Преемственность поколений: семьи священников и фармацевтов

Преемственность поколений: семьи священников и фармацевтов

Две семьи, жизнь которых можно смело назвать жизнью династии, которые живут в Тбилиси и Красноярске.

В этой грузинской семье три поколения занимаются одним делом - фармацевтикой. Каждый из них пришел в профессию своим путём, но объединяет их главное - они любят своё дело.


eb7496ef7fdb82f557cb8689bb0442ff.jpg


Мери Кевлишвили, которой исполнился 81 год, 48 лет проработала фармацевтом и сейчас находится на заслуженном отдыхе. Её дочь Ия Абелашвили пошла по стопам матери, и вот уже 20 лет тоже работает фармацевтом. Внучка Мери - Нино Асанишвили в свои 21 учится в медицинском университете на фармацевтическом факультете.

- Калбатоно
("Госпожа", - так с почтением обращаются к женщине в Грузии - прим. автора) Мери, почему вы решили стать фармацевтом?


- До того, как поступила на этот факультет, в самой аптеке я была всего раз. Ведь я жила в деревне, в которой вообще не было аптеки и, соответственно, мечтать о профессии провизора было невозможно. В 11-ом классе я хотела стать инженером, но мой учитель по физике как-то сказал, что я не смогу работать инженером, сил не хватит, на этой профессии нужна физическая сила. Эти слова перевернули все мои планы, я уже не знала, чем заняться. А тут ещё и мои родители не хотели, чтобы я поступила в политехнический...Несмотря на это, я продолжала хорошо учиться и закончила школу с золотой медалью. Именно это и определило моё будущее - меня без экзаменов зачислили в медицинский институт. А там уже по особенному лимиту я попала на фармацевтический факультет - так прозаично... К счастью, преподаватели были у меня наилучшие. Благодаря им, я так увлеклась фармакологией, что представить себя не могла на другом месте. Между прочим, попав по распределению в медиститут, на других специальностях я бы всё равно не смогла учиться. Дело в том, что я ужасно боялась видеть кровь. Как-то раз моих сокурсников повели в клинику на операцию и одна из них потеряла сознание, увидев кровь. После этого случая, я тоже перестала ходить на эти практические занятия, твёрдо решив, что буду врачом и буду помогать людям, но только по-другому...


Нино, Ия, Мери, после интерьвью..jpg


Вуз я закончила с красным диплом и отправилась работать в город Рустави. Тогда он был совсем молодым городом и нуждался в рабочей силе. Моя лучшая подруга была из Рустави и первое время я жила у неё. Начав работу, я даже не спросила о зарплате, настолько любила своё дело, что деньги оказались второстепенными. В то время была нехватка  фармацевтических работников и, вновь по распределению, меня послали в Сталинград. 1954-1955 годы проработала в Сталинграде, была заведующей аптеки № 7, и вернулась оттуда с благодарностью за отличную работу....

- Ия, как видим, ваша мама фармацептом стала случайно, а как в вашем случае?

- Ия: в детстве мама часто водила меня на работу в аптеку. Можно сказать, с трёх лет я росла в аптеке. Мне там  очень нравилось и в играх с со сверстниками я всегда была аптекарем, «готовила» лекарства. Когда я поступала в ВУЗ, мама заведовала аптекой и я почему-то была уверена, что если буду хорошо учиться, стану заведующей аптеки.


Ия на работе, а настоящее время..jpg


Моя мечта всё-таки сбылась и я проработала заведующей 13 лет. 5 лет тому назад, начала работать в новой фармацевтической компании, где всё компьютеризировано, хорошо организованно и налажено. Работа стала более интересной, мне очень нравится, ведь я так же, как и моя мама, очень люблю свою профессию. Когда у меня родилась дочь, мама всё время советовала привить и ей любовь уже к нашему любимому делу.

- Нино, значит, советы бабушки подействовали?


Нино, 6 лет..jpg


- Нет, это не так (бабушка в это время улыбается).. Ни мама, ни бабушка не вмешивались в выбор профессии. Никогда не просили меня стать фармацевтом. Это вышло само собой: меня очень интересовало это дело и решение я приняла самостоятельно. Думаю, даже если бы они были представителями другой профессии,  я всё равно бы выбрала эту профессию. А может и нет... кто знает. Ведь каждое поколение, сходя со сцены профессиональной жизни, оставляет богатейшее наследство в виде профессиональных и духовных ценностей и постоянно происходит смена поколений... Бабушка, мама, я...?



Иерей Павел Богинский
г. Красноярск,
священник Свято-Покровского кафедрального собора,
руководитель воскресной школой Свято-Покровского кафедрального собора,
руководитель  Красноярского Епархиального Центра Защиты материнства и детства имени святых Петра и Февронии Муромских http://help-mother24.ru/o_centre

Родители Павла Богинского и сестры.jpg

Иерей Павел Богинский, потомственный священник, семейной династии более 300 лет:


- Я  родился в г. Барнауле Алтайского края в семье священника Олимпия Олимпиевича Богинского, ныне - митрофорного протоиерея Олимпия Богинского (настоятеля  Красноярского храма святого благоверного князя Александра Невского, войскового священника Енисейского Казачьего войска Союза казаков России) и Татьяны Николаевны Богинской (Войтович). Родители познакомились в  Барнауле.


В 1980-х годах папа учился в Московской духовной семинарии и одновременно нёс послушание корреспондента - референта и фотографа в издательском отделе журнала Московской Патриархии. По заданию редакции журнала он был отправлен в Покровский храм города Барнаула. Остановился в доме настоятеля храма и благочинного церквей Алтайского края - митрофорного протоиерея Николая Войтовича (сын священника Павла Войтовича). Дочь отца Николая, Татьяна, ему приглянулась. Родители венчались в 1984 году.


Свое имя я получил в честь святого первоверховного апостола Павла. Но был у меня и прадед Павел (отец деда по матери) – священник, за несколько лет до смерти принял монашество. У меня от него осталась икона св. ап. Павла, которая мне очень дорога.


Мой отец – первый священник в этом роду. Но люди в нем были всегда набожные, за несколькими исключениями. В его роду были купцы и зажиточные крестьяне. И эта жилка в нем отчетливо проявляется: он отличный администратор и руководитель. Где бы он не служил, куда бы его не направляли, везде он «сделает конфетку из того что есть».


Род моей мамы насчитывает более 350 лет непрерывного священнического служения. Мы ведем генеалогическое древо и знаем поименно своих предков до 10 колена.


Большинство моих детских воспоминаний связано с жизнью при храме. Лет с 5 я много времени проводил с отцом на богослужениях, пономарил. Мне было интересно бывать на службах и помогать отцу и другим священникам в храме, особенно нравилось разжигать кадило для службы. Кадило – это специальный железный сосуд, в него кладут угли, разжигают, насыпают ладан (изготовленный из ароматных смол или пыльцы). Так мы (пономари), иногда состязались в том, кто быстрее сможет разжечь кадило докрасна, или кто знает большее число способов его разжигания.


Так же отчетливо помню как на Пасху, когда мне было лет 6 или 7, мы ночью ходили вокруг храма на Крестный ход. Я шел впереди с большой свечей и когда мы зашли в храм, я ее немного наклонил, чтобы проверить не потухла ли она. Горячий воск залил мне половину лица, долго я его очищал, но интересно то, что мне не было больно и вместо расстройства, я чувствовал только радость… Пасха, она всё исправляет и наполняет радостью!


Мне рассказывали, что я был спокойным и рассудительным ребенком, поэтому меня совсем малого и взяли пономарить, а не потому, что я был сыном настоятеля. Я понимал, что храм – особое место. А для шалостей был весь остальной мир.


В 6 лет для себя решил стать священником. После окончания школы поступил в томскую духовную семинарию. Несмотря на внешнюю сложность учебы – помимо занятий, ежедневная молитва и богослужения, послушания – семинаристы и снег сами чистят, и на кухне работают – учеба приносила удовольствие и радость. Я безгранично благодарен учителям и воспитателям за их мудрое к нам отношение, и счастлив, что за время учебы у меня появились настоящие друзья. Один из них, ныне о. Иоанн, познакомил меня с моей женой Анастасией.


e5pR_fTsuqo.jpg


Мы вместе отправились поездом на зимние каникулы, в одном вагоне с нами ехала и его знакомая, по воскресной школе – Анастасия. Он нас представил, мы разговорились и оказалось, человека роднее мне, я в жизни не встречал. Я в то время был довольно застенчив и не разговорчив, но со Стасей (так мы все ее зовем), разговорился и общался все время в пути, как будто знал ее всю жизнь.


Анастасия из хорошей семьи, родители работящие. Они тоже верующие, хотя к Богу пришли в разное время. Сейчас у нас со Стасей двое детей: сын  Елисей, ему почти 2,5 года и дочь Илария, ей месяц от роду. Детей мы воспитываем, вспоминая родительские уроки. Нас учили жить по своей совести, по заповедям Божим, уважать людей вокруг себя. Мы это впитывали не только из каких-то наставлений и поучений, а прежде всего на примере жизни своих родителей и наших родственников.


48-fW3T6pe0.jpg


Традиции у нас в семье общие для всех церковных людей. Но есть определенные традиции, которые достались нам от наших родителей, а им в свою очередь – от своих, и так далее… Они большей частью касаются церковных праздников, и особо важных для христианина событий (Крещение, Венчание, Отпевание). Само воспитание в вере – самая важная традиция, за которую я очень благодарен. Это мы передадим своим детям, те, надеюсь, внукам и правнукам.


Я считаю, надо знать своих предков, чем они жили и за что умирали. Конечно, и своим детям я буду передавать мои знания о них, чтобы они были для них примером. У нас хранятся и фотографии, и выписки с архивов, и различные документы, относящиеся к нашим предкам, для нас это связующая нить с ними, они живы в наших сердцах и молитвах. А кроме этого нас объединяет одна вера.

Лого letidor.ru

Комментарии