Людмила Смирнова: "Пчелам не нравился шум пылесоса"

Людмила Смирнова: "Пчелам не нравился шум пылесоса"

После рождения ребенка Алексей и Людмила Смирновы решили круто изменить свою жизнь. Продали квартиру в городе и уехали жить в маленькую деревушку в 200 км от Новосибирска, оставшись при этом горожанами по  менталитету и привычкам. Людмила, возглавлявшая отдел маркетинга и PR, стала учительницей, а Алексей, художник и графический дизайнер, отремонтировал дом и развел пасеку. Как подыскать место для семейной усадьбы, что такое "ленивый огород" и можно ли прожить без Интернета и сотовых телефонов в XXI веке – об этом Смирновы рассказали в интервью "Летидору".

После рождения ребенка Алексей и Людмила Смирновы решили круто изменить свою жизнь. Продали квартиру в городе и уехали жить в маленькую деревушку в 200 км от Новосибирска, оставшись при этом горожанами по  менталитету и привычкам. Людмила, возглавлявшая отдел маркетинга и PR, стала учительницей, а Алексей, художник и графический дизайнер, отремонтировал дом и развел пасеку.


Как подыскать место для семейной усадьбы, что такое "ленивый огород" и можно ли прожить без Интернета и сотовых телефонов в XXI веке – об этом Смирновы рассказали в интервью "Летидору".


Дорога до места назначения в Маслянинском районе из Новосибирска заняла 2,5 часа. По пути подвозим голосовавшую на дороге женщину и расспрашиваем ее о нашем пункте назначения. "Захудалая деревушка, - говорит наша попутчица. – Маленькая, колхоза там нет, поэтому все оттуда уезжают. Дворов 60 там, наверное, осталось". Что ж, раз "захудалая", - тем интереснее выбор наших героев.


Но, увидев с дороги усадьбу семьи Смирновых, понимаешь, почему они сделали этот выбор. Большой дом на два хозяина стоит в отдалении от основного скопления домов, на холме, у подножья которого протекает река Бердь. Противоположный берег реки – это крутая сопка, покрытая хвойным лесом. Вокруг простор, легко дышится и удаленность от соседей нисколько не смущает – делай, что хочешь.


- А нам не нужны развивающиеся деревни, эта движуха, колхоз, техника, трактора, куча народа. Нам хотелось, чтобы к нам никто не лез. Поэтому и живем на отшибе в отдалении от усадеб соседей. И к самой деревне были определенные требования, кроме малочисленности: наличие полноценного леса сразу за огородом, рыбные водоемы, а тут их три, включая родник, ну и колорит места. Эта деревня была самой красивой из тех, что мы объехали за полгода. Все мы знаем, как выглядит основная масса российских деревень: трасса, лес где-то очень далеко на горизонте и высохшее болотце вместо речки... - рассказывает Людмила Смирнова, приглашая меня за стол и раскладывая по чашкам местные разносолы: салат из папоротника, маринованные лисички, суп из белых грибов. – Я еще и хлеб сама пеку, настоящий деревенский, бездрожжевой. Но сегодня испечь не успела, только тесто подходит.


Дом после ремонта

Что снаружи, что внутри, дом у Смирновых абсолютно городской, с должным комфортом и соответствующей обстановкой.


- Это было обязательным условием переезда, мы привыкли к удобствам городской квартиры, - поясняет Людмила. - Алексей до этого ничего тяжелее компьютерной мышки в руках не держал. Делать что-то самому руками – это новое для него. Этот дом он восстановил практически из развалины, в ремонт вложена наша городская квартира. Вы не видели, что тут творилось 3 года назад. Тут были завалы, в доме жили бомжи. Хотели нанять работников на разбор и ремонт – а нанять некого, деревня тупиковая, нет колхоза, нет людей, желающих работать. Поэтому все подсобные работы пришлось делать самим.


С другой стороны, у мужа есть эстетическое удовлетворение от такой работы. Сейчас он вплотную занялся ландшафтный дизайном нашего участка. Выстроил плетень из тальника. Рядом с селом находится мраморный карьер, оттуда он привез настоящего розового мрамора. Из него выкладывает ступеньки, засаживает их газонной травкой.


До ремонта дом был в плачевном состоянии

- На Алексее дом, на тебе – огород? Нравится ухаживать за землей?


- Меня раньше на дачу загнать нельзя было. Сейчас я практикую систему "ленивый огород": мы культивируем естественное земледелие, оно очень отличается от того, что наши родители на даче используют. Провели капельный полив, то есть я не поливаю огород ведрами, все это капает из бочки прямо на грядку. Используем органические удобрения, плюс к этому, грядки заваливаю крапивой и соломой - это называется "мульча". Использую смешанные посадки и сидераты, спокойно отношусь к сорнякам. Урожай у меня ничуть не хуже, чем у тех, кто "упахивается" на грядках. Получается, серьезные усилия нужно прикладывать только на посадку и на сбор урожая.


- Обычно, землей обзаводятся те, кто хочет на ней работать. Получается, это не ваш случай. Какими причинами вы с Алексеем руководствовались, принимая решение о переезде из города в деревню?


- Взгляды на жизнь очень сильно поменялись после рождения Аксиньи. Начнем с того, что родила я в 35 лет. До этого активно строила карьеру, ушла в декрет с поста руководителя отдела маркетинга и PR в сибирском филиале очень известной международной компании. Став мамой, задумалась об этической составляющей своей профессии: зачем впаривать людям то, что им не нужно? Причем я была настолько увлечена своей работой раньше, настолько мне нравилось придумывать инструменты и методы работы, креативную составляющую, брэндинг с нуля, а теперь – полное отвращение к этой работе. Хотелось заняться чем-то другим, чтобы не сидеть в офисе. Чем именно – на тот момент мне не было ясно. Замечу только, что всегда была хорошим оратором и рассказчиком.


Есть один важный момент, Аксинья была рождена дома, а так же мы полностью отказались от прививок для ребенка и себя в том числе. Дочь - абсолютно здоровый ребенок. Но, когда мы столкнулись с небольшой проблемой, врачи не смогли дать дельных советов. Помощь я нашла в новосибирском центре "Мамин дом", где мне многое рассказали о концепции "естественного взращивания и воспитания". И тогда информация пошла отовсюду, что нельзя так жить, в этом городе с его катастрофической ситуацией в области экологии.


Знаете, за те два года, что я работаю учителем в сельской школе, я даже ни разу отгул не брала по болезни ребенка. Кстати, и прогулки с ребенком у меня теперь исчезли как надобность. Здесь я за 4-летнюю дочь не волнуюсь, ее никто не тронет, она гуляет самостоятельно. У мам в городе прогулки с ребенком – это ежедневная необходимость, которая отнимает много сил и времени, а я об этом даже не задумываюсь.


Далее, у нас появилась масса вопросов к официальной религии, мы с Алексеем увлеклись традиционной культурой русских людей, стали искать информацию о быте, нравах и верованиях наших предков – древних славян. И нашли дополнительные основания тому, что нужно вернуться к жизни на земле, к своим корням, к истокам.


Продуктовая корзина, в деревне состоящая из своих и дикорастущих ягод, грибов, овощей без нитратов, - тоже стала причиной для переезда. Мы не "строгие вегетарианцы", можем позволить себе отступления, но называем себя "стремящимися к вегетарианству". Я даже с астрологом консультировалась насчет переезда. Выяснилось, что у Алексея в жизни наступает такой период, когда ему нужно выйти из офиса (он художник, графический дизайнер) и начать что-то делать своими руками. Плюс ко всему, Алексей очень любит природу, ходит по лесу за грибами, ягодами, на рыбалку, заготавливает травы, папоротник, черемшу и другие дары сибирского леса.


За год до отъезда в деревню нас начали посещать мысли, что не все ладно в "датском королевстве", что общество потребления всеми силами старается загнать народ в жесткие рамки концепции "купи-продай". Сначала в офисе ты 6 часов минимум что-нибудь продаешь, потом весь оставшийся день и все выходные что-то покупаешь. Сейчас задумываюсь периодически: чем мы занимались, когда жили в городе? В памяти, кроме, конечно, культурных мероприятий в основном всплывают "активные" выходные - полдня в магазинах с полными тележками, потом кино, боулинг или ресторан. Все "удовольствия" общества потребления. И постоянный вопрос: чем бы заняться? Люди, которые живут на своей земле, такого вопроса не задают себе никогда.


- Алексей, а вы зачем в деревню приехали?


Алексей: Меня женщина любимая попросила: поехали в деревню. Вот я и поехал.


Людмила (смеется в ответ):  На самом деле муж нет-нет и упрекнет меня, что это я его с истинного пути сбила, он довольно перспективным дизайнером был в Новосибирске, а теперь - пчеловод. Но это так, в порядке дружеского стёба у нас идет перепалка.


- Хозяйство в привычном для деревни смысле, со скотным двором и плантацией картошки, вы не держите. Чем тогда зарабатываете на жизнь?


- Сначала у меня был сильный порыв стать консультантом по подготовке к родам и грудному вскармливанию. Я приехала с лекциями в роддом в райцентре Маслянино. А там за последние 50 лет концептуально ничего не изменилось, всего 2 акушера-гинеколога на весь район. Меня руководство роддома, конечно, не поняло, думали, я им революцию устрою. С этой идеей пришлось попрощаться, хотя желание до сих пор очень сильное.


Потом я узнала, что в нашем селе требуется учитель начальных классов, взяли меня с удовольствием. Вот тут-то и реализовалась моя тяга к ораторству. Хотя для меня столь тесный контакт с местным населением – мера вынужденная: материальный уровень снизился по сравнению с городским. Пришлось осваивать профессию, писать программы, проверять домашние задания. Но в этом есть и плюсы: дочь ходит в сад в этом же помещении, все под контролем, контакт с детьми делает меня лучше, хотя у меня их всего шесть: 3 первоклассника и 3 второклассника (школа в этой деревне – малокомплектная – И.К.).


Алексей продолжает заниматься дизайном как фрилансер. Правда, местные условия наложили свой отпечаток. У нас нормальная сотовая связь появилась только этой зимой. До этого, чтоб позвонить, приходилось на сопку подниматься, только там связь была. А Интернет был только в магазине. Лёша 1 км шел до магазина, подруга наша работала в нем продавцом, на окно ставил ящик от фруктов, на него – ноутбук, и только тогда у него появлялась "одна палочка" на шкале сигнала связи. По два часа почту отправлял. Когда связь появилась устойчивая, мы не сразу привыкли снова звонить по телефону из дома. Оказалось, мы столько тратим времени на телефонные коммуникации, можно обходиться и без них.


Еще в прошлом году Лёша получил субсидию по программе самозанятости населения и поддержке предпринимательства на открытие своей пасеки. Бизнес-план я писала, он защищал. Купили пчел. Урожай на мёд в прошлом году хороший был, мы даже что-то продавали. Мед у нас превосходный, экологически чистый, ведь все производства и колхозные поля с химическими удобрениями – далеко, пчелы летят прямиком в тайгу, так что мед наш можно смело называть таежным.


Не совсем мы пока привыкли к пчелам, правда. Они в доме на кухне под полом зимовали, вылетали всю зиму. До сих пор я, когда пылесошу, слышу лёшин голос по привычке: "Пчелы!!!". Очень им шум пылесоса не нравился. Думали, не выживут пчелы, потому что им было слишком тепло в доме. А вот и нет, достали – все семьи начали активно работать.


Еще много внимания и денег требует дом. Это отдельно живущий организм и даже продать его рука не поднимется. У него есть душа определенная. Если отремонтируем до конца вторую половину - сделаем гостиницу, будем заниматься экотуризмом, есть такая мечта. Муж собрался лошадку покупать, будем возить всех на сопку, красоты показывать.



- Места у вас, действительно, потрясающе красивые. Но мне непонятно, почему вы пошли по такому трудному пути в своем желании жить на земле? Есть же специальные экопоселения, где созданы условия под ваши потребности, жили бы среди единомышленников.


- Мы полгода искали свое место. Действительно, в Сибири очень популярно селиться на Алтае, где лучше экология, природа доброжелательнее, нет привычной для Сибири таежной мошки. Поняли, что на Алтай мы не поедем, потому что в Искитиме у нас живет свекровь, и близость к Новосибирску для нас важна из-за работы мужа.


Смотрели и экопоселения "Своя земля", "Сказка" – много таких сообществ в Новосибирске. Но они находятся практически в статичном состоянии, активность этого сообщества проявляется только на форумах. Чтобы там действительно что-то строилось, нужно, чтоб у всех членов сообщества были деньги – а их нет.


Да, там выделяют по 1 га земли на семью, рядом водохранилище. А когда вокруг тебя гектары пустой земли, ни света нет, ни канализации, ни водопровода, ни газа, и где-то на бережочке проглядывает море, а то и вообще отсутствуют какие-либо водоемы... Это нас не устраивает. С нуля мы начинать не хотели.


И типовые коттеджные поселки, когда "окна в окна" и земли всего 6 соток - для меня это не выход. Люди стремились жить на земле и в хорошем доме, а в итоге это вылилось в какие-то городские картинки.


Сейчас привлекаю своих знакомых, чтобы селились рядом с нами. На начальном этапе было 5-7 семей, которые хотели переехать в деревню. Пока переехали две семьи в соседние деревни, еще три семьи взяли землю в нашем селе.


- Понятно, что вас считают городскими. С местными жителями находите общий язык?


- Здесь не все просто. Есть такое понятие в маркетинге – низкий событийный уровень, когда не хватает событий, и люди радуются всему. Встретятся в магазине, услышат, что корова у соседа сдохла – и радуются! К этому я до сих пор не могу привыкнуть. Но вот Лёша в силу того, что он не устроен на работу в деревне, общается с местными по минимуму, с таким отношением не сталкивается.


Здесь есть хорошие семьи, мы поддерживаем отношения. В каком-то смысле для селян дружить с нами – престижно, у них даже ревность некая проглядывает, когда муж на рыбалку выбирает попутчика из одной семьи, а не из другой. Но их образ жизни мы не разделяем: у нас нет животноводческого хозяйства, мы не едим сала и мяса, без которых нельзя представить жизнь в деревне. Молочные продукты берем у соседей, когда есть желание. Цены здесь, конечно, намного ниже, чем в городе, это радует.


- По городу и городской среде скучаете?


- Для большинства друзей мы, переехав в деревню, стали "сектантами". Теперь с теми, с кем я раньше работала и дружила, мне с ними просто не о чем разговаривать.


Но появились новые люди, с которыми нам очень интересно, они поддерживают наш образ жизни, сами стремятся к нему. Я не могу без коммуникаций, раза два в месяц езжу в Новосибирск на курсы, семинары, общаюсь с друзьями, посещаем с Аксиньей славянские вечёрки, ходим в театр и на выставки, гуляем в парках и зоопарке. Хотя у нас нет родственников в Новосибирске, с тем, где остановиться на пару дней, у нас вопросов не возникает. Всё оттого, что круг общения очень широкий и с нами хотят общаться. На собственном примере я убедилась: не важно, где ты живешь, а важно - как.



Читайте также:
Ульяна Гукасова: "Женщина может всё"
Илья и Марина Тресковвы: "Человек должен учиться работать с детства"
Роман Саблин: "Эковоспитание детей - только личным примером"
Безопасность в саду: ядовитые растения
Безопасность ребенка на даче


Лого letidor.ru

Комментарии