Детские лагеря: чего хочется?

Детские лагеря: чего хочется?

История о том, как бывший экономист занялся детскими лагерями, и какие вопросы возникли в этой работе.

Мою знакомую по туристической поездке на Байкал назначили координатором детской программы «Терра Инкогнита» и ей срочно были нужны инструктора. Особенно мужчины. «Давай, - сказала она, - ты же работал в свое время с детьми! Смена всего - 10 дней, Подмосковье, если позвонят на мобильник и очень надо будет на собеседование, я отпущу тебя на денек».


«А что за программа, о чём?» – спросил я. «Палаточный лагерь, тема – индейцы. Живем по племенам, строим типи (оказывается именно так правильно называть то, что я и большинство моих знакомых считали «вигвамами»), делаем «индейские» поделки… В общем, приходи на подготовку смены, там поподробнее все будет».

В студенческие, аспирантские годы я действительно постоянно работал вожатым и инструктором в пионерских лагерях. До 1995 года. Но с тех пор прошло 8 лет. Да и с возрастом 7-11 лет, на который рассчитана программа «Терра Инкогнита»,  я не работал никогда. Решил перечитать «Вождя Краснокожих». Стало страшно. Но поехал.


 Первые пару-тройку дней было ощущение, что «своих» мальчишек (программа организационно делилась на «пятерки»-племена во главе с инструктором) я не понимаю совсем. А они не понимают меня. А потом как «прорвало». Полное взаимопонимание, придумывание название племени («Жирные Хомячки»), изготовление тотема, костюма, придумывание и показ истории нашей нелегкой жизни…


Во время смены позвонил давний друг еще по пионерским временам, сказал, что его знакомый ищет преподавателя в лагерь в Словакии. «Не было ни гроша и вдруг – алтын». Съездил в Словакию к ребятам постарше и прямо «с колес» поехал на завершающую смену все той же «Терры» (приехал ближе к ночи дня заезда). Уговорили вот так вот, чтоб «с корабля – на бал». Да я и не очень сопротивлялся. Хотя, какой там – бал… какой корабль…


В конце лета как раз предложили подходящую и интересную работу в достойном банке. «Праздники прошли, нас догнали будни…» (с) Лето закончилось, но из него я вынес не только море положительных эмоций, но и ощущение, что, люди готовы платить деньги за хорошо организованный детский отдых. И полазив по Интернету, пришел к выводу, что предложение на этом рынке не столь и велико. А я, наверное, всегда хотел сделать свой детский лагерь. Сначала – бессознательно, затем, поработав в хорошем небольшом частном лагере в Соединенных Штатах – уже сознательно.


Только представлялось, что для того необходимо много работать, а главное – зарабатывать, чтоб потом когда-нибудь, купить участок земли, построить этот самый лагерь (пусть в виде десятка «бытовок», ведь примерно так и выглядел дорогой и, действительно, хороший американский лагерь, в котором я работал). А лето 2003-го показало, что можно делать и по-другому. Важна идея, команда единомышленников и много-много работы. А, вот, деньги, земля, здания-сооружения дело – десятое. Ну… может, четвертое. В любом случае, можно воспользоваться на время чужим. Если найти и договориться.


Так осенью 2003 года появилась идея лагеря активного отдыха, который через некоторое время обрел название ЧАРЛИ. Идея стала обрастать материалом: описанием и анализом ситуации на рынке детского каникулярного отдыха, представлениями о целевой аудитории, некоторой статистикой… Все же я – экономист, да и в банке в какое-то время пришлось покурировать Департамент маркетинга. Проект наполнялся внутренним содержанием: с кем работаем, что, зачем и как делаем… И уже в январе 2004 состоялась первая программа Лагеря.


«Начало начал» - текст «Ситуация на рынке программ детского организованного отдыха» никогда не откладывался далеко. Ибо ситуация эта менялась (хоть и не кардинально), а мне было важно знать о коллегах и как о конкурентах, с которыми мы, возможно, «претендуем» на одного и того же ребенка,  и о том, что нового придумывают (или вспоминают старое) люди, что могло бы пойти на пользу ЧАРЛИ и его участникам. Полагаю, этот слегка переработанный и актуализированный текст будет опубликован в феврале-марте, к началу большого летнего сезона.


В 2008 папа одного из участников ЧАРЛИ предложил подумать, чем он и группа его давних друзей могли бы быть полезны в деле развития качественного детского каникулярного отдыха. Не так, чтоб денег дать и забыть. Не так, чтоб денег дать и ждать, когда они принесут еще большие деньги (зарабатывают они на другом и другие деньги). Но что-то и «для души», и полезное, и работающее на общее благо.


Опять от практики пришлось вернуться к некоторой исследовательской работе. Выяснилось, что на рынке нет специализированных агентств детского отдыха. Не то, чтоб совсем нет. Есть. Но или «продающие подразделения» организаторов детского отдыха, которые предлагают только собственные программы (ну, иногда пары-тройки особо старых и надежных партнеров). При том, что компании-организаторы, все же, достаточно специализированы, а многие родители хотели бы разнообразия в отдыхе своего ребенка. И еще есть агентства, которые торгуют всем подряд. А вот агентства, в котором можно было бы приобрести путевки на программы и в лагеря десятка-другого надежных но разноплановых организаторов детского отдыха нет. И чтоб программы были не «ни про что» и, «просто отдохнуть», а интересные, со смыслами…


Так появилась сначала маркетинговая концепция (ну как же без нее…), а потом уже и само Агентство детского отдыха «Бонифаций», где была сделана попытка сосредоточить «в одном окне» предложения лучших организаторов детского отдыха Москвы под любой внятный родительский запрос. И опять (как и при создании ЧАРЛИ) пришлось определяться, а каков он, этот запрос?


На достаточном количестве сайтов стоит «голосовалка» для родителей с вопросами типа «Что для Вас самое главное при выборе варианта отдыха для ребенка?». И с достаточно стандартными вариантами ответов: питание-проживание, внимательный и профессиональный персонал, месторасположение лагеря и т.д. Это все, безусловно, важно. Это – условия. Но каково целеполагание родителей, отправляющих своих детей на 10-20-30 дней вдаль, к незнакомым (в большинстве случаев) людям, можно сказать, «в неизвестное»? Или все же, известное? Тогда как же они (родители) это «известное» определяют и исходя из чего предполагают, что то, что случится, будет соответствовать их ожиданиям?


Первый текст из задуманного цикла - именно про это.



Зачем отправлять ребенка в неизвестность?


(статья написана совместно с Натальей Касициной,  старшим научным сотрудником Российской Академии Образования)


Каждое лето в детских лагерях оказывается порядка 6 миллионов детей и подростков. «Оказывается», во-первых, потому, что часть не выезжает никуда, а, просто проводит время (или числится) в школьных лагерях неподалёку от дома. А, во-вторых, «оказывается» либо случайно, либо по необходимости: некуда деваться. Каникулы у школьников – 3 месяца, отпуск у родителей – 1 месяц. Бабушки, готовые сидеть с детьми есть не у всех, дачи – тем более. (О дачах, как альтернативе детским лагерям, кстати, можно поговорить и отдельно. Оба варианта имеют и своих пламенных сторонников и столь же пламенных противников).


Оставлять ребенка в пыльном и шумном городе без присмотра с утра до вечера, пока родители на работе, наедине с «улицей», компьютером и телевизором - на это согласны не многие. Особенно, если появляются варианты получить льготную (а то и бесплатную путевку) в детский лагерь на природу. А то и на море. И большинство родителей хватаются за эту возможность как за палочку-выручалочку. А что? В лагере ребенок будет под присмотром, в кругу сверстников, накормлен, «выгулян», если повезет – «искупан».


Есть, конечно, более предпочтительные и надежные варианты летнего времяпрепровождения: если ребенок в течение года посещает какой-то кружок-секцию (туризм, краеведение, био-эко-лаборатории, спорт и пр.), скаутский или пионерский отряд (да-да, такие существуют, ведут достаточно активную деятельность и проводят свои летние да и другие каникулярные выезды и лагеря). И эта секция/кружок/отряд получает возможность пойти в многодневный поход, выехать в лагерь со своим руководителем (во многом за счет энтузиазма этого самого руководителя). Нет достойной статистики по таким поездкам, к сожалению. Есть только ощущение, что доля ребят, охваченных подобными занятиями, крайне невелика на общем фоне. А по общению с руководителями туристических кружков и прочих клубов-секций дополнительного образования, складывается устойчивое впечатление, что с каждым годом их возможности летних выездов сокращаются.


Также для анализа предложений на рынке услуг по детскому организованному отдыху необходимо отметить, что существует две относительно независимые сферы этого рынка:


- «открытый рынок», когда предложения доступны любому потребителю, ограниченному лишь своими финансовыми возможностями, путевки (в том или ином виде) можно приобрести в свободной продаже, информацию по этим предложениям можно получить в «открытых» источниках информации: интернете, рекламных объявлениях СМИ и т.д.,


- «закрытый рынок» (условное наименование), когда путевки (возможность поездки) предлагается только детям, относящимся к тем или иным «закрытым» группам: учащимся определенных школ (как правило, частных), занимающихся в тех или иных секциях, родители которых работают в определенных организациях, состоят членами клубов, предусматривающими, в том числе, и работу с детьми членов клуба. Предложения по данному виду детского отдыха на «открытом рынке» отсутствуют, информация доступна лишь для узкого круга лиц.


Таким образом, родители, выбирающие самостоятельный (в отличие от семейного, включая дачу) загородный отдых для своих детей, в большинстве своем, попадают на «рынок лагерей свободного набора».


Хотелось бы остановиться на наиболее типичных и нетипичных (по нашему мнению) «смысловых» (в отличие от бытовых и логистических) запросах, которые предъявляют родители к лагерям, которые они рассматривают в качестве вариантов пребывания своего ребенка на 10-30 дней.



Типично:


На наш взгляд, основная масса родителей принимая первый раз решение об отправке ребенка в лагерь руководствуется следующими соображениями:


7-10 лет: хотят переложить на кого-нибудь родительские заботы и освободить себе время для своих дел и отдыха. Это означает - недорого (у каждой страты и региона – свой диапазон) пристроить в надежное место, где будут квалифицированный врачебный присмотр или возможность получить медпомощь, нормальные бытовые условия, интересная ребенку деятельность.


10-14 лет: начинают напрягаться, когда часто сталкиваются в быту с повзрослевшим ребенком – тот не слушается, иногда даже хамит, ленится, требует денег на МакДональдс, чипсы, интернет, телефон и прочее. Интересов общих мало или вообще нет. На дачу к бабушке пряником не заманишь. Типичный вопрос – чем же его занять летом? Стандартный ответ – пора в лагерь какой-нибудь отправить.


12 (у девочек), 14 (у мальчиков) - 17 лет: ощущают потребность снизить свою тревогу, которая летом повышается, так как школа-кружки-бассейн из ежедневного расписания уходят. Чем больше у подростка свободного времени, тем хуже чувствуют себя родители. Хочется, чтобы был занят чем-нибудь более полезным, чем компьютерные игры и менее опасным, чем шатался по улицам с друзьями. Чем более напряженные отношения с подростком, тем большие деньги родители готовы выложить за то, чтобы отправить дитя куда подальше в надежное место.



Нетипично. «Продвинутые» родители:


7-10 лет: подыскивают интересный досуг, развивающий ребенка или лежащий в сфере его оформившихся интересов (спортивные, языковые лагеря, выезд с кружком или биостанцией, походы, лагеря с творческим наполнением: снимаем кино, театральные постановки, пленеры, и т.п.).


10-14 лет: понимают, что в этом возрасте ребенку нужно пройти опыт отрыва от семейного уклада жизни и складывания подростковых сообществ. Лагерь в этом возрасте – лучший отдых. Но тут важно каковы правила лагеря и кто там - культовые личности. Подбирая лагерь, достаточно часто общаются с руководителем на предмет совпадения по ценностным основаниям в воспитании подростков.


14-17 лет: начинают задумываться о том, как помочь своему ребенку утвердиться новом статусе взрослого, который начинает осваивать подросток. Заботятся о будущей профессиональной карьере своего ребенка. Выбирают профильный лагерь с обучающей или треннинговой программой или трудовой лагерь. Или просто поддерживают своего ребенка в его выборе – куда податься, если этот выбор совпадает с родительским представлением о том, что такое хорошо.



Есть также  родители «необычных» детей (больных, с задержками развития, особо одаренных, социально-дезадаптированных и т.п.):


Для них типично:


Большей частью родители не верят в то, что их ребенку подойдет хоть какой-то массовый отдых, в лагерь отправляют от безвыходности, и готовы к тому, что дите, как всегда, будет мучиться или мучить окружающих и его или со скандалом отправят домой или уж как-нибудь домучаются.


Нетипично: малая часть – ищут хороших педагогов, готовых работать с их ребенком, невзирая на его сложности, и если находят – становятся ярыми приверженцами педагога или системы, где такое случается.



# # #


Вот, что называется, «запросы первого уровня», на наш взгляд. Понятно, что можно (и нужно) двигаться и вглубь, и вширь. И мы собираемся продолжить это движение.


Возможно, читатели "Летидора" нам помогут?  Будем благодарны! Летний сезон недавно закончился, и многие из вас наверняка отправляли детей в лагеря. Расскажите в комментариях - зачем вы это делали? Какие задачи хотели решить? Оправдались ли ожидания? Вернулся ли ребенок с тем, что хотелось? Или с чем-то другим? Полагаем, многим родителям будет интересно обсудить эти вопросы.


indeets.jpg

Лого letidor.ru

Комментарии