Где учиться на гонщика?

Где учиться на гонщика?

О том, как приобщить мальчишек одновременно и к технике, и к спорту, рассказал "Летидору" Андрей Клименков, директор новосибирского областного центра детско-юношеского технического творчества «Автомотоцентр».

Кто знает, кем стал бы Михаэль Шумахер, если бы в четыре года его отец Рольф, на тот момент руководитель трассы для картинга, не посадил бы его на собственноручно сконструированный и изготовленный карт. Примерно так начинаются биографии большинства великих гонщиков: ранее приобщение к технике и спорту, первые победы в 10-12 лет, постепенное развитие навыков владения техникой начиная с карта и прогрессируя до гоночного автомобиля.

Российские дети также могут приобщаться к техническим видам спорта уже с пяти лет. Как учат будущих гонщиков, интересуются ли современные мальчишки техникой и почему у сельских детей больше шансов добиться успеха, «Летидор» рассказал директор новосибирского областного центра детско-юношеского технического творчества «Автомотоцентр»  Андрей Клименков. Он увлечен гонками с детства, а несколько лет назад оставил довольно успешный бизнес, чтобы возрождать детский технический спорт. 

– Что включается в понятие «технические виды спорта», где в нашей стране учат ребятишек обращаться с техникой? 

– Технические виды спорта – очень широкое понятие. Если ребята сидят в классе и делают модельки – это тоже технический вид спорта. Обычно заниматься техникой ребята могут в домах культуры и творческих объединениях, где наряду с рисованием, вышиванием есть еще и какой-то вид спорта, например, картинг или велоспорт. Такого, чтобы с детьми целенаправленно занимались только техникой, практически нет. Надо понимать, что если для того же авиамоделирования, например, нужен только класс и материалы, то для авто и мотоспорта нужны гаражи, ремонтные помещения, сама техника и так далее. 

Самолетики взял, положил в машину и увез на соревнования, а для транспортировки мотоциклов или автомобилей нужен прицеп, это большие расходы. Это сложности, никто не хочет с этим связываться. Мы занимаемся с ребятами по направлениям автомотоспорта. Это автомногоборье, автокросс, картинг, по мотоциклетным направленностям: это мотомногоборье, мототуризм, спидвей, скийоринг (это когда за мотоциклистом прицепляется лыжник, и они проходят трассу). Еще у нас велоспорт, картинг, квадроциклы, скутеры, ведем работу с юными инспекторами ДПС. 

У нас есть большая шоссейно-кольцевая трасса для проведения соревнований по картингу, по автомногоборью, мотомногоборью, есть трасса для занятий автокроссом. Наше объединение «Автомотоцентр»   единственное в России учебное заведении, подведомственное  Министерству образования, которое культивирует только технические виды спорта.

– В моем детстве, наверное, каждый второй мальчишка легко обращался с техникой, если и не умел собрать-разобрать мотоцикл, то уж слетевшую цепь на велосипед надеть точно умел! Сегодняшние мальчишки охотно идут заниматься техникой?

– 
В 80-е годы, когда я сам начинал заниматься мотоспортом, это было очень популярно, по две команды на каждом предприятии, городские соревнования собирали огромное количество народа. Проблема сегодняшних детей в чем – их очень сложно оттащить от компьютера. Зачем он после школы пойдет куда-то пачкаться, бить руки, прикладывать какие-то физические усилия, когда, вернувшись домой, можно кинуть носки в одну сторону, одежду в другую, налить себе чаю и сесть за клавиатуру, купить виртуальную машину, виртуально ее разбить и так далее. И это проблема не только российская, а всего нашего современного общества, в том числе и Европы. В этом году на наш фестиваль ретротехники заезжали немцы, они через всю Россию устраивали пробег на мотоциклах и по пути заехали к нам. И руководитель пробега рассказал, что открывал с друзьями курсы, на которых мальчишки могли ездить на скутерах, изучать правила дорожного движения, устройство техники, вождение. Этот клуб просуществовал всего два месяца, потому что детям лень изучать теорию, ремонтировать технику, их очень тяжело оттащить от компьютеров. И еще начались жалобы от «бургеров»    жителей соседних домов, что дети жужжат на скутерах под окном, а они хотят после рабочего дня отдыхать. Все, на этом все закончилось. И он удивился, что у нас, в Сибири есть такая школа, которая профессионально занимается с детьми. 

У меня отец был руководителем спортивной секции, естественно, я с самого детства был на спорте завязан, первый раз на карт посадили в два года, в 9 лет – первые соревнования, параллельно успел позаниматься классической и вольной борьбой, дзюдо, боксом и тд. Все что было, все попробовал, но, наверное, если был бы компьютер, никуда бы не пошел, а сидел дома и играл. А так с детства было увлечение, дома было не интересно, надо было на улицу, в секции, свободное пространство было занято. 

Сейчас у детей большой выбор, куда податься. Это во-первых, а во-вторых, появилась проблема - родители боятся отпускать детей: дороги перегружены, опасно переходить дорогу по пути на занятия, и родители думают «сидит дома за компьютером, ну и пускай, зато дома и с ним ничего не случится». И еще многие родители сегодня пассивные, они вроде бы и хотят, чтобы ребенок занимался, но ничего для этого не делают. Я не просто так говорю, это определенный анализ нашей работы. Мы проводим летом раз в год профильные смены в лагере, где отдыхают около ста воспитанников наших школ. Там насыщенная программа, проходят соревнования по велоспорту, дети изучают ПДД, медицину, лазают на канатах, интересно, некогда скучать. Так иногда доходит до смешного, родителям трудно сходить и просто взять медицинские справки для ребенка! Бесплатно дают путевки, а им трудно сходить. Есть, конечно, очень активные родители, которые всегда и везде стремятся что-то сделать для детей, но такие далеко не все.

– Вы много работаете с сельскими детьми, там, наверное, ситуация еще сложнее? Кроме того, что дети не хотят заниматься, еще и финансово сложно развивать технические виды спорта?

– 
Мы, как областное учреждение, развиваем технические виды спорта в сельской местности, процентов 60 наших учеников – деревенские ребята. И вот как раз там, в отличие от города, поток детей идет неиссякаемый, они идут в любое свободное время, и утром, и вечером. У нас работал молодой преподаватель, он женился на нашей сотруднице, и уехали они жить в Тогучин, работают в школе и открыли там наше объединение. Так дети идут с утра к ним прямо домой и в окошки стучатся, что «пора уже заниматься, хватит спать!». Здесь, конечно, надо учитывать тот факт, что в области не такое большое разнообразие, куда детям податься. И когда открываешь филиал объединения, дети видят результаты и, конечно, идут и идут. 

Да трудно, нет материально-технической базы, все, что осталось в наследие от советской эпохи, или развалилось или, например, какие-то помещения, гаражи заняты предпринимателями. Так что приходится подтягивать ресурсы, находить хотя бы два стареньких мотоцикла на село. Но в деревне есть интересная особенность, очень много старых мотоциклов валяется по огородам, сломались – их бросили. Как только начинаешь открывать отделение, и родители видят, что дети занимаются, начинают со всей деревни приносить запчасти, старую технику, и объединение начинает каким-то образом жить. 

В одном из сел, где мы открылись, тренеры с ребятишками проявили фантазию: разработали модель трехколесного мотоцикла, в основе которого «Урал» и присоединили задний мост от «Жигулей». 

– Если для мальчишек вашего поколения сесть даже на старый автомобиль или отремонтировать «убитый» мотоцикл было за счастье, то сейчас, мне кажется, дети избалованы изобилием техники вокруг. Чем вы их привлекаете? 

– 
Если мы возьмем программу 80-х годов, там было прописано, что первый год обучения посвящается полностью теоретической подготовке, ребята не садятся на технику. Сейчас, чтобы ребятишки не бросали обучение и не уходили, нужно искать какие-то изюминки, чтобы их заинтересовать. Приходится комбинировать теорию и практику, чтобы ребенок не потерял интерес. Прошли какую-то теоретическую часть, надо дать возможность сесть за руль, понять, как техника устроена, как правильно рулить, как машина заводится. Ну и, конечно, вдохновляет перспектива участия в соревнованиях. Наши детские команды становятся чемпионами всероссийских соревнований по автомногоборью.

Как и в большинстве видов спорта, есть ребятишки, которые приходят ради интереса. Второе: они могут прийти за компанию. Кто-то из класса один пошел и десять человек пошло с ними, потому что он – лидер. Потом лидеру надоело, он ушел и эти все ушли. Мы будем говорить, что они были случайными людьми здесь. Еще у меня были дети, которые ходили постоянно за занятия, но как только намечаются соревнования, все, они «заболели». 

Я выделил одного смотрю, на одни соревнования не пришел, на вторые, спрашиваю почему, говорит: «Плохо себя чувствовал, голова болела». Заставляю прийти на третьи соревнования в обязательном порядке. Он пришел, зарегистрировался, но, когда ему нужно было ехать, пропал. Это, наверное, определенная какая-то боязнь. Есть дети, которые приходят с определенной целью, например, научиться ездить на машине. Так девчонки часто говорят. 

– Сам факт, что к вам ходят девочки и среди них даже есть победители и призеры соревнований, заслуживает отдельного внимания. Я смотрю на маленьких детей, у них будто генетически заложено, мальчишки с полугода играют в машинки, девчонкам техника не очень интересна. 

– 
По-разному бывает. Я наблюдал, когда девочки играют с машинками, а мальчики с куклами. Наверное, все связано еще и с тем, какая атмосфера в семье. У меня первый ребенок – дочка, когда она родилась, и я это не скрываю, я хотел, чтобы у меня был мальчик. И хотя я не делаю на этом упор и не воспитываю ее как мальчика, но вот почему-то ее лет с двух интересовали все машины, трактора, экскаваторы. По улице идешь, а там экскаватор копает – все, это был стопор  можно пробыть на месте час, она будет стоять и смотреть, как он работает. Ей покупали машинки, она ими играла. Ну и потом надо учитывать, что она очень много времени проводила со мной здесь. Тренировалась и даже выдавала неплохие результаты, пока однажды не перевернулась на соревнованиях и не испугалась. Потом возобновила занятия после большого перерыва.

Два года назад у нас было очень много девушек, мы даже планировали набирать отдельную группу. Там было не совсем понятно, для чего они шли, только ради интереса или за молодыми людьми. Некоторые приходили и говорили: «Моя основная задача - выучиться ездить на машине. Честно говорю, выучусь, ходить больше не буду». Фактически так и получалось. Наверное, все-таки девушкам сложнее влиться в этакую компанию. Потому что доходит до определенного возраста, лет до 14, а потом начинается «мазюльки-выбражульки», и они не ходят. Потому что к девочкам есть определенные требования: я запрещаю ходить на каблуках, никаких колготок, никаких коротких юбок. Форма: брюки, куртка, никаких вырезов. А парни когда видят, что девчонка есть, начинают друг перед другом выкаблучиться, поэтому и была такая идея - девочек вывести в отдельную группу, но не сложилось, девочки разбежались. Я думаю, тут нужно учитывать специфику: когда что-то ломается в машине, пацан как-то не задумывается и лезет руками чинить, не боясь испачкаться, а девушка, конечно, сначала подумает. 

– Вы привели свою дочь в спорт, сами пошли по стопам отца, это уже целая династия получается в техническом спорте. Как получилось, что вы продолжили дело отца?

–  Мой отец фактически был прародителем картинга в Новосибирской области. В этом году исполняется 50 лет, как этот вид спорта появился у нас, и когда мы стали рыться в истории, то нашли информацию, как это было. Группа ребят в начале 60-х побывала на ВДНХ, увидели карт, собранный хабаровскими конструкторами, вернулись домой и начали своими руками карт сооружать, подгоняя его под комплекцию моего отца. Потом, конечно, на карте ездила вся команда из 10 человек, но первым сел именно мой отец. И вот так случилось, что он всю свою жизнь занимается автомотоспортом, был и тренером, и руководителем. Я, когда подрос, начал ходить вместе с ним. У меня были очень неплохие результаты в спорте.  А потом в 90-е я отошел от спорта, надо было семью кормить. Был свой довольно успешный бизнес.

А в 2004 году отец и его друг Николай Строганцев, на тот момент директор «Автомотоцентра», начали меня заманивать обратно. «Давай,   говорят,  спорт развивать! Это же для души! Брось ты свой бизнес! Вот это твое». Три года уговаривали, а я сопротивлялся, но понимал, что правы ведь они! Сначала я постепенно им начал помогать здесь, пришел на полставки, а потом в один прекрасный момент бросил бизнес и пришел на совсем, чем всех немало удивил. Сейчас об этом совсем не жалею, потому что это Идея, это когда «хочется, хочется, хочется». И, наверное, пока на первом месте будет стоять это «хочется», деньги будут на втором месте. 

Вот и получается, что у нас династия, в спорте отец, я, дочка, племянник. Очень хочется, чтобы и сын поехал. Сейчас ему 10 месяцев, когда исполнилось семь, я его первый раз посадил на карт. Конечно, ему в этом возрасте облизать все надо было, а не ехать, но зато сфотографировали, зафиксировали момент.

– У вас довольно много тренеров приводят в спорт собственных детей. Что это, настолько сильная привязанность к своему делу?

– 
Я думаю, в этом есть определенные родительские амбиции: сам не смог достичь, хочет, чтобы добился ребенок. Такое случается вообще в любом спорте, не только у нас. Я честно скажу, не ставлю целью, чтобы моя дочь была чемпионкой. Я хочу, чтобы она как можно меньше болталась по улице, чтобы она получила те первичные навыки вождения автомобиля, которые при достижении ею 18-летнего возраста дадут возможность грамотно ездить по дорогам. Потому что навыки вождения на картах, в автокроссе, в автомногоборье остаются в подсознании, их остается потом только грамотно и вовремя вытащить. 

Мы занимаемся с детьми с 5 лет, до 12 они ездят на миниавтомобилях, после 12 садятся на ВАЗовские модели и до 18 лет ездят. То есть к моменту получения прав он уже 6 лет будет за рулем! А в автошколе человек учится только три месяца. Да за шесть лет автомобиль уже им надоест! Ну да, наверное, он, получив права, сколько-то поездит, девчонок повозит. Но он уже тогда понимает, что езда по городу - это не автодром, где он должен лететь сломя голову. Есть определенные правила безопасной езды в городе. А если у тебя все кипит, пожалуйста, есть соревнования, вот там показывай все свои навыки, которые имеешь. Только соревнования прошли, все, ты грамотный водитель в общественном потоке. 

Мы проводим конкурс «Юнипрофи», это когда дети 12-18 лет соревнуются с профессионалами – экипажами ДПС, вневедомственной охраны, всероссийского общества автомобилистов. Наши дети всегда побеждают! Это говорит о том, что они умеют грамотно водить автомобиль. 

Мне кажется, нужно возрождать то, что было утеряно в 80 годах. Это всевозможные соревнования по авто и мотомногоборью, конкурсы водительского мастерства, вообще все соревнования, связанные с техническими видами спорта. Чем больше соревнований, тем больше специалистов будет во взрослом мире. Потому что если вы посмотрите внимательно на ребятишек 6-7 лет, которые участвуют в соревнованиях в технических видах спорта, то увидите, насколько это серьезные дети. Потому что перед ними стоит цель и они понимают, чтобы до нее дойти, нужно сделать определенные шаги. Это серьезная работа. Поэтому они знают ту точку, до которой можно рисковать, а после которой нельзя. Я считаю, можно было бы создать автошколы специально для подростков, где детей учат лет с 16, пускай платно, но это два года обучения, а не три месяца, как в обычной автошколе. 

Еще много подростков стало ездить на скутерах. И сейчас ведутся разговоры, правда еще не приняли нормативную базу, чтобы были права отдельно для скутеристов, мотоциклистов. Возможно, эта разбивка появится и будут разработаны определенные положения, как этих таких водителей обучать, какие они должны пройти курсы, и какие это будут курсы –  платные или бесплатные. Надо понимать, что получив право вождения скутера, подросток не просто должен поехать, его же надо будет наказывать каким-то образом за нарушения, а он несовершеннолетний. В общем, тут еще много вопросов. 

–  Итак, ваша главная задача, научить ребенка грамотному вождению?

–  
Наша задача: «оттащить» детей от улицы. Это во-первых. Во-вторых, дети учатся работать руками. В нашей стране рабочие специальности – провальное звено. Специалистов с высшим образованием, экономистов, юристов много, а инженерных специальностей практически нет. Учеба в нашей школе дает им возможность понять, что «ключ на 10»  –  это ключ на 10, а не 10 ключей. Они начинают мыслить пространственно, они умеют видеть цель и пошагово к ней идти.

Ребята, которые проходят всю программу от начала до конца, к чему мы всегда стремимся, умеют многое. На выходе мы получаем грамотного специалиста, который знает устройство автомобиля и может его ремонтировать, первоклассного водителя категории Б, спортсмена, который прошел большую дистанцию и имеет хотя бы первый разряд по автоспорту, судью, который знает правила проведения соревнований и может грамотно проводить или принимать участие в этих соревнованиях. Это человек, который знает первичные навыки медицинской помощи, мало ли что случится, он уже не будет стоять, разинув рот, а будет принимать какие-то меры. Мы получаем человека, который знает нормативно-правовую базу, это и расшифровка правил дорожного движения в том числе. Это готовые специалисты, которых ДПС вообще должны заманивать к себе на службу. Это грамотные хорошие специалисты. 

У нас был такой случай, когда мальчик поступил в ВУЗ, получил права и решил подрабатывать в такси. Ему говорят: «Тебе только 18, не возьмем». Только после того, как он показал судейскую книжку и документы об обучении в «Автомтоцентре», дипломы с соревнований, его с радостью приняли на работу. Были случаи, когда ребята, которых принимали в армию, приносили книжки, их направляли сразу в автобат. Это определенная жизненная база. 

–  Во многих видах спорта родителям нужно отдать ребенка в руки тренера как можно раньше, чтобы он мог добиться результатов. В технических видах спорта в каком возрасте родители должны рассмотреть задатки сына или дочери?

Дело не только в родителях. Должна быть определенная заинтересованность самого ребенка, должен быть тот тренер-преподаватель, который действительно грамотно и интересно расскажет. Потому что, если ребенок хочет заниматься, а тренер будет ругать и говорить, что у него ничего не получается, то ребенок морально «сломается» и уйдет. Есть дети, которые ломаются: он пришел, позанимался, начал участвовать в соревнованиях, раз   он первый, второй раз снова победитель, а потом на следующих соревнованиях пришел пятым, и он «сломался» и не хочет ходить.

– «Сломался» в отношении ребенка звучит как приговор, это не отразится на его дальнейшей жизни?

– 
Думаю, что нет. Все-таки те ребята, которые прошли спортивную школу, не важно какую именно, не пару месяцев отходили, а добились каких-то успехов, они понимают, что жизнь преподносит много сюрпризов. Сегодня карта так легла, что ты победитель, но чтобы остаться первым, нужно много работать. Так получается и во взрослой жизни. Если ты добился каких-то успехов, тебе не надо сидеть, сложа руки, а нужно дальше работать и подтверждать свою квалификацию. И я думаю, родители, прежде всего, должны ребенку это объяснять.

Буквально вчера приходила мамочка с ребенком. Ребенку все понравилось, решили, что будет заниматься, но когда предложили пойти посидеть на карте, застеснялся. Вот в этот момент должна быть родительская поддержка, а дальше уже работа тренера-преподавателя. Был мальчик, которого привел дедушка. Привел, а сам ушел, и тут мальчик начал плакать. Мы ему говорим: «Ну ты же пришел заниматься, тебя дедушка привез», а он отвечает: «Нет, я не хочу, мне мама сказала, что я должен быть мужчиной, и отправила сюда». Пришлось поговорить с  дедушкой и попросить его на первые занятия побыть тут вместе с ребенком, чтобы присмотрелся, привык. И вот мальчик занимается уже 4 года, в этом году у него есть все шансы, чтобы попасть в сборную региона. Все, он втянулся, ему все это нравится, и он показывает хорошие результаты. Конечно, в таких моментах нужна помощь родителей, потому что сначала тренер-преподаватель для них просто незнакомый человек. Ну и, конечно, нужно обращать внимание на то, что ребенок хочет и давать ему определенный выбор. 

А приводить нужно ребенка, когда он готов. Обычно на занятия техническими видами спорта берут детей с пятилетнего возраста, но в пять мы рекомендуем пойти на велоспорт, чтобы укрепить позвоночник. Есть у нас примеры, когда в пять лет мальчик на картинг приходил, а 5 с половиной на автомногоборье. Бывают ребятишки, которые узнают о том, что можно заниматься автомотоспортом только в 12 лет или родители только в этом возрасте отпускают. Мы берем в любом возрасте, и в 7, и в 9, и в 12. Пускай только приходят. 

– В описании вашей школы есть формулировка про привлечение подростков «в социально-опасном положении», вы каким-то специальным образом работаете с такими детьми?

– 
Специально мы с такими детьми не работаем. Но в свою бытность тренером-преподавателем у меня была группа из 14 детей, 60% из которых – дети, у которых был один родитель. И такая тенденция остается. Дело в том, что когда есть оба родителя, в семье совершенно другие денежные средства, которые позволяют ребенку чем-то заниматься, а если два ребенка, а мама одна, перебивается с копейки на копейку, то в первую очередь нужно, чтобы ребенок этот занимался здесь. Занятие в группах бесплатное. 

– Кто учит детей обращаться с техникой, как становятся тренерами?

– 
Найти тренера, который бы занимался с детьми техническими видами спорта, очень и очень сложно. Раньше было два института, московский и омский, которые готовили таких специалистов, теперь остался только московский. Грамотный тренер должен быть и спортсменом, и иметь педагогическое образование. И если для легкой атлетики, например, есть такая профессия как учитель физкультуры, то для технических направлений по всей России специалистов почти нет. Поэтому на работу идут спортсмены, которым «накипело», они помнят еще по 80-м годам тот подъем, когда только на соревнования городского уровня собирались по 20 команд. Они хотят помочь, поэтому идут работать и возрождать технический спорт. Их приходится отправлять на курсы повышения квалификации. 

Я требую от тренеров, чтобы они были «играющими» тренерами. Я сам еще действующий спортсмен, выступаю на соревнованиях. Это дает возможность детям смотреть на нас и брать пример. Во-вторых, когда детям рассказываешь, важно знать, о чем говоришь. 

– Технические виды спорта, это, наверняка очень дорого. Если и не для самих ребятишек, то для организации таких школ точно?

– 
Наиболее бюджетный вариант – Автомногоборье. Один автомобиль - 10 участников. Это здорово и интересно. Если это автокросс, то да, это дороже, это и бензин, и транспортировка на соревнования.  
Первое время вся наша техника состояла из старых машин, пригнанных со штрафстоянок и брошенных там. Это время, к счастью, начинает заканчиваться, теперь строим новую трассу, закупаем технику.

Обычно это бюджетные деньги или спонсорская помощь, а иногда люди, болеющие душой за ребятишек, просто так дарят технику. Был такой случай, мужчина приехал на машине, оказалось, что это сосед дедушки нашего воспитанника. Спрашивает: «Кто тут Влад». Выходит мальчик. Мужчина отдает ему ключи от машины и уходит. Это был шок для всех! Да, это была старая «копейка», но он приехал и просто взял и подарил, понимаете?

Вообще автоспорт – удовольствие дорогое. Шумахер был богат, наш Петров тоже тратил не последние свои деньги на спорт. Наш предыдущий директор ездил а Америку и рассказывал, что там автомотоспорт – определенный бизнес. Если ты хочешь заниматься, выступать, у тебя есть несколько возможностей. Самый популярный способ: прошел курсы и получил лицензию, взял в прокат технику вместе с командой, которая тебя обслуживает. Гонку откатал, а об остальном голова не болит. Только деньги плати. Я очень сомневаюсь, что в их стране, которая во всем видит бизнес, государство стало бы спонсировать, как у нас, детский автоспорт, содержало бы 5 гектаров земли, оплачивало работу педагогов. 

Китайцы к нам приезжали на соревнования, посмотрели наш центр, увидели, как мальчишки шеснадцати лет за ночь между заездами отремонтировали сами технику, чтобы выступать на следующий день. Гости спросили: «А кто финансирует все это?», отвечаем, что государство. Они удивились еще больше: «Здорово! Но для чего все это государству нужно? У нас такого нет».   

– Самый главный вопрос, который волнует родителей, принимающих решение отдать ребенка в технический спорт: это же все очень опасно?

– 
В технических видах спорта есть определенные требования к медицинским справкам и здоровью детей. Мы можем принять ребенка с какими-нибудь минимальными отклонениями, но он не сможет тогда принять участие в соревнованиях. Есть требования к участию в соревнованиях, это разрешение родителей и страховка, но это есть во всех видах спорта. По поводу того, что автоспорт травмоопасен, не совсем соглашусь, он где-то на 50 месте по степени опасности. Те же бальные танцы, например, тоже опасны, потому что там идет большая нагрузка на позвоночник. У нас есть мальчик, который в свое время занимался бальными танцами, выступал на соревнованиях регионального уровнях, так его с Алтайского края на скорой привезли домой, потому что на разминке защемление произошло во время скручиваний позвоночника. 

В технических видах спорта очень много требований к защите: в автоспорте спортсмен сидит в анатомическом сидении, так называемом «ковше», плотно пристегнут ремнями через плечи (как в детском кресле), при ударе ремень не дает долететь до руля. Если говорить про картинги, конечно, там нет такой защиты, но все равно есть экипировка, каски, перчатки, костюмы, защита шеи в обязательном порядке, защита ребер и так далее. Ну а в велоспорте, каждый ребенок во дворе на велике ездит, он точно также может и упасть, но на занятиях он хотя бы в каске и налокотниках, едет не в шортах, а в костюме, который его тоже как-то будет защищать. Комплекс мероприятий, направленный на безопасность, сводит к минимуму травмы.


Где заниматься: секции по техническим видам спорта в Новосибирске


ГБОУ ДОД НСО «Автомотоцентр»
ул.Юннатов, 72, к1, тел (383) 200-27-25  
Дом детского творчества им. В.Дубинина
Клуб стендового моделирования, судомодельная лаборатория «Юные корабелы»
ул. Степная,3,  тел (383) 314-19-04

Авиамодельная секция «Полет»
ул. Титова, 43/2

Детский автомотоцентр «Скат»
ул. Станиславского, 4, тел. (383) 355-35-61

Клуб юных техников СО РАН
Мотокросс, мототехника, картинг
ул. Институтская, 1/ ул. Академика Лаврентьева, 15/10, тел. (383) 333-16-13

РОСТО-ДОСААФ, спортивно-технический клуб Кировского района
Мотоспорт, спидвей, принимаются дети с 6 лет
ул.Тульская, 205, тел. (383) 314-35-44

Клуб юного техника
Судостроение, картинг
ул. Новоуральская, 19/12, тел. (383) 274-65-17

МБУ ДОД ЦТЭИС, центр технического экстремального интеллектуального спорта
ул. Зыряновская, 125, тел. (383) 206-35-08

Сибкарт мотоспорт, картинг-центр
Занятия картингом на коммерческой основе, годовой курс от 4,5 до 10 тысяч рублей. 
ул. Юннатов, 72 к4, тел. (383) 291-15-91

Новосибирский учебный авиационный центр им. А.И.Покрышкина
Начальная авиационная подготовка, парашутно-десантное направление, авиамодельное, военно-аптриотическое направления, «Юношеская планерная школа», «Школа юных бортпроводников». Принимаются дети и подростки с 9 до 18 лет в зависимости от выбранного направления.
Ул. Семьи Шамшиных, тел. 110, (383) 224-87-07
Лого letidor.ru

Комментарии