Гражина Будинайте: "В российских семьях поздно взрослеют"

Гражина Будинайте: "В российских семьях поздно взрослеют"

Председатель Общества семейных консультантов и психотерапевтов Гражина Будинайте рассказала «Летидору» о том, что такое современная семья, с какими проблемами сталкиваются сегодняшние родители, и как может помочь системная психотерапия в решении проблем и установлении гармоничных отношений в семье.

Председатель Общества семейных консультантов и психотерапевтов Гражина Будинайте рассказала «Летидору» о том, что такое современная семья, с какими проблемами сталкиваются сегодняшние родители, и как может помочь системная психотерапия в решении проблем и установлении гармоничных отношений в семье.



34535.jpg- Что такое семья сегодня?


- Сегодняшняя семья отличается от традиционной для России, трёхпоколенной семьи. Долгое время российская семья была скорее трёхпоколенной. Даже, когда началось движение в город, индустриализация, семья продолжала оставаться такой – из-за трудностей жизни, так проще было выживать. Но это порождало и сложности, даже болезни семьи. Последние двадцать лет довольно активно идет процесс изменения в обществе. Меняется многое и, конечно, не только в России – растет число так называемых незарегистрированных союзов, удлиняется срок жизни людей, а значит и продолжительность супружества после взросления детей, растет число повторных браков, много семей, в которых ребенок одного из супругов или обоих – от прежнего брака. Интересна роль домашних животных в семье (этим сейчас много занимается моя коллега Анна Варга) и многое другое. Но в России все же главное сейчас, на мой взгляд, переход из одной семейной модели в другую.


- Бабушки уходят в прошлое?


-
Прежняя очень активная включенность бабушек уходит в прошлое, поскольку меньше соответствует более мобильной форме жизни, когда муж и жена отделяются от семьи и становятся на свои ноги. Самостоятельность, независимость от прежнего поколения определяется тем, какую младшие сделали карьеру и какими взрослыми качествами обладают. Это плохо сочетается с той ситуацией, когда надо по-прежнему зависеть морально и материально от старшего поколения. У нас так было принято, потому что большое количество семей долгое время вынуждено было жить на одной территории с родителями.


- А как же передача традиций, бабушки как хранительницы рода и наследия?


-
На наш взгляд, в трёхпоколенной семье более широкое поле для проблем, чем в семье ядерной, или нуклеарной. Это не значит, что не надо общаться с дедушками и бабушками, напротив, такая связь очень важна! Но в семьях, где старшее поколение сохраняет старшинство, среднее поколение взрослеет поздно, странно, а то и не взрослеет вовсе.


Мы – травмированное общество, всем нам очень долгое время надо было выживать. Могли убить, посадить, на войне можно было погибнуть. Чтобы выжить, например, даже нашим родителям, бабушка была очень нужна. А как ещё жить с ребенком, если надо было одновременно стоять в очереди за продуктами, бежать с работы, забирать ребенка из детского сада, крутиться и вертеться. Когда жизнь трудна и опасна - люди кучкуются.


В этом также есть след тоталитарной системы, потому что, если люди поздно взрослеют, и им трудно отделиться от родителей, возникает ситуация, в которой старшее поколение долго диктует и стоит у руля. Где есть один «отец», всё всегда как бы соподчинено этому «отцу». В российских семьях все ещё поздно взрослеют, и если вы спросите сегодняшних людей, когда они повзрослеют, большинство из них все ещё скажет: «когда я женюсь, когда выйду замуж, когда у меня появится ребенок» А это, вообще говоря, странный критерий – внешний.


Критерий отделения от родителей, когда человек стоит на своих ногах, понимает, куда и зачем идет, какой ему нужен партнер, в нашем обществе все ещё не укоренился.


Но изменения происходят. Учитывая то, что в России много крупных городов, разговоры о том, что у нас больше провинциального и значит, патриархального, населения – это некоторый миф. В России есть довольно много городов-миллионников, именно в сторону этого образа жизни и устремлена жизнь большинства людей. Поэтому постепенно семья становится нуклеарной – мама, папа и дети.


- Ну а бабушки и дедушки – что теперь с ними не общаться?


- Почему же, общаться конечно, другое дело, что у бабушек и дедушек должен быть свой контакт с внуками, у взрослых детей со своими родителями должны быть свои эмоциональные связи. Но говоря об отделении, мы ходим по скользкой почве – казалось бы, задеваем тему уважения к традициям и старшему поколению. Но не видеть цену этому тоже нельзя.


- Почему же по скользкой? Тема ненужных вещей для родителей, которую мы раскрывали не так давно, вылилась в дикий список, куда попали и бабушки. А ЖЖ все-таки – глас народа…


- Понимаете, тут многие стороны жизни завязаны. Наша социальная среда не особо предполагает, чтобы пожилые люди (а часто в действительности ещё очень активные люди) находили какое-то свое содержание жизни помимо того, что они думают и заботятся о внуках. Более того, внуков, как правило, требуют: «внуков вы нам не родили, зачем нам тогда жить? У нас даже смысла жизни нет никакого». Здесь мы имеем очень специальную ситуацию, когда старшее поколение как бы питается младшим. И все это - под прикрытием любви и заботы. Социальная среда жизни пожилых людей, её обогащение у нас – серьезная проблема.


Тем не менее, российская семья сегодня – это семья, которая постепенно приближается к обычной мировой модели, европейской или какой угодно другой. Она довольно мобильна, в ней существуют родители с детьми, она больше ориентирована на то, чтобы дети становились самостоятельными как можно раньше.


Несмотря на то, что сам период детства стал длиннее, семья ориентирована на то, чтобы в какой-то момент все же легче отпускать детей, чтобы они не жили с родителями до зрелых лет. Этому могут помочь и отправка ребенка в университет на обучение, например. Но пока ситуация с кампусами у нас тоже не очень развита, а ситуация, когда можно куда-то уехать заграницу и попробовать свои силы, опять же, очень специальная и подходит не всем.


- С какими вопросами к вам обращаются родители?


- Ну, если смотреть от младших к старшим, то это маленький ребенок с его всевозможными проблемами, будь то плохо управляемый, непослушный или гиперактивный. При этом это не всегда это диагностированный синдром отвлеченного внимания, часто сами родители расценивают поведение ребенка как «гиперактивное» Это далеко не всегда попадает во врачебную квалификацию, но при этом ребенок может быть трудным в управлении, непослушным, шумным, или наоборот. Беспокойства у родителей возникают по поводу того, что ребенок не очень хорошо общается со своими сверстниками, дерется, отбирает игрушки. Как обычно, актуальны проблемы плохого сна, страхов, ситуаций, когда ребенок плохо ест и т.д.


Потом начинается школьный возраст, отдельная группа проблем в этой возрастной категории связана с тем, что родители хотят понимать, готов ребенок к школе или не готов. Школьные взаимоотношения - отдельная тема, часта проблема здесь: «ребенок не учится, и мне приходится с ним сидеть, нужно ли сидеть с ребенком, когда он готовит уроки или не нужно».


- А в двух словах – нужно или не нужно?


- Если хотите в двух словах, то не нужно. Это обычное обслуживание психологических проблем мамы (обычно неосознанных), возникающих из других источников или вообще – из тревоги родителей. Всегда актуальны разные сложности взаимоотношений в школе: ребенок изолирован от сверстников, недостаточно общается, имеет проблемы с успеваемостью. Прийти к психотерапевту проще, если родителям кажется, что проблема в ребенке. Мы же, системные семейные психотерапевты, начинаем смотреть, что происходит в семье, зачем и кому надо, чтобы в семье возникла такая проблема.


Вообще – школа отдельная тема. Страхи перед школой – как таким все ещё жестким социальным институтом, довольно частая причина обращения, и я вижу, что тревог, связанных со школой, и у самих родителей довольно много, часто это тянется из их собственного прошлого.


Много людей обращается с вопросом, как себя вести с детьми в ситуации развода, как выстроить эту ситуацию, чтобы развод детям не навредил. Такая группа тоже есть, и сейчас она уже не такая маленькая.


Трудности возникают у родителей, которые одни воспитывают ребенка. Прерванный контакт другого родителя с ребенком - это не очень хорошо, и здесь всегда возникает вопрос, почему этот контакт был прерван родителем. Простое объяснение «он просто не общается», никогда не бывает очень простым.


Много вопросов у тех, кто вынужден быть мачехой или отчимом, здесь частой темой является налаживание отношений. Появляются и люди с приемными детьми, что очень правильно - они нуждаются в поддержке и помощи.
Частой проблемой, с которой приходят, является компьютерная зависимость, реже, но попадаются сложные темы, связанные с употреблением детьми наркотиков.


Ну и конечно, супружеские проблемы, в самых разных аспектах – конфликты, одиночество в отношениях, измены, сексуальные проблемы и многое другое.


- Как возникло ваше общество семейных консультантов?


Все началось в 1998 году, я только-только начинала и была одна из группы, выступившей учредителями. За это время председателями Общества были и Анна Яковлевна Варга, и Елена Моисеевна Вроно – очень известные профессионалы.


Объединились, потому что назрела потребность обсуждать профессиональные темы. Если речь идет о психотерапевте, который не участвует в научной деятельности, а просто рутинно консультирует, то это довольно специфическая работа. Ты - один на один с клиентами и специфика работы в том, что по этическим соображениям ты не можешь поделиться информацией, своим эмоциональным состоянием с друзьями и близкими. Кроме того, ты действительно профессионально нуждаешься в общении, если у тебя появляются какие-то трудности, случай не идет, возникают такие мысли, как «я не могу работать с этими невозможными людьми», или наоборот «постоянно думаю про этот случай».


Все это признаки того, что происходит некоторый сбой, потеря профессиональной нейтральности. Эта ситуация решается обсуждением проблемы с коллегами, которым ты можешь нарисовать генограмму семьи (условная схема), дать послушать запись, обсудить и получить обратную связь. Они смогут тебя скорректировать, дать понять, насколько правильны твои гипотезы, в том ли ты направлении работаешь, правильную ли стратегию ты выбрал и даже указать тебе на то «место», твою собственную «тему», из-за которой ты, возможно, теряешь нейтральность, стопоришься. Это называется супервизией, которая растет корнями из врачебного консилиума, но у терапевтов имеет свою специфику – отражающую другую, не медицинскую логику работы.


Кроме супервизии, есть другая важная часть: когда мы создавались, всем страшно хотелось учиться, иметь возможность приглашать каких-то западных терапевтов, что мы и делали. Сейчас это уже не так актуально, так как за предыдущие 10 лет, благодаря таким встречам, конференциям и приглашениям, появилась своя система обучения. В Институте Практической психологии и психоанализа уже готовят профессионалов с дипломом системного семейного психотерапевта. Но у нас по-прежнему есть открытые для всех встречи раз в месяц, куда мы приглашаем многих и собственно психологов и педагогов, людей из социальных центров, культурологов, философов – нам, что замечательно, многое интересно. И наконец, введение профессионального членства – это ещё развитие и продвижение определенных стандартов в профессии. Некая гарантия признанyости специалиста профессиональным сообществом.


- Часто приходится слушать от друзей, дескать, что с нас взять, во всем мире уже третье поколение на Фрейде выросло, а мы все ещё в самом начале пути. Это так?


- Если вы имеете в виду классический психоанализ, то такого анализа, каким он был в начале и середине 20 века, что называется, в «чистом виде» уже не будет. В прошлом веке появилось довольно большое количество направлений, которые быстрее и подвижнее реагировали на социальные запросы, чем классический психоанализ.


Системная семейная психотерапия возникла не из психоанализа, хотя традиции и способы мышления, принятые там, были во многом точками «отталкивания». В основе семейной системной психотерапии – кибернетика и теория коммуникаций. К психоанализу это, в общем, не имеет никакого отношения.


Если взять первых западных звезд системной терапии, то, как правило, это люди, которые получили базовое медицинское и психоаналитическое образование, потом пошли, например, в детский центр или клинику и поняли, что полученных знаний недостаточно, они не так эффективно работают. Классическая семейная терапия была ориентирована на то, чтобы преодолеть сложность или симптом в семье, и меньше - на личностный рост.


И поскольку эта терапия, не рассчитана, как, психоананлиз, на то, что у человека есть готовая культура «потребления психологическую помощь», то нам не так сложно. Есть у человека сложность, уже хорошо, что он хотя бы это понимает, и пытается с ней справиться. Конечно, хотелось бы, чтобы элементарные вещи люди все-таки понимали: сеанс у семейного психотерапевта - это не пассы над головой, или мистические знания, которые странным образом передаются и воздействуют. Это не диагноз, не признание того, что с тобой что-то не так или что ты неполноценен. Совсем наоборот. Если искать совсем уже простую аналогию, то это специалист, которого ты нанимаешь для своих нужд, как архитектора, тренера по плаванию и т.п. хотя, возможно, не всем моим коллегам такая аналогия понравится.


Системный семейный психотерапевт - это нейтральный человек, который не включен в твою жизненную ситуацию и поэтому может точнее увидеть, какая там сложилась «механика» отношений, как можно ее поменять, чтобы она работала другим, более устраивающим заинтересованных членов семьи, образом. Такого минимального понимания, конечно, хотелось бы. Оно постепенно формируется у людей. Все-таки клиенты к нам приходят в основном по цепочке, мы почти не рекламируем свои услуги.


- Есть такая мода утверждать, что семейный институт разваливается, а брак умирает. Что вы об этом думаете?


- Как институт, брак действительно трансформируется. Но я далека от мысли о смерти брака. Театр тоже должен был умереть уже очень давно, и таких явлений много. Можно говорить про тенденции - про изменение содержания супружества, например, влияние урбанизации на рождаемость и воспитание детей. Ну мы уже упоминали про это выше.


- Куда же все-таки двигается русская семья?


- В один момент мне показалось, что у нас начинает устанавливаться какой-то стандарт с несколько более поздними сроками брака, хотя сейчас вдруг появились 20-летние, которые активно женятся и рожают. У меня есть крамольная мысль, исключительно моя научно необоснованная спекуляция: как только начинают ужесточаться условия жизни, она становится менее креативной, очаги самостоятельности подавляются, а именно это как бы незаметно происходило последние 10-12 лет (сейчас, кажется, опять наступают перемены), единственный способ "взрослости", автономности и самодекларирования – это жениться и нарожать детей. Как только жизнь усложняется, и появляются какие-то задачи, рожать детей перестает быть главным критерием "взрослости". Потому что взрослость - не просто родить их, а самостоятельно воспитать.


Несмотря на русскую традицию женской тревоги, связанной с тем, что уже со школы надо озаботиться замужеством, в какой-то момент стали появляться люди, которые ориентировались уже на какие-то другие сроки и цели и не спешили пожениться в 18.


А сейчас опять появляется какая-то волна ранних браков даже в крупных городах. Брак и ребенок на фоне материальной и моральной зависимости от родителей – это всегда не очень, мы уже говорили. И людей, которые, с одной стороны уже во всю в этих взрослых проблемах, а на самом деле жутко инфантильные, довольно много. Людей, зависимых от того, даст папа денег или не даст. Они также страдают, рвут себе душу, но на собственных ногах они не стоят. Как правило, за такими случаями стоит какой-нибудь папа, который говорит, что «вот этого ты сейчас делать не будешь», а «вот эта может быть тебе женой, потому что у нее папа тоже ничего себе» и т.д. Ну и поскольку рычагов у него много, то и морально, да и часто материально, остаться без этого очень трудно, на это ведь ещё нужно решиться… Такая тоталитарная модель повторяется как бы на семейном уровне.


- А вот эта история про то, что у нас женщин больше, чем мужчин, она как-то влияет на рождаемость, на семью в целом?


- Думаю, что, во-первых, здесь проблема зависит от возрастной категории. В младших категориях совсем недраматические отличия. Важнее, что большая часть мужчин среднего поколения у нас все ещё как бы «выбраковывается». Тоталитарная система поставила мужчин в определенное социальное положение, где велось, да и ведется сейчас много разговоров в стиле «Я - настоящий мужик», и где на самом деле они оказывались в униженном положении, реализовывались особым таким «административным» путем, были инфантильны, ну и спивались ещё. Плюс, на это накладывалась традиция особого женского воспитания – с гиперопекой, тянущееся издалека из-за нескольких поколений, где мужчины были выбиты войнами. Всё это ещё усиливалось особой женской позицией – надо все стерпеть.


А демографически, не думаю, что у нас есть какой-то существенный перекос. Скорее актуален вопрос постепенного становления семьи с партнерскими отношениями, а не с игрой в патриархальность, мало отвечающей современной ситуации. Здесь многое зависит от нормального культурного социального развития. Но и оно, в свою очередь, зависит от того, что представляет собой семья, и какую мы над собой работу в ней проделываем. Такая вот круговая системная зависимость.

Лого letidor.ru

Комментарии