Школа под парусами: прыжки с бушприта и корабельные отношения

Школа под парусами: прыжки с бушприта и корабельные отношения

Пиратская остановка на Ибице, морское купание и романтические отношения подростков  - в новом репортаже редактора "Летидора" из необычного кругосветного плавания со школьниками.

Редактор "Летидора" Екатерина Андреяшева продолжает репортажи из необычной школы: это парусник "Погория", на котором плывут в открытом море 32 школьника. Прошлый выпуск  читайте здесь. А этом выпуске - пиратская остановка на Ибице, морское купание и  отношения на корабле глазами 15-летней школьницы.


«Погория» идет у берега Ибицы, выбирая бухту. Здесь мы остановимся всего на один день. Программа на сегодня – прогулка по городу и купание в бухте. Обещают, что мы будем прыгать с корабля!


А пока еще мы не встали на якорь, на носу судна - сорок минут урока английского. У «Школы под парусами» свои приметы. Сегодняшнее занятие идет с видом на испанский остров. Осенний градусник вот уже который день держится у отметки в 30 градусов. И на уроки все приходят, как правило, в шортах.


Ибица показывает себя во всей красе. Солнце превращает воду в простирающуюся до горизонта изумрудную гладь. Воздух наполнен терпкими ароматами хвои, и так тихо и спокойно, что можно расслышать треск цикад на берегу.


Самая голубая вода на свете.jpg Выбрав бухту, опускаем якорь и вслед за ним – понтон, резиновую лодку с мотором. Именно на нем Ремигиуш, офицер второй вахты, доставит всех на берег.


Здесь стоит сказать несколько слов об этом удивительном человеке. Несмотря на свою природную молчаливость, он сумел очаровать абсолютно всех на корабле. Он всегда собран, очень ответственно подходит ко всем задачам и при этом умудряется делать все дела с такой виртуозной легкостью, что диву даешься.  


Ремигиуш.jpg В понтоне помещается всего семь пассажиров, поэтому приходится несколько раз возвращаться к кораблю.


Поставить парусник на якорь, не заходя в порт, - это немного по-пиратски. Во-первых, это позволяет останавливаться там, где не достает глубины для того, чтобы судно подошло вплотную к берегу. Во-вторых, так не нужно платить за стояку. Иногда суммы за постой могут быть очень внушительными. Например, чтобы встать на якорь в Палермо, нужно заплатить 80 долларов за одного человека. Учитывая, что только школьников на паруснике 32 человека (а есть еще  преподаватели и технический персонал), сумма выходит более, чем значительная.


Едем гулять по Ибице.jpg На изучение острова нам дают не так много времени, буквально пару часов. Это, пожалуй, всегда самая грустная часть путешествия. Вроде бы и плывешь к каждому новому порту пару-тройку дней (а то и неделю), остановка же всего на день. Хотя есть и исключения из этого правила, конечно.


Пока одни устремляются в магазины, чтобы купить шоколадок и газировки, мы вместе с учителями Магдой, Криспеном, Евой и Анитой решаем изучить остров. Анита, которая в прошлом году уже была в «Школе под парусами», повела смотреть всех первую местную достопримечательность  - гигантский кактус. Среди исписанных именами листьев выделялось POGORIA 2012. Тот рейс был почти весь польский. Из школьников на корабле плыли только двое русских.


Погория здесь год назад.JPG У нас в запасе только три часа на прогулку по Ибице, и мы решаем отдать все время изучению местной природы. Стоит отойти пару сотен метров от заполненного людьми пляжа, как встречаешь настоящий вулканический пейзаж. Соленые озерца, изрезанные ветрами валуны, и редкая растительность – все это так контрастирует с теми открыточными видами Ибицы, которые мы уже увидели.


Ибица. Вулканический берег.jpg

Морское купание

Но нужно скорее возвращаться на корабль. Снова садимся на понтон, а оказавшись на палубе, начинаем готовится к первому большому морскому купанию. Соорудили тарзанку, перекинув веревку через рею. Потом сбросили спасательный круг на воду. Вот и все приготовления.


Умение плавать было обязательным условием, чтобы попасть на «Погорию». Чтобы с корабля добраться до воды, есть несколько способов. Самый простой – спуститься по веревочной лестнице. Чуть посложнее – прыгнуть с борта. До воды в таком случае – три метра. Потом можно встать на бортик, и прыгнуть с него – это еще на метр выше, чем с бортика. Следующий уровень – тарзанка. И самый главный – это прыжок с носа корабля, с бушприта. Высота в этом случае – все семь метров.


Прыжок Михала.jpg Некоторые начинают прыгать сразу, смелые забираются на бушприт и сигают в воду. Я же, как человек без опыта прыжков в воду, пока робко стою на самом краю палубы. Лететь – всего секунда. Но я все никак не решаюсь. Во-первых, плаваю я на удивление плохо. Единственный раз, когда я показала хоть какой-то результат, это были отборочные в студенческую группу подводного плавания «Скат». Результат был таким: увидев, как я приплываю к финишу последней, престарелый тренер поднялся со стула и ушел со словами: «Уберите бревно из бассейна».


Я все еще стою на палубе, когда ко мне подходит Магда. Удивительная польская девушка, которая знает в совершенстве четыре языка, и всегда находит повод для шутки. Она берет меня за руку, совершенно спокойным голосом говорит: «Ну чего же ты боишься», и через секунду дружеский пендель завершает то, на что мне так не хватало духу. Вива, я в воде! Спасибо, Магда!


Купание с корабля.jpg Итак, впереди еще три больших испытания: прыжки с бортика, тарзанка и бушприт. С первыми двумя я справляюсь относительно легко. Новые победы дают новые силы. Остается последнее – забраться на нос.  

- Ну что, уже прыгнули? – спрашивает меня Егор, ученик физико-математического класса. С ним у нас установились особые отношения сразу после того, как я в педагогических целях разрезала половину колоды игральных карт. Резать не хотелось, но и прогуливать уроки на корабле со стороны физмата было глупо.


Итак, прыгать с носа надо. Во-первых, когда еще будет под рукой Ибица, корабль и хорошая погода. Во-вторых, опять же в педагогических целях, преодолеть страх было необходимо. Я пошла на свою маленькую Голгофу.


- Женя, ты уже спрыгнул? – спрашиваю я школьника из второй вахты. Он улыбается, и произносит: «Пока нет, теть Кать». «Будешь?» «Не знаю еще».


Ладно, надо забираться. Поднимаюсь на бушприт и понимаю, что высота более чем приличная. За мной в очереди на прыжок Эва, учительница английского и математики. Мы перешучиваемся, но прыгать не хочет никто из нас двоих. Меня обгоняет Денис Попов, и со словами: «Ну давайте уже, тетя Кать», сигает за секунду. Я опять в раздумьях. В это время Збишек, главный фотограф этого путешествия, делает исторический снимок. Не пройдет и 15 минут, как я окажусь в воде.


Прыжок с бушприта.jpg В тот день все как-то невольно разделились между собой на тех, кто спрыгнул, и тех, кто все-таки не смог преодолеть себя. Но даже в простом бултыхании на воде тоже была своя романтика.


Можно, я на рояль залезу?

Пятнадцатилетняя участница проекта "Школа под парусами"  Анастасия Кашпарова из Калининграда рассказала о том, как она прожила месяц на корабле. Орфография и пунктуация автора сохранены.


Отношения


Нас поровну, русских и польских подростков. И как выяснилось в течение первых трех недель, у каждого свой особый, индивидуальный характер.


Во многом внешность обманчива, вот что поняла я сразу. И не только в плохую сторону. Со многими из тех, с кем я не общалась раньше, теперь я нашла общий язык. Только жалко, что есть еще и те, с кем в самом начале путешествия я так хорошо проводила время, а теперь даже не здороваюсь. Не сошлись интересами. Или просто человек не захотел с тобой общаться. Мнение о людях меняется с каждым днем на борту. А дни бегут, бегут…


В первую неделю была явно видна агрессия и ненависть некоторых людей к другим. Но, как говорится, привыкли. Конечно, как тут не привыкнешь, когда живешь с остальными на соседних койках…


Отношение к русской части у меня отличается от отношения к польской части экипажа. Русские ведут себя агрессивно. Иногда много о себе думают. Но в ситуации боевого режима, когда всем приходится очень непросто, все как-то становятся хоть немного, но ближе друг к другу. Всем все равно, кто стоит с тобой рядом в очереди к борту корабля, чтобы прыгать в прозрачную воду моря. В такие ситуации все любят друг друга.


Польская же часть ведет себя скромнее, но тоже не всегда. Отличия видны не только по происхождению, но и по индивидуальным особенностям. Есть те, кто поступают как одиночки, презирают других и возвышают себя. Некоторые  поляки общаются только с поляками и исключительно с ними, даже не ясно почему. Некоторые находят общий язык со всеми, не смотря на то, откуда твой собеседник, и таких, что отлично, большинство.


P9150004.JPG Все-таки разговаривать с поляками немного сложно. Нет, не немного. Очень сложно. Они просто бегут к своим, чтобы не мучиться и вспоминать английские слова, чтобы объяснить тебе, русскому, очередную шутку. Но некоторые проявляют интерес друг к другу и к компаниям. Мне пока не удалось полностью влиться в чью-либо компанию, но в своей вахте меня хорошо приняли, и что больше, мне очень нравится проводить с ними время. У каждого, как я уже говорила, свой характер и для того, чтобы узнать друг друга получше, нам приходилось общаться, общаться, общаться.


Здесь даже вырисовываются пары между некоторыми, но этого никто не видит или не хочет замечать. Здесь у многих есть к кому-то симпатия, но они  держат это в секрете. Сложно представить, что персонал не замечает этих маленьких ниточек, связывающих людей. Корабль, море, подростки. А еще кто-то говорил, что здесь запрещено «крутить романы». Как тут без романов, когда такие романтичные ночные вахты? Ох уж эти подростки…


food.jpg


Быт


Здесь, на корабле, есть 3 больших истины:


• Все ждут порта, как спасения.
• Все ждут еды, как спасения.
• Все хотят спать.


Вот это то, над чем действительно не поспоришь. Целыми днями только вахты, вахты, вахты… И все в ажиотаже перешептываются: «А сколько до порта? А сколько часов? А сколько дней?»


Плыть на Погории очень необычно. Да и вообще, плыть, это очень необычно, красиво и непривычно. Чего стоят рассветы и закаты в Атлантическом океане или около островов. А что еще круче, тебе может выпасть возможность посмотреть на эту красоту с пятой реи, с рояла, или как у нас его зовут «Рояль», что звучит очень необычно. «Можно, я на рояль залезу?». «Ну, пожалуйста!»


POGORIA 2013 (1688)_1280x853.JPG Уплывать из портов всегда грустно, в большей части из-за того, что начинаются навигационные вахты. Вроде бы хорошо, в солнечный день посмотреть на горизонт или порулить в штиль, а  с другой, никуда не уйдешь. И сидят сонные подростки в шельках на палубе, и смотрят в никуда…


Дни не проходят однотипно, не идут по расписанию. Сейчас, например, кто-то пьет в камбузе кофе, в соседней комнате из колонок играет музыка, русские мальчики постарались. Я не любитель подобной музыки, но настроение поднимает. Хотя бы тем, что все входят в свои комнаты, пританцовывая.


У нас очень часто происходит что-то интересное. Фильмы, кружки по интересам, и другие события, типа недавнего «посвящения в морские волки». Или дельфины в Атлантическом океане… Или шторм в Балтийском море, которому не удалось схватить за желудок всего нескольких человек. А сегодня девочки из камбуза приготовили нам настоящий русский борщ. Русская часть экипажа уплетала за обе щеки.


И каждое утро, когда я просыпаюсь, я уже не удивляюсь, что не дома, и будит меня аларм «Побудка», а не родители. Я думаю, что когда вернусь домой, буду просыпаться и не понимать, почему я не на своей койке на Погории. Тут быстро привыкаешь. (Хотя, я, честно говоря, безумно скучаю по горячей пенной ванне.)


SAM_0424.jpg Для того чтобы понять, что здесь происходит, нужно сюда попасть. Никаким текстом или фотографиями невозможно передать атмосферу Погории. Это нужно прочувствовать самому, от мытья посуды, до наблюдением за звездами, лежа на руфе.


Очень часто я думаю, если меня спросят «Понравилось?» я отвечу «Очень, но больше никогда не соглашусь пережить это второй раз». Потому что нет. Потому что здесь постоянно говорят, что и как делать. И это совсем не так, как было у меня дома.



Фотографии:  Ева Браневска, Анастасия Кашпарова

Лого letidor.ru

Комментарии