученых со всего мира и новые изыскания продолжают пополнять эту коллекцию.


Профессор Ариэль Кнафо сфокусировал свое исследование на связи между генетикой и процессами социализации. Его исследования показали, что существует зависимость между определенными генными вариациями и менее альтруистичным поведением дошкольников. Дети с типом AVPR1A RS3 327 bp allele неизменно оказывались менее склонными делиться чем-либо с другими. Проще говоря, есть люди изначально предрасположенные быть щедрыми по отношению к окружающим и есть те, кому это всегда будет даваться труднее. Собственно говоря, ничего нового в самом этом факте нет. Генетики лишь нашли его научное объяснение. Теперь они работают над «расшифровкой великодушия», пытаясь установить какой именно набор генов отвечает за предрасположенность к этому качеству.


Как быть?

Итак, период «Это мое!» – это возраст. Кроме того, на то насколько тяжело ребенку будет даваться наука щедрости, могут влиять генетические факторы. Так что же? Нужно просто пережидать? Или оставить попытки уговорить дочь поделиться конфетами с братом ввиду отсутствия у нее «гена щедрости»? Психологи и воспитатели утверждают, что нужно работать с ребенком. Проводить профилактику истерик, снабжая его ежедневными обильными порциями любви и ласки. Позаботится о том, чтобы у ребенка было свое пространство и было чем делиться. Любой ребенок проявляет щедрость и великодушие в определенных моментах. Никогда не оставляйте их незамеченными. Причем похвала всегда должна быть очень конкретной. Простого «Ты молодец!» малышу не достаточно. Он должен точно знать, в чем именно он отличился, чтобы потом иметь возможность повторить достижение. «Молодец, что поделился игрушкой!» «Молодец, что разрешил Пете поиграть с твоим ведерком!»


Кроме того, детям свойственна совершенно естественная в этом возрасте забывчивость. Поэтому одной или двух бесед на тему умения делиться совершенно недостаточно. Придется повторять сказанное много раз.


Начинать лучше с малого. Постарайтесь объяснить ребенку разницу между подарить и одолжить.  Если ты поделишься с другом игрушкой, это не значит, что с ней придется расстаться навсегда.


И самое главное – никогда не наказывайте ребенка, если он не желает делиться и не давите на него. Научить быть щедрым можно только спокойно и без всякого принуждения. Не забывайте, что до определенного момента ребенок действует по принципу «все, что мне нравится – мое». Это вы думаете, что он берет чужое, а малыш уверен, что взял свое. Осознание того, что это далеко не всегда так приходит позже, примерно после 3,5 лет. Поэтому, если двухлетний малыш схватил ваш сотовый и потом возвращает его обратно,  помните, что в этот момент от делится с вами!


Если ребенок вдруг вырывает игрушку у соседа по песочнице, не бросайтесь к нему с воплями «Отдай сейчас же!» С этой частью программы «пострадавшая сторона» справится и без вас. Воспитание обидчика и разъяснения на тему «Так делать нельзя!» тоже можно оставить на потом. Для начала подойдите к ребенку, у которого ваш малыш отобрал игрушку, и постарайтесь его утешить, предложить что-то взамен. Поверьте, это произведет впечатление на вашего непоседу и вам будет проще уговорить его вернуть игрушку законному владельцу. При это он снова будет упражняться в щедрости, ведь он еще не понимает, что взял чужое.


Еще одно полезное правило: никогда ничего не вырывать и не отнимать у ребенка (за исключением случаев крайней необходимости). Не путайте его. Малыш никогда не поймет, почему маме можно отобрать игрушку у него, а ему нельзя отобрать игрушку у младшего брата. И наоборот, если мама и папа всегда спрашивают у ребенка можно ли взять какую-то из его вещей, с большой долей вероятности малыш в скором времени научится делать тоже самое. Есть такое выражение – «что обезьянка видит, то она и делает». В этом возрасте ребенок – это маленькая обезьянка, которая готова копировать все, что видит вокруг. Постарайтесь обратить внимание малыша, если кто-то с кем-то делится.


Дети учатся на примерах значительно быстрее. Мой сын от природы более склонен делиться. Прежде чем приступить к поглощению чего-нибудь вкусного, он непременно угощает всех в доме. У дочки же «ген щедрости» явно спрятан где-то более глубоко. Я всегда удивляюсь тому, как она изменилась, наблюдая за братом. Обычно получив в подарок какую-нибудь вкусность, дочка старается поскорее спрятать ее в свою «коробку с сокровищами». Так бы и канули туда бесчисленные конфетки и мармеладки. Но стоит ей заметить, что брат отправился совершать круг почета с угощением, как она тут же бежит и с удовольствием делится со всеми. Так что положительные примеры бывают не менее заразительны, чем дурные.


http://healthland.time.com/2013/04/04/young-kids-know-how-to-share-but-chose-not-to/
http://www.sciencedaily.com/releases/2013/02/130227102940.htm
http://www.parentingstartshere.com/index.php/2012/12/04/six-tips-to-teach-your-toddler-about-sharing/
http://www.more4kids.info/476/teaching-to-share/
http://www.handinhandparenting.org/news/6/64/It-s-Mine-All-About-Sharing

Лого letidor.ru

Комментарии