Папа из Донецка: вынужденный переезд

Папа из Донецка: вынужденный переезд

Постоянный автор «Летидора» Юрий Остапчук всю жизнь прожил в Донецке, но в свете последних событий ему вместе с семьей пришлось перебраться из своего родного города на запад Украины. Он рассказал о том, как переезд отразился на его маленькой дочке.

Совсем недавно я жил в прекрасном городе роз – Донецке. Здесь родилась моя дочь – Ева. Но однажды пришла Беда. Вначале казалось, что она далеко и не коснется моей семьи. Но подобно приближению ночи, вокруг становилось все темнее и темнее. Сначала люди с автоматами, потом стрельба, самолеты, танки.


Когда на улицах появились люди с автоматами, жена с Евой оставались дома во избежание проблем. Мне же каждый день приходилось ездить на работу. Каждая поездка оборачивалась тем, что нужно было отзваниваться и успокаивать жену в том, что доехал нормально. Что в этом страшного? Ничего. Мы привыкли к этому. Однажды вечером находясь на кухне (кстати, лучшее место для отдыха мужа), услышали сильный свист. Первая мысль – рванул дом, то ли от газа, а то ли от выстрела. Но тут жена вскрикивает и указывает на окно. По дороге едет три танка. Я думал, что разбираюсь в моделях танков, так как знаком с игрой World of Tanks, но современное вооружение давно шагнуло вперед. Это стало началом конца пребывания в Донецке.


Я не хочу, чтобы для моей дочери стали привычным автоматные выстрели, блокпосты, проверка документов и прочие «военные радости». Я желаю ей мирного неба и сейчас могу это сделать. Поэтому было решено переехать. Временно или постоянно покажет время. Но вот уже шесть недель, как мы живем в другой области. Нас отделяет от Донецка 1 100 километров.


Что мы потеряли?

Окружение, знакомых, друзей. Выходя на детскую площадку, я знал, кого там увижу. Ева также ждала Машу, Марину, Сашу. У нее были любимые качели, места, куда она меня каждый вечер вела за ручку, магазин, в котором я должен обязательно что-то купить для нее. Садик и школа, о которых мы мечтали и думали, что отдадим Еву туда учиться. Также нам пришлось прервать ее лечение. У нее появилась аллергическая реакция на какой-то продукт. Для этого мы прошли несколько врачей, сделали множество анализов, но все пришлось бросить.


Это лишь малая часть того, от чего пришлось отказаться. С одной стороны, наш отъезд можно сравнить с переездом на другую квартиру. Но оказалось, что это совсем не похоже на смену квартиры. Если при смене квартиры ты руководствуешься финансовым вопросов, то в этом случае нет выбора. Тебе нужно уехать, и чем скорее и дальше, тем лучше. В этом случае я не мог выбирать хозяев и месторасположение. Этот переезд продиктован внешними обстоятельствами.


Что нам дал переезд?

Есть и хорошее в переезде. Мы приобрели мир. Как я уже выше упоминал, мы шесть недель живем в «ином мире». Мне не нужно переживать, что в мой дом может попасть снаряд или «шальная» пуля убьет мою дочь. При таких упоминаниях некоторые плюют через плечо или стучат по дереву. Живя в Донецке, часто посещали мысли о смерти. К тому же никогда не думал бы, что живя в современном мире, столкнусь с войной, это же не Африка и не Восток. Понятие мира стало не абстрактным, оно было чем-то желанным.


Еще одним культурным шоком стало то, что я перестал видеть наркоманов, колющихся открыто возле каждого подъезда. В военных условиях морально безнравственные люди уже не скрываются. Часто приходилось, прогуливаясь возле дома, отвлекать Еву, а иногда и учить ее тому, что такое поведение непозволительно.


Все это имеет свою цену. Для этого нужно проходить некие этапы. В начале был длинный и утомительный переезд: сначала поездом, потом автобусом. Когда мы добрались к месту назначения, пришлось несколько дней обустраивать наше пристанище. Ева вела себя очень осторожно. Первые три дня она мою руку не выпускала. Приходилось постоянно брать ее с собой и носить на руках. О графике кормления и отходу ко сну не могло быть и речи. Дочь отказывалась от еды. Могла целый день ходить голодной и лишь к вечеру немножко перекусить. Со сном оказались еще большие проблемы. По сравнению с Донецком, здесь темнеет на два часа позже. Раньше в 20:00 мы начинали готовиться ко сну и в 21:00 перемещались в спальню. Читали книжки, разговаривали и в 22:00 она засыпала, а просыпалась в 8:00 утра. Здесь же темнеть начинает в 21:30. Как можно уложить ребенка спать, когда на улице светло и другие дети играют в игры? Пришлось перестраиваться. Нам понадобилось пять недель, чтобы выработать хоть какой-то график со сном. С едой до сих пор проблемы. Но здесь есть несколько возможных вариантов: возможно, проблемы из-за погоды, слишком жарко. А может быть всему виной отсутствие поведенческого графика или смена привычного питания. Над этим вопросом еще работаем. А может у нее просто каприз?!


Когда мы приехали на наше новое место проживания, Еве все было в новинку. Заглядывала в новые ящички, открывала шкафчики, пробовала на вкус неизвестные ей вещи. После трех дней нашего пребывания у нее появился новый «прикол». Она брала меня или маму за ручку и вела на улицу. Мы все время спрашивали у нее, что ты хочешь и куда нас ведешь. Но она, молча, тянула нас к дороге. Так продолжалось больше недели. При этом она сильно капризничала и плакала, что мы не понимаем ее и не идем туда, куда ведет она. Мы начали думать о том, что это от недосыпания (хотя она спала хорошо) или от недоедания. Нам понадобилось чуть больше недели, чтобы понять: она хочет домой. Никогда не думал о том, что такой маленький ребенок может скучать по дому. Думал, что она быстро привыкнет и ей понравится что-то новое. Теперь мы знали, что она пытается уехать отсюда. Как объяснить такому ребенку, что наш дом сейчас здесь? Что в Донецк, возможно, мы уже никогда не вернемся? Наверное, его разбомбили? Детскую площадку уничтожили, а шины, по которым она так любила прыгать, теперь стали частью баррикады или блокпоста? Четыре недели понадобилось, чтобы Ева поняла, что она живет в доме, в котором будет проводить свое время.


Как мы поняли, что она привыкла? Она перестала утром после сна капризничать. Ее капризы были не оттого, что она недосыпает или не отдохнула. У нее наладился аппетит и она стала лучше есть. Количество пролитых слез намного уменьшилось. А для меня это очень важно. Ну и, конечно же, перестала тянуть нас за руку на улицу к машинам.


Из-за того, что Ева у нас болеет, мы вынуждены были приобрести гигрометр. Нашей заботой в Донецке было постоянное увлажнение воздуха, так как он был сухим. Когда мы переехали и достали из коробок наш гигрометр, мы были удивлены тем, что ниже 60% влажность еще ни разу не упала. А все из-за того, что нас окружают водоемы. В которых, кстати, можно купаться, чего в Донецке не было. Там если и есть какой-то водоем, то в него обязательно сливают водосточные воды.


Влажность положительно сказалась на здоровье Евы. Ее кожа стала более гладкой, на ней не появляются различные воспалительные ранки. К тому же, возможно, нам и не придется проводить исследования по поводу аллергической реакции. Мы стали все реже замечать высыпания и чесотку у ребенка после употребления в пищу какого-то продукта. Полгода анализов и врачей и никакого результата, а здесь лишь переезд, который так благотворно сказался на ребенка.


Новый язык

Мы оказались в окружении украиноговорящих. Было очень интересно наблюдать за реакцией дочери, когда к ней другие люди обращались на украинском языке. Я думал, что она не будет понимать. К примеру, на картинках мы показывая ей утку, говорили что это «утка», а когда она на улице увидела утку и другие люди начали говорить, чтобы она показала где «качка». Она спокойно указывала на утку и говорила «кя-кя». Так что язык только для взрослых проблема, а для Евы нет никаких сложностей. К тому же это хорошо, что она будет знать два языка. Конечно же хочется, чтобы нашлись какие-то соседи, которые разговаривают на английском. Тогда это было бы просто замечательно.


Больше месяца мы живем на новом места, а дочь так ни разу не заглянула в свой детский уголок. Игрушки стоят в одиночестве. Единственное занятие, которое актуально – рисование. Остальное время проводит на улице. Бегает, что-то ищет, строит «паски», пытается догнать кота или приручить собаку. Дом ей нужен для того, чтобы поесть и поспать.


Иногда посещает мысль о том, что эта война началась из-за моей дочери. Все из-за того, чтобы мы сменили климатическую зону. Потому что сейчас она благотворно влияет на нее. Даже и не знаю, смогли бы мы решиться на такое в других условиях. К тому же ни один врач не посоветовал нам смену среды проживания. Хочется верить, что все происходящее к лучшему. Поэтому и ищу какие-то оправдания для себя.

Лого letidor.ru

Комментарии