Стрельба в школе: кто виноват и что делать родителям?

Стрельба в школе: кто виноват и что делать родителям?

Психотерапевт Наталья Стилсон прокомментировала трагедию, произошедшую накануне в московской школе № 263, когда ученик расстрелял учителя и полицейских. Перед Америкой уже давно стоит реальная и насущная проблема профилактической работы и раннего выявления потенциальных преступников такого рода, но для России такие преступления - явление новое.

Американская проблема со стрельбой в школах пришла и в Россию. Утром, 3-го февраля 2014 года, один из старшеклассников московской школы № 263 принес в учебное заведение огнестрельное оружие и открыл стрельбу. Он произвел 11 выстрелов, в результате чего скончались двое: учитель и полицейский, и был тяжело ранен еще один сотрудник полиции. Мальчик был примерным учеником, спокойным и дружелюбным. В общем, таким, «на которого не подумаешь». Возник вечный вопрос: кто виноват?

Конечно, сейчас многие обвиняют родителей стрелка. Мол, отец служил в ФСБ, психологически воздействовал на сына, вот и вышло такое. Не был бы в ФСБ и не давил бы, то ничего бы и не случилось. Однако многие просто представить себе не могут, сколько родителей давит на детей, не являясь сотрудниками ФСБ. Матери и отцы при этом называют такое воздействие правильным воспитанием, утверждая, что иначе нельзя. Ибо ребенок выйдет наркоманом и преступником. Можно предположить, что в семье было давление, можно предположить, что неоправданно сильное. Но за последние годы, несмотря на обилие дисфункциональных семей, подобное преступление случилось впервые. Чем данная семья кардинально отличалась от других семей? Чем семья Дениса Евсюкова, убившего ни в чем не повинных граждан в супермаркете, уникально отличалась от других?

Классификация преступников

Все неоднозначно. Во многом дело в структуре личности стрелка, на которую действуют определенные условия. Учитывая, что «эпицентр» подобных преступлений – США, то и большинство работ, связанных с исследованием личностных особенностей «стрелков», были произведены там. Перед Америкой уже давно стоит реальная и насущная проблема профилактической работы и раннего выявления потенциальных преступников такого рода.

Массовых убийц, «маньяков» и стрелков, можно разделить на две большие группы. Часть из них - психически больны и имеют психиатрический диагноз. Они действуют под влиянием патологических переживаний, таких как бред или галлюцинации. Но таких среди преступников данной категории всего 20%. И если учесть, что психически больные совершают по разным данным 1-5% преступлений (разница из-за включения или исключения в категорию разных расстройств), они не так уж и часто становятся главным героем массовой стрельбы. Остальные стрелки имеют личностные особенности, которые не включены в разряд психических расстройств. Это так называемые неспецифические расстройства личности.


Неспецифические расстройства личности

Естественно, после трагедии убийца, если он остался живым, тщательно обследуется психиатром. Выделены действительно общие черты личности и анамнеза (предшествующей истории жизни) данной группы преступников. Как правило, они:


• Подвергались насилию в детстве.
• Совершали поджоги и мучили животных.

• Они сконцентрированы на себе, и не испытывают сочувствие к окружающим  
• У них низкая самооценка.

• Обычно они находятся вне группы сверстников, у них мало друзей и они с трудом строят и поддерживают контакты со сверстниками.
• Часто высказывают идеи о том, что окружающие их ненавидят, обижают и желают им зла.

• Имеют пристрастие к видеоиграм и фильмам с обилием насилия.
• Имеют сильный интерес к оружию.
• Пишут истории и рисуют картинки, отражающие насилие и смерть.

• Нередко пытаются рекрутировать других для совершения преступления.

Низкий эмоциональный интеллект

Другой возможной причиной, толкающей на стрельбу по невинным людям, является низкий «эмоциональный интеллект», описанный Питером Саловеем и Джеком Майером в 1990 году. При наличии высокого эмоционального интеллекта люди хорошо понимают свои эмоции и способны с ними работать, переживать негативные события, справляться с переживаниями. Если же такой интеллект низкий, то люди склонны к накоплению отрицательных эмоций. Они неспособны справиться со стрессом, особенно если он связан с их самооценкой. Автор книги «Emotional Intelligence», Дэниел Гоулман (Daniel Goleman), приводит пример, подобный московскому. Отличник, умный парень, рискует получить 4 по одному из предметов. Это незначительно портит его общую среднюю оценку за весь курс учебы. Он разъярен и убивает учителя, который его посмел обидеть более низкой оценкой.

Действительно, большая часть стрелков с трудом может осознать и справиться со своими эмоциями. Они чувствуют свое бессилие и не могут найти конструктивных выходов из стрессовых ситуаций. Такие люди могут быть внешне довольно спокойными, доброжелательными и тихими. Все страсти у них кипят внутри.

Но, несмотря на то, что портрет будущего стрелка вырисовывается вполне четко, нужно сказать, что людей, с описанными характеристиками, миллионы. Черту же между фантазиями и действиями переходят единицы. И кто из них это сделает, предсказать невозможно. Поэтому часто поступок конкретной личности оказывается неожиданным для его окружения.

В оружии ли дело?

После нападения на школу "Сэнди Хук", в результате которого были убиты 20 учеников младшей школы и 6 учителей, в США была поднят вопрос об ужесточении законов об огнестрельном оружии. Но действительно ли дело в оружии? Ружья сами в школы не ходят и не стреляют в невиновных. Они находятся в руках людей, которые приводят оружие в действие. Тут можно частично ссылаться на определенную идеологию, окружающую оружие. Оно предстает не только как средство защиты, но и как решение проблем. Остается только определить круг проблем, в которых «кольт» может стать помощником. Четверка по географии? Почему бы нет? Не можешь урегулировать проблему с оценкой словами? «Кольт» поможет!

По следам разбора причин нападения на школу "Сэнди Хук" прекрасно высказался актер Морган Фримен. Он отметил еще один важный фактор эпидемии стрельб по случайным людям. Фримен обвинил в этом СМИ, которые смакуют подробности трагедий, разжевывают личную жизнь и проблемы преступника, делают его знаменитостью. В процессе наблюдения за развитием событий в начальной школе, CNN заявило, что если в школе будут еще жертвы, то данное преступление займет второе место по своей жестокости после стрельбы в Вирджиния-Тек (Политехнический институт штата Вирджиния).

Мы знаем имена этих ужасных монстров, подробности их жизни, но не знаем имен несчастных жертв, которые уходят в небытие. Эта известность, пусть отрицательная, привлекает безвестных и бессильных, которые хотят, чтобы о них узнал мир. Что, если мы будем игнорировать их, и делать акцент на жертвах? На том, кем они были, и какова была их судьба.

Естественно, встает вопрос о профилактике, чтобы этого не случилось еще раз. Единственное, что тут можно сделать – быть более внимательными к детям. Банально, но, увы, пока ничего лучше не придумано. Однако не стоит это внимание доводить до фанатизма. Не стоит выискивать людей с похожими чертами, чтобы придать их анафеме. Тут, скорее, их можно подтолкнуть к преступлению, а не предотвратить его.

Американский опыт показывает, что выявление будущих стрелков - дело очень трудное, и эффективность его невысокая. Хотя Россия и стояла в стороне от проблемы стрельбы в школах, похоже, и здесь теперь придется заняться выработкой своих стратегий, чтобы трагедий не повторилось.

Лого letidor.ru

Комментарии