Интернет: имеются противопоказания

Интернет: имеются противопоказания

Семейный психолог, кандидат психологических наук Михаил Арден рассказал "Летидору" о кибернасилии или кибербуллинге - психологическом насилии эпохи компьютерных технологий.

Семейный психолог, кандидат психологических наук Михаил Арден рассказал "Летидору" о кибернасилии или кибербуллинге - психологическом насилии эпохи компьютерных технологий.


Аманда Тодд – имя этой 15-летней девушки из канадского городка Порт-Кокитлам стало с недавних пор символом жертв большой беды, которая подстерегает современных подростков, вовлечённых в сетевую жизнь. Название этой беды – кибернасилие, психологическое насилие эпохи компьютерных технологий.

Аманда стала жертвой массированной агрессивной атаки юных пользователей интернета, обладателей смартфонов, айфонов, айпэдов, планшетов. С азартом волчьей стаи эти "детки" растерзали её душу и подвели тем самым к последнему шагу – из жизни в смерть. Аманда покончила с собой. Перед тем как решиться на это, она выложила на YouTube видеоролик, в котором попыталась объяснить причины своего страшного решения. В течение 9 минут, молча, она показывает листы с написанными на них фразами, подобными таким, как: "У меня никого нет. Мне нужен кто-то"; "Каждый день я думаю: почему я до сих пор здесь?"

Издевательства на девушкой начались тогда, когда некий подонок разместил в социальных сетях вполне невинное – с точки зрения взрослых! – её видеоизображение. Однажды, ещё в 12-летнем возрасте, она снялась топлес, не задумываясь о том, как может отозваться в скором будущем эта её подростковая, девчоночья дерзость. Может быть, это был вызов, брошенный взрослому обществу, или подражание ему; может быть – призыв к объекту первого любовного влечения; может быть – уступка старшей подружке, польстившей ей и обещавшей сохранить видео в собственном айфоне "на память".

Печатные издания, телевидение и интернет переполнены фото и видео сюжетами, где девушки охотно демонстрируют обнажённую грудь, а значительная часть взрослых готова не без удовольствия разглядывать и оценивать "обнажёнку". При этом не только не считается, что такая демонстрация ущемляет женскую честь, но, напротив, это признаётся свидетельством свободы самовыражения.

Но это взрослые! Когда же пятнадцатилетняя девочка обнаруживает повсюду в социальных сетях и в почте своё изображение топлес, сопровождаемое оскорбительными комментариями, издевательским бессмысленным "га-га-га", когда на её телефон обрушиваются мерзкие эсэмэски, жизнь ей кажется более невыносимой. Преследования начались в школе, где училась Аманда: школьникам и учителям на их электронную почту было разослано то самое видео и в школе её просто затравили.

"Постыдная" слава настигла её и после смены школы, и после переезда в соседний город. Недаром интернет существует как World Wide Web – Всемирная Паутина. И только при неосторожном отношении к своему прайваси можно искренне поверить в призывы найти непреходящую радость в общении со всем миром. "Одноклассники — социальная сеть, в которой вы можете общаться со всеми вашими друзьями, родными и близкими, где бы вы и они ни находились" – звучит, как реклама заезжего цирка или сезонной распродажи. В приписке к такой рекламе следовало бы всегда писать: "Осторожно! Здесь бывает больно!", или так же, как в инструкциях к лекарственным препаратам: "Имеются противопоказания".

Сверстники издевались над Амандой, её избивали и даже засняли избиение на видео, а потом выложили его в интернет. Достаточно процитировать несколько комментариев к видео, чтобы почувствовать всю жестокость виртуального детского сообщества: "Она это заслужила", "Ты увидишь это и наконец наложишь на себя руки", "Надеюсь, она уже умерла". Она умерла.

В случае Аманды издевательствам в её адрес был дан повод в виде выложенного в сеть её изображения. Кибернасилие может проявить себя и как изуродованная фотография субъекта преследования – "детки" неплохо владеют средствами фотошопа. Поскольку на многих мониторах есть видеокамеры, преступники скачивают фотографии и видео ребят из их компьютеров без их ведома и затем используют даже для изготовления порнографической продукции.

Написать язвительный комментарий к сетевому дневнику подростка, сделать рассылку ложной информации от имени жертвы, унизить молодого человека, грубо оскорбив его родителей, от чего ребята страдают не меньше, чем от оскорблений в их собственный адрес, – все эти практики используют изобретательные юные агрессоры, неплохо владеющие компьютерными технологиями.

4354.jpg


Поводом к нападению может послужить избыточный вес, недостатки внешности, ревнивые претензии на взаимность, опубликованная частная переписка, намёки на нетрадиционную сексуальную ориентацию и ещё, и ещё – что угодно. Во многих случаях даже повода волчатам не нужно – они обрушивают свою агрессию на любого, кто покажется им подходящим субъектом их атаки или по команде вожака стаи.

Известно, что американские психологи, занимающиеся проблемой кибернасилия, классифицировали его виды в восьми категориях, среди которых клевета, самозванство, остракизм, запись сцен насилия и др. От кибернасилия никто не защищён, коль скоро человек однажды заявил о себе в сети, даже при отсутствии какого-либо подобия компромата. Надо обладать необходимой для противостояния атаке твёрдостью характера, независимостью, "слоновьей шкурой". Увы, юный человек, как правило, не успевает её нарастить.

Кибербуллинг – подростковый виртуальный террор – невидим, но оттого не менее страшен. В половине случаев дети, общающиеся в сети, не знают тех, с кем связаны паутиной; ведь это не реальные люди, а их виртуальные образы. Оставаясь дома, ребёнок подвергается угрозе со стороны этого невидимого мира, не менее опасной, чем опасность уличного нападения.

В отличие от реальных актов насилия, которое происходит во дворе, на задворках школы, в школьном туалете и заканчивается дома, кибербуллинг настигает жертву в любом месте и генерирует волны жестокости из любой точки глобального сетевого пространства. Из-за массированного характера атак и фактической их анонимности, на них невозможно ответить, их нельзя отразить, не удаётся позвать на защиту тех, кто может это сделать в реале – родителей, старших братьев, друзей.

Последствия кибербуллинга – физические и психологические травмы, попытки суицидов, смерти. Такие случаи становятся всё более многочисленными.

Можно обсуждать природу и причины детской агрессивности; эта проблема занимает психологов разных стран. В данном контексте достаточно признать, что агрессивность, во-первых, заложена в природе человека, во-вторых, её проявления в том или ином виде зависят от личности индивида, и наконец, агрессивному поведению научаются на основании опыта, наблюдений, прививаемых образцов поведения.

По-видимому, именно социальные факторы играют определяющую роль в кибербуллинге. В некотором роде агрессия кибергруппы, направленная против отдельного человека, напоминает поведение агрессивной толпы, например, толпы погромщиков, которое также является предметом исследования социальной психологии.

Не надо думать, что уровень агрессивности зависит от психологического и тем более экономического благополучия среды обитания. Печальная статистика говорит о том, что эта беда затрагивает все страны с развитой сетевой структурой. Так, кибернасилие массово внедрилось в Южной Корее, стране с высоким уровнем жизни и одной из самых технологически развитых стран.

У нас нет данных о странах с цензурированным интернетом – о Китае, Иране, о странах с неразвитой киберсетью. Наверняка, там дела обстоят целомудреннее, но это достигается ценой принципиальных потерь коммутации в целом.

Многие взрослые – родители, учителя, психологи, представители регулирующих и правоохранительных органов, осознавая возрастающую опасность кибербуллинга, ищут возможности его пресечения для защиты от него детей и профилактики асоциальных и преступных действий со стороны их ровесников.

На сегодня меры защиты и профилактики сводятся к самым доступным мерам:

- Просвещение родителей, создание атмосферы доверия в семьях. Во многих регионах создаются центры для обучения родителей, которым эксперты рассказывают, как в поведении ребенка обнаружить признаки угрожающей ему опасности, как встать на его защиту. Ведь сами дети чаще всего не говорят родителям о сетевых угрозах, потому что скрывают подробности своей виртуальной жизни. Они боятся запретов, они стыдятся контактов, которые кажутся им стыдными. Поэтому очень важно рассказать ребёнку заранее о способах противостояния агрессивным атакам, из которых простейший – просто их игнорировать.

- Привлечение внимания школьных педагогов, в частности психологов, к проблеме кибернасилия. Во множестве случаев, когда задачи школы ограничиваются требованиями обучения детей, педагоги игнорируют задачу поддержания здорового психологического климата в школьных коллективах, они просто не замечают страдающих детей и не пресекают проявления издевательств над слабыми и изгоями.

- Более строгие санкции против признанных преступными веб-порталов, представляющих опасность для подростков – клубов педофилов, клубов самоубийц; выявление ребят, упражняющихся в небезобидных "развлечениях", которые могут довести их сверстников до самоубийства. Привлечение к этой работе провайдеров, обеспечивающих работу сетей, администраторов сайтов.

- Применение серьёзных наказаний к подросткам, которые занимаются кибербуллингом, включая наказание их родителей крупными штрафами и уголовным преследованием.

К сожалению, приходится признать, что избавиться от жестокости в киберпространстве не удастся, как не удастся изменить природу человека и отказаться от интернет-технологий и новейших средств коммуникации. Там, где мобильные телефоны положены заботливыми родителями в кармашки дошкольников, угрозы, устрашения, обман могут поджидать даже маленьких детей.

Лого letidor.ru

Комментарии