Вице-миссис Вселенная – 2014: «Никогда не думала, что смогу помогать детям»

Вице-миссис Вселенная – 2014: «Никогда не думала, что смогу помогать детям»

Вице-миссис Вселенная Екатерина Плотко гордится семейной поддержкой. Вместе с мужем они учредили фонд RED NOSE на деньги, которые им подарили друзья на свадьбе. Именно муж выступал в роли няни для их грудного малыша, когда Екатерина боролась за титул на всемирном конкурсе красоты.

На конкурсе «Миссис Вселенная-2014», проходившем в начале сентября в столице Малайзии Куала-Лумпуре, впервые в истории мероприятия призовое место заняла участница из России. Россиянка Екатерина Плотко, молодая мама, жена, фотограф, учредитель благотворительного фонда помощи детям с заболеванием ДЦП RED NOSE, завоевала третье место, получив титулы «Вице-миссис Вселенная – 2014» и «Миссис Социальная Активность». В интервью «Летидору» Екатерина рассказала о том, что дало ей участие в конкурсе, приоткрыла завесу закулисной жизни мероприятия, поделилась воспоминаниями о счастливых моментах своего детства, историей создания благотворительного фонда, секретами счастливого брака и тем, что считает главным в воспитании сына.


По словам самой Екатерины, она и мечтать не могла о том, что будет участвовать в подобном конкурсе, да ещё и окажется в тройке победительниц. Сам факт того, что на конкурс пригласили именно её, человека далекого от модельного и шоу-бизнеса, вызвал у общественности множество вопросов. Чего только не приписывали «неформатной» участнице: и мужа-олигарха, и взятки за призовое место. Однако каждый человек, лично знакомый с Катей, мог только иронично улыбнуться в ответ на подобные домыслы. Случай, личное обаяние и огромное желание помогать и отдавать – всего этого оказалось вполне достаточно, чтобы изменить привычные шаблоны конкурса красоты и одержать победу.


Изначально выбранная от России конкурсантка по семейным обстоятельствам отказалась от поездки, и Инга Гончарова, национальный директор «Миссис Вселенная» в России, вспомнила о Екатерине, с которой познакомилась незадолго до этого на одном из благотворительных аукционов. Вместе с мужем Дмитрием Плотко Екатерина является учредителем благотворительного фонда помощи детям с заболеванием детским церебральным параличом. Эта страница её биографии и стала решающей в вопросе выбора. Екатерина дала согласие через пять минут после предложения, как во всём и всегда посоветовавшись с супругом.


– Катя, расскажите, пожалуйста, о своих ожиданиях от конкурса и о том, как всё оказалось на самом деле.
– Если честно, то я очень боялась конкурса. Мне никогда не было так страшно. Мы с мужем проводили множество мероприятий, аукционов, праздников, выступали в прямом эфире. Но, конечно, представлять Россию на международном конкурсе ещё не доводилось. Это было очень ответственно. Поэтому я краснела, бледнела, не ела. За те девять дней, которые мы провели в Малайзии, я похудела килограмма на три. Но в то же время меня распирала внутренняя гордость от того, что еду именно я. Мне было очень важно показать миру, что в России есть такие люди, как мы: настоящие, искренние, способные дарить добро. И при каждой малейшей возможности, будь то интервью или обращение к зрителям и жюри на конкурсе, я рассказывала о нашем фонде. Эти дни были для нас непростыми. Я благодарна вселенной, что со мной смогли полететь национальный директор конкурса Инга, мой муж Дима, мой годовалый сын Даник. Наверное, без них я бы не справилась. Были моменты, когда я готова была расплакаться, собрать чемоданы и уехать.


Конкурсантки.jpg
Для меня лично условия конкурса были тяжелыми и непривычными. По природе я очень свободолюбивая, с душой нараспашку и не привыкла, чтобы меня в чём-то ограничивают. Конкурс же имеет строгие рамки. Я чувствовала, что меня посадили в клетку: подъём в пять тридцать, высоченные каблуки, толстый слой макияжа, то работа на подиуме, то пресс-конференции, то показы, то рекламирование какого-то нижнего белья. Все дни были поминутно расписаны. Были и трудности физического характера. Я кормлю грудью, и на конкурсе в течение дня бывало ощущение, что меня распирает от молока.


Когда выпадала свободная минутка, я прибегала к помощи спасительного молокоотсоса. Хорошо, что мой сынок и его папа были рядом. Когда ночью я приезжала в номер, сын от меня не отрывался уже до утра. Эти дни стали испытанием для меня и для всей семьи. Бесспорно, тот опыт, который я получила, колоссален. И, конечно, участие в конкурсе стало очень важным событием в моей жизни. Я буду делиться воспоминаниями о нём со всеми близкими людьми.
Миссис
На конкурс я отправилась, преследуя главную цель, – рассказать о нашем с мужем фонде и в принципе напомнить всем о том, что надо отдавать и помогать. Когда я вернулась в Россию, в Москву, на меня сразу обрушилась некая слава. И для меня очень важно сейчас, если у меня берут интервью или мы выступаем на радио, телевидении, везде говорить о нашем фонде. Это может помочь в продвижении нашего дела, потому что нам действительно очень нужна помощь. Наш благотворительный фонд RЕD NOSE помогает детям с заболеванием ДЦП. Мы организуем лечение, реабилитацию, патронаж, проводим благотворительные мероприятия, аукционы, концерты. Наши планы поистине мирового масштаба, и я искренне верю в то, что нас ждёт большое будущее.


– На пресс-конференции, посвященной презентации фонда и итогам конкурса, вы упомянули, что во время конкурса были какие-то интриги. Вам кнопки в туфли подкладывали?
– По большому счёту явных интриг не было. Все участницы – это уже состоявшиеся личности, матери. Но были какие-то неприятные моменты.  Например, по политическим причинам одна из миссис отказалась сидеть со мной рядом. Но мне не хотелось бы опускаться до политических дрязг. Вот любимый муж подсказывает, что некоторые места были куплены. Но видите, я сижу перед вами с короной «Вице-миссис Вселенная» в руках, не заплатив никому ни копейки.


– С чего всё начиналось? Как пришла идея открыть фонд и что послужило стимулом сделать первый шаг?
– Рождение нашего фонда действительно было родами, и я называю фонд своим вторым ребёнком. Когда мы ещё не были знакомы с моим мужем Димой, каждый из наш что-то делал в этом мире. Дима помогал адресно деткам с ДЦП в городе Калуге. Я в силу своих возможностей всегда помогала животным. Никогда не думала, что смогу помогать детям. Казалось, это так дорого и так сложно. На одном из первых наших с Димой свиданий к нам подошёл клоун по имени Камамбер. Он спел нам песни, надел на нас по красному носу и сказал: «Я приеду на вашу свадьбу, в какой бы точке света вы ни находились». На тот момент у нас с Димой были непрочные отношения, мы не знали, будем ли вместе. Тем не менее, мы положили носики себе в карманы. Кстати, они до сих пор сохранены, как символ начала нашей семьи и нашего общего дела.
Фото фонда.jpg
Когда мы окончательно решили быть вместе, внутри нас было столько энергии, что было невозможно этим не поделиться. Нам было так хорошо вдвоём, что на двоих даже слишком. И мы решили, что должны отдавать. Возник вопрос, как это сделать, и, вспомнив Камамбера, мы придумали фонд RED NOSE. Мы не знали, что будем заниматься именно детками с ДЦП, это произошло само собой. На нашей свадьбе было много гостей – около 200 человек, и мы попросили вместо подарков подарить нам деньги. Тогда же, на свадьбе, заявили о создании благотворительного фонда. Наша энергия, огромное количество друзей и знакомых, которые сразу же нас поддержали, – всё вместе дало невероятный эффект. Все начали помогать, а мы стали помогать детям. Первыми, кто обратился к нам за помощью, были мамы с детьми с ДЦП. Я не могу ответить на вопрос, почему нам звонили люди именно с этим заболеванием, а не с каким-то другим. Так, видимо, распорядилась судьба.  С этого началась наша дорога в благотворительности. Вот уже два года мы помогаем детям с заболеванием ДЦП. Это наше направление. RED NOSE зарекомендовал себя как надежный фонд, и родители сами обращаются к нам за поддержкой и помощью.


Первый год, конечно, был сложным. Мы ещё учились. С марта 2014 года наш фонд юридически оформлен и вышел на новый уровень. Всеми силами мы стараемся двигаться дальше. Сейчас в очереди на лечение находятся десятки детей со всей России. Наша цель – помочь им всем. Многие дети после лечения встают и начинают ходить, говорить. И когда ты это видишь, понимаешь, что не зря всё происходит и стоит помогать дальше.


– Как выстроена система помощи детям в вашем фонде?
– Как каждый ребёнок, RЕD NOSE прошёл несколько этапов взросления. На первом этапе мы прислушивались ко мнению мам по поводу того, какое лечение требуется их детям. На сегодняшний день у нас в фонде есть экспертный совет, куда входят очень крупные светила, один из них – профессор Мухин. Мы доверяем мнению совета, которое является отправной точкой для каждого ребёнка, потому что они не только оценивают те рекомендации, которые имеет ребёнок, поступая к нам, но и дают новые, включая современные методики лечения. Это наиболее эффективный путь.


– Скольким подопечным вы уже помогли?
– Вопрос помощи в данной категории нельзя оценивать с точки зрения количества, потому что ДЦП – болезнь очень тяжелая и зачастую неизлечимая. Это заболевание требует регулярной реабилитации, хотя бы 2-3 раза в год. На сегодняшний день фонд оказал помощь 26 детям – это те ребята, с которыми мы работаем второй год. Они находятся под постоянным патронажем RED NOSE. Сейчас постепенно выходим на более высокий уровень, поскольку все акции, которые запланированы на ближайшее будущее, могут кратно увеличить возможности помощи.


RED NOSE.jpg


– Можете рассказать о каком-нибудь из будущих проектов фонда?
– Сейчас мы готовим масштабную фотосъёмку с участием известных и добрых людей, таких, как Татьяна Лазарева, Нино Катамадзе, Сати Казанова и многих других. Мы фотографируем их с нашим символом – клоунскими красными носами. Фотографии с призывом помогать детям можно будет встретить в Москве повсеместно. Герои фото-истории имеют высокий уровень доверия у россиян, и мы надеемся, что акция найдёт широкий отклик.

– Катя, вы производите впечатление очень лёгкого, жизнерадостного человека. Расскажите о своём детстве, оно было счастливым?

– Я родилась и выросла в городе Туле. До 10 лет у меня было фантастическое детство. Я была любимым ребёнком папы и мамы, младшей сестрой для своих двух братьев. Мы много путешествовали по России, ходили в лесные походы, жгли костры, делали лагеря. У нас была такая образцовая любящая семья. Я очень любила папу, он был и до сих пор остаётся для меня кумиром. Но в 10 лет произошла трагедия. Папа умер, а через какое-то время умерла и мама. Так, в 10 лет я лишилась родителей. И этот возраст стал точкой отсчета, с которой началась моя взрослая жизнь. Четыре года я кочевала по родственникам: тётям, бабушкам.

– Вместе с братьями?

– Нет, братья пошли по своей тропе, не очень благополучной. Мы разбежались и каждый был сам за себя. В 14 лет я начала уже самостоятельную жизнь. Стала жить одна, начала работать. Во мне тогда было ещё слишком много боли, которую я, будучи ребёнком, не могла проработать. Сейчас многие практики мне помогли с этой болью справиться. Но в то время, конечно, я не понимала, как жить, когда нет рядом близких людей, нет самого лучшего друга – папы. Тогда я осознала, что мой бальзам – это помогать другим. И начала помогать домашним животным. Я жила одна в частном доме с пятью кошками и двумя собаками. Когда возвращалась домой с работы, мои питомцы встречали меня, я их кормила, радовалась встрече. Тогда, наверное, и начала выздоравливать морально, возвращаться к жизни. Иногда мне говорят: «Катя, тебя ведь так часто обижали, «кидали», почему ты до сих пор так открыта к людям?» Я просто очень люблю жизнь. Уверена, это стало возможным благодаря тому, что мой папа в те годы, которые мы были вместе, наделил меня этой любовью к жизни, к людям, к животным, к природе. Он заложил во мне этот самый важный фундамент жизнелюбия. Потом было много чего в жизни, но моё детство меня всегда выручало.

– Помните свою первую работу?

– Я была несовершеннолетней, и сложно было куда-то устроиться. Первая работа была на зимнем рынке. Продавала яйца. Как сейчас помню: на руках перчатки с обрезанными пальцами, пальцы мёрзнут, яйца лопаются от мороза, внутри клокочет страх от недостачи. Не очень приятная работа. Потом подрабатывала в других местах. Лет в 17 пошла в специализированный джинсовый магазин. Всегда была лучшим продавцом, поскольку легко общалась с людьми, была живой, заинтересованной. Это общение придавало мне сил и энергии для того, чтобы двигаться дальше. В 18 с половиной я приехала в Москву. Работала менеджером, продавала кондиционеры, мебель, – где только не работала. Последние 7 лет работаю фотографом, как всегда и хотела. Никогда не было желания работать «на дядю».


– Вы профессиональный фотограф?
– Да, я профессиональный репортажный фотограф, училась в фото-школе агентства «ИТАР-ТАСС».


– Читать любите?
– Очень люблю читать, но сейчас не могу себе этого позволить.

– А какая любимая книга из детства?
– Мне больше всего нравится «Маугли». Я влюблена и в эту книгу, и в мультфильм. Даже сейчас на айфоне у меня есть этот старый мультфильм, и я постоянно его пересматриваю. Маугли – очень близкий мне персонаж.
Екатерина Плотко


– А сыну что-то читаете?
– Сейчас его невозможно усадить. Я читала, когда была беременна. Читала ему свою любимую, просто фантастическую книгу «Мальчик и ангел» Ильи Коропа. Это одна из самых сильных детских книг, которую я бы посоветовала всем мамам. Там очень хорошо описана духовная цепочка. В этой книге рассказывается о взаимоотношениях маленького мальчика с животными, родными, с природой и всем, что его окружает. Каждый вечер к мальчику приходит ангел, и это их тайна. Знаете, этот ангел существует у каждого из нас. Просто, живя в социуме, мы покрываемся такой толстой кожей, что не замечаем его. Я точно знаю, что он есть. Когда я летаю в командировки, в путешествия, я всегда чувствую, что на крыле самолета рядом со мной сидит мой ангел. А ещё в этой книге восхитительные иллюстрации, автор которых, кстати, моя хорошая приятельница, автор эзотерических картин Веда Рам.

– Столь активная жизнь с чередой мероприятий, встреч, поездок, моментами которой Вы без утайки делитесь на своей странице в социальной сети, обусловлена деятельностью фонда или темпераментом и открытостью? Тихие семейные вечера случаются?

– Вы верно подметили, и я не скрываю, что примерно восемьдесят пять процентов нашего времени всё так и есть. Мы ведём очень активный образ жизни. Но вовсе не потому что это необходимо из-за фонда: надо быть на людях, куда-то идти. Просто мы такие по природе. Признаться, у нас шило в одном месте. Редкий случай, когда просто сидим дома. Можем, конечно, провести вечер дома, посмотреть какой-то фильм, приготовить вкусный ужин. Но это скорее исключение. Мы естественным для себя образом живём в этом быстром потоке событий, и нам это нравится.

– Допустим, что в будущем у Даника родится брат или сестра со сложным характером, которого не повозишь с собой на мероприятия, который будет неохотно переносить дальнюю дорогу. Эдакая бука-домосед. Вы тогда готовы будете усмирить своё Эго и проводить больше времени дома? Или ребёнку придётся адаптироваться под родителей?

– Дети для меня в приоритете. Даже сейчас мы разговариваем, а я уже думаю, как там дома Даня, и стремлюсь туда. К слову, у него недавно появилась няня. Наступает такой возраст, что Даня требует к себе всеобщего внимания и не сидит на месте. Нам повезло, что мы нашли няню, у которой свой ребенок практически ровесник Даника, и малышам очень интересно вместе.


Если я буду нужна ребёнку дома, то буду готова к такому положению дел. А если он будет меня отпускать, как Дан, и сможет находиться с друзьями или родственниками, то я пойду со спокойной душой активничать дальше.


– Помимо взрослых мероприятий на какие-то детские мероприятия выбираетесь?
– Конечно. Мы с самого рождения ходим на разные кружки раннего развития. Ходим в бассейн на грудничковое плавание. Не всё получается, потому что мы на одном месте долго не сидим, много путешествуем. Любим «Мягкую школу» и наш местный кружок для малышей «Хомовчонок». Но на самом деле главный кружок для него сейчас – это общение с детками.
Всей семьей.jpg
– «Миссис Россия» и «Вице-миссис Вселенная» –  очень почётные титулы, и Вы рискуете стать, если уже не стали, примером для многих мам нашей страны. Поделитесь своими размышлениями о родительстве, своей родительской философией.

– Я с огромным удовольствием отвечу на этот вопрос, потому что материнство – моя любимая тема. После того как в нашей семье появился наш сын Даник, я поняла, что в жизни вообще нет ничего глубже и сильнее, чем дети. Начну с того, что мы несколько неформатные родители. Сына родили дома, в нашей спальне. Роды принимал мой муж. Я всегда знала, что  смогу родить сама. Такая вот я самка по природе. Даник со второго дня жизни сопровождает нас на всех мероприятиях, на всех концертах, на всех передачах и интервью, во всех путешествиях. За год жизни он посетил уже семь стран. Мы были и в Голландии, и в Индии. Мы носим наш теплый комочек везде с собой под мышкой, и это очень удобно. Он социально-адаптированный, очень веселый и искренний малыш. Наверное, такой, как я. Это ребёнок, данный нам Богом. Собственно, его имя так и переводится.


– Размышляете уже о том, где и как Дан будет получать образование?
– Мы для себя решили, что образование наш сын будет получать точно не в России. Надеюсь, что мы будем много путешествовать и скорее всего Дан будет учиться в разных странах. В целом же для меня главное, чтобы он рос в атмосфере любви и полного доверия. На самом деле не так важно, где вы рожаете: в роддоме или дома, делали ребёнку прививки или нет. Важно, чтобы он видел, что родители помогают друг другу, что они любят друг друга, важно быть примером для ребёнка. Я в это верю.

Лого letidor.ru

Комментарии