Итоги Болонской ярмарки: чего ждать от детских книг?

Итоги Болонской ярмарки: чего ждать от детских книг?

Чем отличается мировой рынок детских книг от российского, что такое crossover literature и почему графические романы никак не могут прижиться у нас - рассказывают эксперты, вернувшиеся с ведущей европейской книжной ярмарки.

С 25 по 28 марта итальянскую Болонью посетили профи детской литературы из 60 стран мира. Прецедент, по сути, не имеющий аналогов: в календаре международных выставок-ярмарок это единственное мероприятие, исчерпывающееся только детской тематикой. Болонская ярмарка специализируются на иллюстрированных книгах, но это не значит, что мероприятие создано исключительно для художников. Директора издательств присматривают здесь «клиентов» для переиздания, авторы и иллюстраторы презентуют себя и набираются опыта. И все вместе они -  с критиками, библиотекарями, литературными агентами обсуждают основные тенденции развития рынка детской книги. Своими наблюдениями поделились с «Летидором» три гостя ярмарки.

КсенияМолдавская.jpgКсения Молдавская, обозреватель детской литературы, литературный критик, координатор Всероссийского конкурса на лучшее литературное произведение для детей и юношества «Книгуру»:

- Болонская ярмарка презентует в первую очередь искусство книги: иллюстрации, книжную инженерию, новые идеи. И в таком контексте очень важно, как книги поданы. Российский стенд этого года в Болонье был очень здорово оформлен. В отличие от многих других международных ярмарок, в которых участвует Россия, стенд был очень продуманный, он демонстрировал все то лучшее, что у нас в детской литературе есть.

Российский стенд имел общую тему – космос, и его основным стержнем стала одноименная книга фотографа Дмитрия Костюкова и художника Зины Суровой (М.: Издательский домик Дорофеевой, 2012). К слову сказать, великолепная книга, которая в Болонье вызвала огромный интерес, да и на родине она в большом почете. Соответственно, Зина Сурова и оформляла российский стенд в своей стилистике, перед началом ярмарки она раскрашивала ракету и развешивала опознанные и неопознанные летающие объекты под потолком.

В целом отвечает за российский стенд уже не первый год секция книжной графики Союза художников России и лично ее председатель Анастасия Архипова. Всю рекламную продукцию для стенда «сочинял» потрясающий художник Иван Александров, за книгами которого на ярмарке тоже охотились ценители. Издания, представленные на стенде, тщательно отбирал художественный совет.

На мой взгляд, очень взвешенная выборка – ни одной неудачи. Что радует, представлены были в основном книги небольших издательств: «Самокат», «Издательский дом Мещерякова», «Речь», «Розовый жираф». Это важно, потому что в основном на международных ярмарках выставляются книги гигантов рынка.

Как я уже говорила, тексты на Болонской ярмарке практически не оцениваются. Но тексты для России и не проблема. На выставке встретила Бориса Кузнецова, генерального директора книжного издательства «Росмэн». Спрашиваю его: что присмотрели для себя, картинки или буковки? А он отвечает: «Конечно, картинки, тексты надо искать в России». Надо сказать, что Борис Кузнецов очень последовательно отстаивает эту свою позицию: для поиска текстов в России его издательство уже не первый год проводит конкурс «Новая детская книга».

274.jpeg

Детская литература – это посол мировой национальной литературы, в ней должен быть виден национальный колорит, индивидуальность. Параллельно с Болонской ярмаркой состоялось вручение крупнейшей премии по детской литературе – премии Астрид Линдгрен. В этом году она присуждена художнице и автору книг для детей Исоль из Буэнос-Айреса. В связи с этим событием у меня возникла мысль о стремительно теряющейся оригинальности и национальной идентичности. На мой взгляд, Исоль получила награду «за отсутствие оригинальности». Она рисует хорошо, спору нет…но – как все. Такие иллюстрации спокойно могли родиться не в Аргентине, а на Аляске, например. В них нет никакой аргентинской специфики. Она получила награду за отсутствие оригинальности. Может, с точки зрения глобализма это и хорошо, но тогда детская книга не выполняет миссию культурного посла. Если проводить гастрономические аналогии, то Исоль получила премию за «Макдональдс», который есть в любой стране мира – интернет, туалет и умеренной съедобности еда. Не за пасту, лягушачьи лапки, свинину с капустой, пельмени, то что мы привыкли воспринимать как национальные маркеры.

Иллюстрации и книги, которые были представлены на стендах издательств в Болонье, несли гораздо больше национального колорита. И разглядывать их было очень интересно.

Ольга Мяеотс.jpgОльга Мяэотс, переводчик, литературный критик, заведующая отделом детской литературы Библиотеки иностранной литературы им. М.И. Рудомино:

– В современном мире иллюстрированные детские книги, где мало текста и очень многое зависит от иллюстраций – популярный динамично развивающийся жанр. Но в России считают, что подобные книжки-картинки  хороши только для самых-самых маленьких читателей, до трех лет. А вот на Болонской ярмарке книжки-картинки или книжки-альбомы правили бал, наглядно свидетельствуя: книжка-картинка совсем не всегда лишь детская забава, все чаще она и повод для размышления для тех кто по-старше, в том числе и для совсем взрослых.

Нам стоит считаться с тем, что каждое новое поколение детей становится все более визуальным. Очень большой объем информации подрастающее поколение получает при помощи образов, которые дают пищу не только разуму, но и  чувствам. Нам в России привычнее ориентироваться в своих оценках на текст, а ведь у истоков современного жанра стояли и русские художники и писатели, в первую очередь знаменитые Владимир Лебедев и Самуил Маршак. Когда-то, в 20-е годы XX века наша страна была впереди планеты всей, а теперь отстает…

Книжек-картинок на Болонской ярмарке было огромное множество. Они поражали разнообразием стилей и неожиданной тематической глубиной. Кажется, «в картинках» авторы-художники научились говорить практически на любую тему. Причем одна и та же книжка за счет своей смысловой «многослойности» по-разному прочитывается взрослыми и детьми. Даже появился такой термин crossover literature - переходная литература. И это не только графические романы для подростков, которых у нас, к слову, вообще не издают, и основанная на крепком сюжете проза самых разных жанров — приключения, фэнтези, психологический роман. Глубокие философские размышления, оказывается тоже можно облечь в «детский жанр». Исследователи отмечают: взрослых читателей детских книг становится в мире все больше. Парадокс: в США и Европе детей рождается все меньше, а детских книг издается все больше.

273.jpeg

Кстати, на ярмарке этого года стало заметно, что национальные границы размываются. Например, меня очень поразили японские художники: иллюстрации, нарисованные ими, очень разные. Им можно подобрать сотни эпитетов, но нельзя назвать «японскими». То же самое у англичан, немцев. Теряется и стилистическая индивидуальность, на фоне очень быстрого «трендирования». Вот, только появился на мировом рынке художник со своим стилем и вслед за ним сразу же другие художники начинают рисовать в этой же манере, которую издатели охотно подхватывают и тиражируют – не успеваешь насладиться свежестью.

image-3.jpeg

Впрочем, у России на Болонской ярмарке был повод для национальной гордости. Хотя он же и огорчение. На выставке этого года стал очевиден мировой тренд – конструктивистские книги с иллюстрациями а-ля «ранний Владимир Лебедев» – графичность, работа с цветовыми пятнами, лаконичность изобразительных средств. Так выглядели советские детские книжки двадцатых годов, которые сейчас становятся все более популярны в Европе, США и Японии — проводятся выставки, оцифровываются и изучаются коллекции. В то же время в родном Отечестве наши издатели говорят, что «дети такого не поймут». Выходит, мы стали глупее? Печальная ситуация, когда своего не ценим – надеюсь, отношение к собственным художественным достижениям все-таки изменится.

Александр Альперович, генеральный директор детского издательства «Clever»:

александральперович.jpg– Ярмарка в Болонье – это самое грандиозное событие в мире детской литературы для художников, издателей, писателей, полиграфистов. Она очень отличается от тех выставок-ярмарок, которые обычно проходят в Москве, да и в России. Во-первых, тут вообще нет простых посетителей – все посетители – это издатели или те, кто имеет профессиональное отношение: агенты, продавцы, художники, авторы, полиграфисты. Болонья – это выставка идей, проектов. Тут продают и покупают права на выпуск книг, договариваются о совместном размещении заказов на типографиях (для экономии в цене на издании при большом заказе).

Во-вторых, тут ничего не продают в розницу – все экземпляры на стендах предназначены для демонстрации. Как это происходит? Во время переговоров отбираешь книги, которые нравятся, и договариваешься с издателем, чтобы их прислали в твой офис для окончательного принятия решения. Максимум, что предлагают участникам (и это правильно) – каталог, да и то, в последнее время, его присылают в электронном виде, чтобы было удобней.

Для издателей это возможность провести ряд переговоров, обозначить деловые контакты. Встречи проходят очень продуктивно, интенсивно,посвящены планированию будущих проектов и отсмотру тех новинок, которые не вышли даже в западных издательствах. Нам показывают «полуфабрикаты» – специально сделанные к выставке макеты книг, основная масса которых выйдет не ранее конца этого года. Я увидел много интересных идей, отобрал несколько очень перспективных серий и проектов.

276.jpeg

Любопытный вывод сделал из разговоров с англичанами, бельгийцами, французами и итальянцами. С одной стороны, проблемы у всех одинаковые – обсуждали проблемы падения рынков, влияние электронных книг на будущее издательств. С другой, когда я говорил, что по данным «Роспечати», книжный рынок в России упал на 30% за период с 2008 по 2012 годы, все были в шоке. Западные рынки хоть и снижаются, но речь идет о 2-8%. В среднем в прошлом году Европа потеряла около 5%, и то, как они говорят, это первый такой плохой год.

 В электронных книгах никто пока будущего не видит, точнее, будущее видят, а денег нет. Один из директоров Mandadori (итальянское издательство № 1, на долю которого приходится около 40% итальянского рынка) сказал, что они продали около 2 млн. копий книг в электронном виде в прошлом году, но доход от них – около 2% от общей выручки. Так, что посовещавшись,  мы все решили, что твердые книги - это все же  навсегда, а рынок скоро выпрямится, потому как куда ж ему деваться.

Лого letidor.ru

Комментарии