Разрешить ребенку падать

Разрешить ребенку падать

Когда ребенок начинает ходить, окружающие сначала поздравляют его родителей с новым этапом, а затем сочувственно похлопывают их по плечу: бывалые папы и мамы знают, что ближайший год в семье можно смело объявлять годом шишек и синяков.

Я - тревожная мать. Из тех, кто в младенчестве ребенка кипятит бутылочки, гладит пеленки с обеих сторон и моет погремушку, если та падает на пол. Из тех, кто приобретает фиксаторы на дверцы шкафов и закругленные накладки для мебельных углов, когда малыш начинает ползать. Подкладывает подушку на пол после того, как ребенок переходит на сон в отдельной кровати без бортика. А если годовалый малыш хитро смотрит на родителей: «Попробуйте догнать!», а затем устремляется вперед, я мысленно представляю едва заметную выбоину в тротуарной плитке, о которую можно споткнуться, упасть и разбить губу. И когда мой сын бегал именно так – не глядя под ноги, а смотря по сторонам, хохоча и наслаждаясь игрой, ему вслед раздавались слова: «Тише, аккуратнее, не беги так быстро!» Наверное, я верила, что предостережения могли подействовать.

Если бы. Однажды на прогулке мы замерили, сколько раз ребенок падает. Частота составила одно падение в две минуты. И тогда я поняла, что в предупреждениях нет смысла, они произносятся лишь для самоуспокоения. А еще вспомнила момент из своего детства: когда папа ставил нас с братом на лыжи и коньки, то первым делом учил правильно падать. Стало ясно, что, если сейчас я не позволю ребенку научиться владеть своим телом и набить положенное и неизбежное количество шишек, он так и не сможет свободно чувствовать себя в движении.

Родительский инстинкт и готовность обеспечить детям полную безопасность порой заставляют взрослых делать вещи, которых они от себя раньше не ожидали. Например, приобретать специальные детские вожжи в надежде, что активный ребенок, привязанный к родителю, избежит травм и не потеряется. Или не выпускать малыша из манежа, чтобы он не начал считать углы и не стал объектом нападок игривого кота. Или не давать ребенку малину с дачного куста – ведь она немытая! Или ставить защитный барьер в кухонной зоне, чтобы дети не добрались до шкафчиков с посудой или до плиты. Хотя, проблему с плитой я в некотором смысле понимаю.

Газовая плита являлась объектом притязаний моего сына с того момента, как он научился вставать, и лет до полутора. Ребенок желал крутить ручки плиты, тянуться к конфоркам и проверять температуру дверцы духовки, если в ней пекся пирог. Мы долго боролись с этой навязчивой идеей. Но идея побеждала. И тогда было принято нелегкое решение: разрешить маленькому человеку дотронуться до горячего, чтобы он понял, из-за чего мы отводим его от опасной зоны. Мы позволили ребенку потрогать несчастную дверцу духовки, к которой он так рвался. Хватило двух секунд, одной пострадавшей подушечки пальца и нескольких пшиков «Пантенола», чтобы тема плиты больше не возникала в нашей жизни. Слово «горячо» теперь было для сына яснее ясного.

Есть разумная безопасность. Следуя ей, мы не оставляем чашку с горячим чаем на краю стола, в жаркую погоду уходим в тень и не даем младенцу в руки мелкие предметы. Но есть риски, на которые однажды приходится решиться, хотя это всегда сложный момент – допустить, что ребенок может получить болезненный опыт. Родительские сомнения в безопасности объяснимы. Когда мама или бабушка говорят малышу: «не бегай – упадешь», «не бери ножницы – порежешься», «не играй с палкой – поранишься», они действуют из благих намерений: подстелить соломку там, где это возможно, уберечь от неприятностей, не причинить вреда здоровью. И сложно понять, к какому возрасту ребенок действительно готов быть осторожным: он-то уверяет, что сумеет правильно чиркнуть о коробок спичкой, а затем бросить ее в приготовленные дрова для костра, только вы не уверены, что обойдется без последствий. А если он забирается на лестницу на игровой площадке, нужно ли страховать, поддерживая руками, или лучше позволить самому учиться держать баланс? А если ему хочется залезть на дерево?

Здравый смысл подсказывает, что чрезмерный родительский контроль сдерживает познавательную и двигательную активность и может привести к тому, что, слыша множество запретов, ребенок начнет относиться к миру с опаской. Природой заложено время для того, чтобы дети учились ходить и бегать, как и время для того, чтобы они учились падать и получали синяки. Последнее необходимо, чтобы в будущем дети могли оценивать риски и знали, как можно их избежать.

Задача родителей – минимизировать реальные угрозы и дать понятие о технике безопасности. Надевать ребенку защитное снаряжение, сажая его на велосипед, и пристегивать в автомобиле. Сделать так, чтобы кастрюля с горячим бульоном не стояла в зоне досягаемости маленьких рук, коробка с иголками и вязальными спицами была убрана на верхние полки, а бытовые приборы вроде блендера или миксера вовремя отключались от сети.

В остальном же, не связанном с реальной угрозой здоровью, родителям разумно быть учителями, создавать благоприятную обстановку для развития и находиться рядом. Разрешить забраться по лестнице до высоких ступенек и на всякий случай стоять внизу, подбадривая и показывая, как ставить руки и ноги. Гулять с начинающим ходить ребенком на площадках, покрытых травой или песком, где падения не будут приводить к обидным или серьезным травмам. Не преувеличивая страха перед острыми предметами, выдать ребенку, желающему помочь приготовить шарлотку, столовый нож и яблоко, и показать, как нарезать яблочную дольку на кусочки. Выбрать безопасное дерево, на которое он сможет забраться. Научить играть с палкой и камнями в стороне от окружающих, чтобы никого нечаянно не задеть.

В олимпийской рекламе компании «Проктер энд Гэмбл», посвященной мамам, показывается, какое бессчетное количество раз падают дети, делая свои первые шаги, поскальзываясь на льду, учась кататься на сноуборде, осваивая коньки, играя в хоккей, сталкиваясь в игре с соперником... Бесконечное количество раз, прежде чем они научатся хорошо ходить и бегать, забьют гол, выиграют матч, поднимутся на пьедестал. Мамы смотрят на своих маленьких и больших спортсменов с трибун, и любой родитель поймет, что они чувствуют, прикрывая лицо ладонью после неудачного детского прыжка. Но все-таки риск – это часть жизни, и родителям приходится разрешить детям получать этот опыт. Падать, пользоваться ножом и ножницами, разводить костер вместе с взрослыми, забираться на высокие горки и гордиться тем, что дети сделали это самостоятельно. До какого-то времени мы будем страховкой и наблюдателями, но однажды ребенок обязательно захочет сделать что-то без нашей поддержки и помощи. Достаточно вспомнить, сколько леденящих кровь мероприятий мы сами организовали, когда были детьми: тарзанка, прыжки в снег с крыши гаража, штабы на деревьях... Хотя, нет, о прыжках с крыши моя внутренняя тревожная мать старается даже не думать.

Лого letidor.ru

Комментарии