Сделай сам: турник во дворе и художественная выставка в школе

Сделай сам: турник во дворе и художественная выставка в школе

Если во дворе нет места для детской игры, то самый быстрый способ решить эту проблему - самому взяться за дело, собрав площадку или установив турник. Так считает Василий Курчаба, руководитель проекта "Создай свое будущее сам прямо сейчас".

Когда Василий Курчаба сталкивается с какой-либо проблемой, он спрашивает себя: «Что лично я могу сделать, чтобы это исправить?». Благодаря Василию, руководителю проекта «Создай свое будущее сам прямо сейчас», во дворах самых обычных многоэтажек города Томска начали появляться брусья и турники. Цена вопроса при этом совсем не олимпийская: себестоимость составляют подаренные неравнодушными людьми материалы, завалявшиеся в их гаражах и на балконах, плюс труд волонтеров, главным из которых на данный момент является сам Василий. Открытие площадок для тренировок и соревнования, которые проходят тут же, завершаются распитием чая из самовара с шоколадками.


P1170257.JPG


Установкой турников деятельность Василия Курчабы не ограничивается. Да и сами турники – всего лишь одно из средств в осуществлении его… миссии.


– Большинство воспринимает мою деятельность очень узко. Я сначала расстраивался, принимал на свой счет, думал, что не могу нормально донести идею. Потом понял, что причина непонимания не столько в моих способностях подать информацию, сколько в особенностях мировосприятия – сфера интересов большинства людей, к сожалению, очень ограничена. Общество воспринимает «что-то там про туриники», «что-то там про картины». Нет понятия о сути. А идея довольно проста: создание условий для развития детей и подростков, да даже взрослых – физического и культурного, формирование позитивного и созидательного мировоззрения. Когда я брался за дело, верил, что года хватит, чтобы всем вместе сделать свой город таким, каким хотим.


Поясню на примере. Система образования приходит в упадок, школьная программа слабеет, дети меньше интересуются историей, культурой. Что лично я могу сделать, чтобы это исправить? Так родилась идея украсить город репродукциями прекрасных картин великих русских художников. Но так как на печать полотен больших размеров у меня сейчас совсем нет денег, решил печатать маленькие и размещать в коридорах школ, поликлиник. Это даже лучше. То, что не дается в школах, можно красиво оформить и разместить в так называемых местах массового скопления детей – и они с раннего возраста, пусть и не осознанно, будут видеть пейзажи родной страны. А так как воспоминания из детства чаще всего остаются на всю жизнь, то, будучи взрослыми, увидев где-то эти картины, они уже вызовут у них светлые чувства. Еще стихи можно распечатывать. У меня есть мечта: на торце десятиэтажного дома повесить баннер со строками из стихотворения Эдуарда Асадова «Россия начиналась не с меча, и потому она непобедима…»


DSC07732.jpg


Я давно понял, что самое главное, что дано Богом, это свобода воли. Мы абсолютно свободны в своем выборе. И это самый важный момент. И пока мы не поймем, что все зависит от нас, ничего не изменится. Пока мы будем считать виноватыми всех вокруг, все будет только ухудшаться. Винить – реакция слабой личности. Нежелание брать личную ответственность за окружающий мир и за свою жизнь – тоже. Когда человек приходит к осознанному пониманию того, что многое в жизни зависит исключительно от него, от того, какой выбор он сделает в каждой конкретной ситуации, начинается движение по своему пути.


Картины в школе.jpg

– Почему вам не безразлично?


– Мне сложно это объяснить. Первые брусья замечтал, сидя во дворе в легком алкогольном опьянении и раздумывая на тему «А почему мы вечерами на районе только пьем, что это за жизнь такая?». Да потому что заниматься действительно нечем. Сказал парням, что через месяц поставлю во дворе снаряды – чтобы можно было выйти не пиво попить, а подтянуться. А там, где брусья, там и турники. Потом я отказался от алкоголя. Два месяца боролся с апатией. Месяца через четыре почувствовал потребность в активных действиях. Задался вопросом: что хорошего я сделал в жизни? Ничего! А надо! И сил много. И понеслось! (Улыбается.)


– Вас кто-то поддерживает, из политиков, например?


– Нет. Идея изначально была аполитичной, некоммерческой, такой и остается. И от предложений от представителей разных партий в духе: «А давайте мы вам дадим деньги, а вы скажите, что это мы построили площадку», отказываюсь.

–  Сколько стоит сделать и установить турник?


– Я не знаю, я за деньги никогда не делал. Железо всегда стараюсь бесплатное взять, цемент тоже добрые люди дают. За песком-гравием езжу к «источникам». Сейчас думаю: если бы жителям это было надо, на тот же песок-гравий достаточно было бы по 30 рублей скинуться, я заказал бы машину, а не гробил бы свою, и не тратил бы на добычу полезных ископаемых столько времени.


– Чем вы зарабатываете на жизнь?


– По образованию я электроэнергетик. Осенью занимался энергоаудитом. На зиму взял перерыв. Это было осознанное решение – оградиться от зарабатывания денег, чтобы понять определенные сущностные вещи. Сложно словами объяснить. Люди бегают по кругу. И все создано так, чтобы они не выходили из этого круга. Повышение тарифов ЖКХ, цен в магазинах, процентов по кредитам. И ничего не изменится, сколько не бастуй. Все делается так, чтобы у человека времени хватало только для создания условий для выживания. Я решил остановиться и со стороны понаблюдать за этими бегами. Когда меня спрашивают: «Ну и как это?», отвечаю: «Попробуйте, это очень интересно». Сейчас таксую. Я не шикую, но есть все, что мне нужно.

– Какие общественные движения вам нравятся?


– Все общественные движения говорят о бездействии властей, которые могут все решить законным путем. Люди от того, что ничего не делается сверху, начинают делать сами. И делают как могут. И тут я не могу никого не похвалить, не поругать. С каждым человеком нужно общаться на уровне, доступным ему для понимания. Нельзя «психически нерожденному» человеку рассказывать про красоты картин Левитана или о простоте и жизненности стихов Асадова. Нельзя. «Психически нерожденные» – термин из книги Анатолия Некрасова «Род, семья, человек». Ее мне дал отец. И, знаете, после прочтения многое в моей голове встало на свои места, потому что близко моему пониманию мира. «Психически нерожденные» – это люди, которые могут и в 30 лет, и в 40, и в 60 лет оставаться детьми. Так вот, если человек понимает только грубую физическую силу, то нужно уйти от общения с ним, если для вас такой «язык» не приемлем.


Пример из моей жизни, когда без применения физической силы мне удалось повлиять на мировосприятие «психически нерожденного» человека. Заехал за другом, в ожидании поставил машину на парковку, вышел размяться, солнце светит, Игорь Растеряев из салона играет. Красота, одним словом. И тут подходит ко мне подвыпивший парень: «О, че у тебя Растеряев играет?». Завязался разговор за Россию, за деревню. Я ему объясняю: «Какая разница, кто у власти, если ты сам ничего не делаешь для того, чтобы было по-другому». Он: «Да, да», а между делом достает последнюю сигарету и бросает пачку под ноги. По привычке, он просто не знает, как иначе. У меня автоматически появляется агрессия. Кулаки сжимаются. Думаю, как бы ему грубо сказать, что так делать нельзя. А потом расслабляюсь и вежливо корректно напоминаю: «Вот ты только что признал, что нужно делать что-то самому. Ты пойми, что если каждый с себя не начнет, ничего не изменится». И тут он поднимает свою пачку и смотрит на меня с немым вопросом: «Что дальше-то, я же никогда этого не делал?». Говорю: «Вон мусорный бак, иди, выброси, а я поехал. Все, счастливо».


Турники.jpg


Люди не понимают, что я хочу донести. Смотрят узко: турники, еще что-то. Мне как-то друг звонит и говорит: «Я наконец-то понял, что ты делаешь, другие не понимают, а я понял. Так, давай действовать вместе. Буду помогать!». Люди не понимают, насколько мало нужно средств, чтобы решить назревшие проблемы, создать условия для гармоничного развития общества. Не нужны ни миллионы, ни миллиарды. Вот сейчас миллиард рублей потратится на развитие спорта в Томске. Я бы на этот миллиард мог бы даже не знаю, что сделать! Так бы спорт двинул!


– Помощники у вас есть?


– Мы все делаем вдвоем с другом Женей. Так же обзваниваю знакомых, кто может – отзывается. Не так давно, когда организовывали мероприятие городского уровня, все, кто обычно мне помогал, были заняты, я вспомнил сообщение, оставленное на сайте незнакомым человеком: «Будет нужна помощь – звони». Я позвонил. Он приехал в субботу, до 12 ночи мы провозились в гараже… Все что нужно, сделали, мероприятие прошло на ура. И сейчас он мне постоянно помогает.


– Слышала, что вам мамы довольные пишут?


– Да, время от времени получаю такие письма. Очень приятно. Все, что нужно – средства, людей – дает вселенная, что ли. То же самое с материалами. Нужна была железная пластина. Где найти? Мы с Женькой понятия не имели. Поехали к знакомому – не за пластиной, договорились сделать гимнастические кольца для одной из школ, и мимоходом заметили мужиков-кузнецов. Спрашиваем: «У вас, случайно, пластины нет?». Отвечают: «Пойдем, посмотрим». Дают столько, сколько надо – не больше и не меньше. Бесплатно. Мир дает то, что нужно, когда ты действительного этого хочешь.


– Как вы, кстати, решаете, выбираете очередной двор?


– Первоначально, я думал, что сейчас народ начнет объединяться и активно помогать деньгами, материалами, у нас будет возможность все покупать, и мы начнем строить площадки везде подряд. А потом я понял, что по сути мало людей, которые реально хотят что-то менять и тем более прилагать для этого усилия. И что нельзя делать площадки, не только площадки – вообще ничего нельзя делать людям, которым этого не надо. Когда начались вопросы от тех, кто, что называется, с боку припеку: «А почему вы это не сделали?», «А почему вы это сделали так, а не этак?». Я сначала злился, сейчас спокойно воспринимаю. Просто интересуюсь: «20 лет стояла площадка, почему ты сам этого не делал, а сейчас мне претензии предъявляешь?». Сейчас идея заключается в том, чтобы найти людей, которым нужна площадка во дворе. На нашу первую площадку приезжают ребята с разных концов города и ближайших деревень.


Интуитивно приехал посмотреть один из дворов города, а там как раз в это время мужики вкапывали маленькие металлические ворота. Спрашиваю: «Вы как, по собственному желанию?». «По собственному, чтобы детям было, где в футбол поиграть». Предложил свою помощь в установке турников. Они пообещали найти железо. Нашли, и мы поставили турники, брусья.


– Инспектор по безопасности детских площадок принимает ваши турники?


– К сожалению, нет. Когда поставил первый турник, пришел в администрацию и сказал: «Ребята, вот я строю площадки, можете назначать экспертизу – чтобы приезжали специалисты и смотрели, все ли в порядке». Мне покивали: «Да, да, обязательно». И ни-че-го.
Про технический контроль: все показывает время. Площадки, которые строились администрацией на территориях школ и стоимость которых исчисляется миллионами рублей, спустя уже 2-3 месяца начинают разваливаться. А ведь они прошли все необходимые экспертизы. Когда я обходил школы, директора жаловались на эти площадки. Они мне звонят и просят: «Приварите нам перекладины» и прочее. Приезжаю и привариваю. А наши – даже трещин на сварных швах нет. Такова действительность. При этом меня могут привлечь к ответственности, а их – нет. Я, кстати, занявшись площадками, профессию сварщика освоил. (Улыбается.)


– А что это за история, будто ваши турники проверяет на прочность некий Аркадий?


– О, да, пока нашим экспертом является этот парень! Первый турник мы с ребятами ставили три раза. Сначала неглубоко вкопали, потом плохо забетонировали. И вот не прошло и трех часов с момента окончания работ, как подходит Аркаша весом 110 кг и со словами: «О, турник!», прыгает на него и давай раскачиваться. Конечно, вырвал наше сооружение, что называется, с корнем. Ну, тогда пришлось звать самого Аркашу бетонировать в третий раз этот самый турник. Теперь зовем его тестировать новые снаряды.


С опытом понимаю, где нельзя жертвовать безопасностью, а где – можно. Вот, например, качели «гигантские шаги». Уверен, те, кто был в летних лагерях, помнят этот балдежный и далеко не самый безопасный аттракцион. Так вот я хочу сделать такую. Столб можно каким-то мягким материалом обшить. Дети должны с детства понимать, что такое опасность.


– Про развитие идеи. Вы теперь еще развешиваете картины в школах. Как их воспринимают? Там все-таки народ более развитый.


– Я тоже так думал. Я был в двухдневной депрессии после того, как обошел школы и детские поликлиники. Все думал: ради кого, ради чего? Людям ничего не надо. Всего несколько организаций согласились: детский дом, пара школ, лицей. Считают меня сумасшедшим, спрашивают: «Где еще таких людей найти?». В одной из организаций даже денег дали, 1 500 рублей, они, конечно, не окупили проект, но все равно стали существенным вкладом.


Договорились разместить на торце жилого дома со старшим по этому дому картины. Долго выбирали, остановились на «Богатырях» Виктора Васнецова и «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» Ильи Репина. Даже деньги на изготовление баннеров пообещала из фонда управляющий компании. Однако сотрудники этой организации стали искать все возможные отговорки, чтобы этого не делать. Сначала сказали, что это реклама, и без согласования с администрацией размещать нельзя. Старшая по дому является юристом, поэтому быстро объяснила, что требование не правомочно. Следующая фраза: «Показывать, как запорожцы пишут письмо турецкому султану – это разжигание межнациональной розни». Ну, да, Репин – экстремист еще тот. В общем, картины мы все равно повесим, только на свои деньги. Еще старшей по дому понравилась идея вешать картины в подъездах.


Я иногда пытаюсь анализировать – может, я действительно что-то не так делаю, не правильно? Потом прихожу к выводу, что все нормально. К лучшему хочется. Я по-другому просто не могу. Делаю, что считаю нужным, и будь, что будет.


Почему вы начали именно с площадок?


– Потому что мне показалось правильным начать со здоровья подрастающего поколения. В здоровом теле здоровый дух.


– Насколько вашего энтузиазма хватит?


– Я поставил срок 5-7 лет. Если даже минимальные цели не будут достигнуты… Хотя я уже сейчас вижу прогресс.


– Что является его показателем?


– Когда люди делают добрые дела, пусть и небольшие, самостоятельно. Когда я проезжаю мимо площадок и вижу, что ребята занимаются. Они даже не знают, кто это сделал…


А вам это важно?


– Мне важен другой момент. До меня дошли слухи, что одну из площадок, которую мы сделали, управляющая компания провела как свой проект и собрала на него деньги с жильцов. Сейчас мы эту информацию проверяем.


Мне хочется, чтобы люди поверили в свои силы. Поэтому для меня самое главное сейчас – сделать что-то по-настоящему крупное. Я хочу сделать крытый каток и отдать его в пользование детской спортивно-юношеской школе, чтобы у нас хоккей начал развиваться. В Костромской области мужики восстановили мост через реку. Им хватили 300 тысяч рублей. Его приняли, по нему машины ездят. В бюджете на ремонт этого моста было заложено 13,5 млн. И еще не ясно, когда они к этой работе приступили бы. Вот о чем я говорю. Я хочу, чтобы люди делали какие-то вещи самостоятельно, и понимали, что нам многое по силам.


Вы, кстати, сами спортом давно интересуетесь?


– Папа – преподаватель физкультуры. Поэтому я с детства занимался футболом, так же интересовался теннисом, волейболом, плаванием. Всегда любил бегать. Бег для меня это как медитация. Во время бега приходит много идей.


А в живописи, литературе давно разбираетесь?


– Когда занялся картинами, вообще многого не знал. В процессе начал разбираться. То же самое с поэзией.


– Как девушка, родители относятся к вашей деятельности?


– В книге у Некрасова говорится о том, мужчина только в состоянии любви становится созидательным. Я с ним согласен. Пока я был один, на войну собирался, врагов уничтожать, а когда встретил любовь, началась созидательная деятельность. Мама переживает: «Как же ты там? Надо же на кусок хлеба зарабатывать». Отец говорит: «Сложное ты дело затеял, кому-то что-то доказывать, когда большинству ничего не надо. Сложное, но благородное».

Лого letidor.ru

Комментарии