22 августа 2013 в 14:14

Усыновление иностранцами: Германия

Кто-то из сотрудников детдома в Петрозаводске однажды сказал Марион Гэдике, которая решила удочерить девочку: «Вы, иностранцы, покупаете наших детей». Эти слова она не может забыть до сих пор.
Обсудить 
Поделиться
Усыновление иностранцами: Германия

Двенадцать лет назад свободный продюсер немецкой телекомпании «АРД»  Марион Гэдике и её муж стали приемными родителями. Их дочери Нина и Люба ходят в гимназию и по сути ничем не отличаются от своих сверстников. О том, что их биологические матери живут где-то в далёкой России, девочки знают. И относятся к этому совершенно спокойно.

Согласно даннымроссийского Министерства образования и науки, в 2011 году граждане Германии усыновили в России 215 детей-сирот. В 2012 году – 129 На втором месте среди стран, в которые немцы едут с целью усыновления, оказался Таиланд, на третьем – Эфиопия. Эту информацию в июне опубликовал немецкий еженедельник Die Zeit.

Почти все усыновления из России проходят через специальные организации, поэтому заканчиваются успехом для обеих сторон. Немецкая получает ребёнка, а российская – регулярные отчёты о его судьбе. Но иногда происходят сбои. И тогда процесс усыновления может затянуться на несколько лет, а то и вовсе не состояться.

Нина

Нина родилась в Петрозаводске. Биологическая мать отказалась от неё, когда девочке не было и года, поэтому Нину определили в местный детдом. Её анкету периодически просматривали русские, желающие стать приёмными родителями, но почему-то никому из них она не подходила. «А потом приехали мы с мужем, и сразу в неё влюбились», – рассказывает Марион Гэдике. Она быстро находит в айфоне снимок дочки. «Вот она!» - с фотографии смотрит светловолосая девочка-подросток с накрашенными губами. – «У Нины сейчас переходный возраст, поэтому она перепробовала уже всю мою косметику», - смеясь, добавляет Марион.

Марион и её муж не могли иметь собственных детей, а для усыновления в Германии не подходили по возрасту. Тогда Марион предложила взять ребёнка из России – она выросла в ГДР,  любила русский язык и даже несколько раз бывала в бывшем СССР. Супруги обратились за помощью в организацию, помогающую усыновлять детей из России, подготовили необходимые документы и стали ждать. Вскоре их пригласили в Петрозаводск – знакомиться с Ниной.

Когда немецкая пара приехала в детдом, то персонал учреждения  насторожился. «У русских есть такая особенность – пугаться приезда гостей с Запада», – говорит Марион Гэдеке. – «Мы же, напротив, повели себя, как совсем нетипичные западные европейцы. Сразу бросились к ребёнку и стали с ним играть. «Типичные», как правило, привозят много игрушек, кладут их рядом с детьми и не знают, что делать дальше».

Кто-то из сотрудников детдома в Петрозаводске однажды сказал Марион Гэдике: «Вы, иностранцы, покупаете наших детей». Эти слова она не может забыть до сих пор. «Во-первых, мы не покупаем», – поясняет она. – «Дети – это не товар. Мы лишь оплачиваем услуги организаций по усыновлению и, если требуется, адвокатов. А, во-вторых, не наша вина, что в России так много социальных сирот. Ведь если их не хотят брать русские и не возьмём мы, иностранцы, то после жизни в детдоме этих мальчиков и девочек не ждёт ничего хорошего». Согласно печальной статистике, опубликованной в журнале «Русский репортёр», 40% выпускников детдомов попадают в тюрьмы, ещё 40% становятся бездомными, а 10% кончают жизнь самоубийством.

500x-.jpg

500x-.jpg

Когда Марион и её муж уже планировали возвращение в Германию вместе с Ниной, суд приостановил процесс усыновления. В базе данных девочка числилась как сирота, а оказалось, что у неё есть мать. Правда она подписала отказ от дочери, но этого оказалось недостаточно. Работники социальной службы отправились в деревню, где жила женщина, чтобы ещё раз с ней поговорить. «Может быть, она передумает и возьмёт девочку назад», – предполагали они. В итоге нашли и мать, и бабушку Нины, но никому из них девочка оказалась не нужна. А потом объявился какой-то мужчина, признавшийся: «Мне кажется, что это мой ребёнок. Я бы его взял». Этого заявления было достаточно, чтобы отказать немцам в усыновлении. Марион была в шоке, а сотрудники агентства предлагали ей взять другую девочку. Но немцы подали кассационную жалобу в Верховный Суд России. «У Вас нет шансов», – уверяли адвокаты. – «До сих пор по аналогичным делам его проигрывали все иностранцы. Без исключения».

Марион суд выиграла. Достаточно только раз увидеть эту женщину, чтобы понять почему. «Когда адвокатам не хватало какой-то бумаги, я сама ездила в Москву и, объясняясь на ломаном русском с чиновниками, пыталась её добыть», – спокойно рассказывает журналистка.

Когда судья принял решение в пользу Марион и её мужа, она, не скрывая радости, закричала на весь зал. Всего через пару дней немцы привезли Нину в Мюнхен. В этом же, 2001 году, они взяли из детдома в Петрозаводске вторую девочку – Любу. На этот раз всё обошлось без трудностей. Теперь они вчетвером, плюс два кролика, живут в большом доме на юге Германии.

«Нам с мужем важно, чтобы дочки знали, где они родились», – говорит приёмная мама Нины и Любы. – «Поэтому мы все вмести ездили в Санкт-Петербург, следующим летом собираемся в Карелию, а Нина даже делала доклад о своей родине в гимназии».

Марион не скрывает: обе её дочки знают, что они приёмные. И у каждой из них есть фотография биологической мамы, которые где-то раздобыла Марион. Не так давно они написали им письма, в которых рассказывали о своей счастливой жизни в Германии. Но ответа  почему-то так и не получили. Пока.

В конце декабря прошлого года Владимир Путин в ответ на американский «Акт Магнитского» подписал так называемый закон Димы Яковлева, запрещающий американцам усыновлять российских детей.

 Найти приёмного ребёнка из России вскоре также не смогут иностранные гомосексуальные пары и родители-одиночки, если они граждане государств, в которых разрешены однополые браки. На стороне властей и большинство населения страны. Об этом свидетельствую данныеВсероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ): Если в январе 2012 года сторонниками запрета на усыновление российских детей иностранцами были 53% респондентов, то в начале марта 2013 года – уже 64%.

В то же время на начало 2012 года в России было зарегистрированоболее 650 тысяч детей-сирот, из них более 80% – при живых родителях. В начале 2013 года российскими законодателями был предложен пакет мер, призванных стимулировать усыновление российских детей сирот самими россиянами. Хотя, по оценке многих социологов и экспертов, этот пакет не решит в корне проблему.

рихтер_фотка.jpg

рихтер_фотка.jpg

КОММЕНТАРИЙ:
Юлия Рихтер
Сотрудник немецкой организации «Будущее для детей» (Zukunft für Kinder e.V.)
 
Я участвовала в процессе усыновления трёхсот российских детей гражданами Германии. Треть этих усыновлений совершили русские семьи либо смешанные пары, где муж или жена – выходцы из России. Этим объясняется статистика, делающая Россию самой популярной страной для усыновления в Германии.

Прежде, чем взять ребёнка, каждая пара посещает специальные занятия. Им читается курс лекций по истории России, её культуре. Участники курсов обязаны выполнять домашние задания. Например, отвечать на вопросы, как они будут реагировать в той или иной ситуации, произошедшей с участием ребёнка. Именно благодаря хорошей подготовке приёмных родителей, у нас ещё не было ни одного случая отказа от усыновлённого российского ребёнка. Насколько я знаю, у наших коллег из четырёх других немецких организаций, которым разрешено способствовать усыновленью российских детей, негативных случаев тоже не было.
Усыновление из России через организацию обходится в среднем в 25-30 тысяч евро. Цена зависит от того, в каком городе находится детдом и как долго длится процесс. Кроме того, наша организация – не государственная, то есть, мы должны сами себя финансировать, также мы платим высокие налоги и в Германии, и в России. Многие наши клиенты боятся русской коррупции и бюрократии. Но я всегда говорю: «В России с коррупцией можно работать без коррупции». Только в этом случае усыновление одного ребёнка  длится дольше. Зато законно. Те, кто хотят сэкономить время и деньги, действуют самостоятельно, но это, как правило, рискованно.

Я допускаю, что усыновление детей иностранцами в России может быть полностью запрещено. По мнению ряда чиновников, дети должны расти на родине.

Russland heute