Город-друг: что должны сделать родители для детей

Город-друг: что должны сделать родители для детей

Как сделать город лучше для детей, «Летидору» рассказали участники проекта «Город Друг» Маша Романова и Дарья Уткина.

О том, как сделать город лучше для детей, «Летидору» рассказали участники проекта «Город Друг» Маша Романова и Дарья Уткина.


– Как Вы оцениваете Москву для детей?
– По части детских клубов, кафе для мам и прочих kids-friendly оазисов, Москва чуть ли не впереди планеты всей. Не в каждом европейском городе можно представить нашу “Зеленую школу”, Мамин садик, Муми-кафе. Последние два-три года произошел настоящий бум в этой области. Однако многие проекты исчезают так же быстро, как и появляются.


Детские клубы и кафе так популярны именно потому, что между ними ничего нет, а именно:


●    Дети не гуляют сами (по ряду причин) до старшего подросткового возраста;
●    Крайне мало хороших детских площадок. А уж площадок, построенных с учетом потребностей детей и при их непосредственном участии – ни одной;
●    Дети мало общаются с природой;
●    Мало районных "мест силы" и многие жители города вынуждены ехать в Парк Горького, Сад Баумана, либо, к примеру, в свою музыкальную школу;
●    Много кружков имеют проблемы – с помещением, финансированием, информированием жителей о своем существовании;
●    Практически отсутствует инфраструктура для подростков (скейт-парки, общественные пространства, занятия);
●    Наиболее уязвимой группой по здоровью являются подростки. Именно у них отмечается больше всего нарушений осанки, зрения, работы органов дыхания. Постепенно растет количество детей с ожирением, опять-таки, больше всего – среди подростков. Есть исследования, доказывающие связь роста именно таких заболеваний с недостатком самостоятельных прогулок, общения со сверстниками и природой;
●    Дети с особыми потребностями почти полностью исключены из городской жизни: мало специализированных и инклюзивных занятий, нулевая доступность среды;
●    Большинство родителей сообщают о машинах как источнике опасности, на втором месте – “опасные люди”;
●    У детей и родителей нет чувства безопасности и доверия к городской среде (поэтому все передвигаются из оазиса в оазис, но не по городу);
●    Нет единого источника данных о детской инфраструктуре района: на сайте управы устаревшая информация, на городских сайтах не отмечены учреждения, которые можно найти, гуляя пешком;
●    Большинство общественных мест мало приспособлены для посещения с детьми (особенно с несколькими);
●    Слабо развито местное сообщество, родители разобщены и у большинства проживающих в районе нет друзей, с которыми они могут при необходимости оставить ребенка на пару часов. В то же время есть оазисы, где родители образуют микросообщества. В основном, это кружки, где собираются близкие по интересам и культуре семьи.


– Другими словами, Россия недосягаемо отстает от зарубежных стран?


– Понимаете, хорошая новость состоит в том, что Германия, Англия, Голландия и другие, более-менее дружелюбные к детям страны, 20 лет назад были примерно в той же ситуации, как и мы сейчас.


Плохая новость: большинство инициатив шли снизу. И только затем находили поддержку в муниципалитете, мэрии, правительстве. Часто это была поддержка одного единственного чиновника, для которого благополучие детей оказывалось важной личной целью, а не только галочкой в отчете. Такие люди встречаются нечасто.


Организации, которые улучшают детскую городскую среду, работают совершенно по-разному. Некоторые существуют как НКО, некоторые – на деньги государственной лотереи, третьи - на частные пожертвования.


Сейчас все они, так или иначе, ориентируются на бизнес-модель развития. Например, Jantje Beton http://www.jantjebeton.nl в Голландии –  работает с детьми в лагерях для иммигрантов (там они могут жить годами), и делает тренинги для больших компаний, где один из этапов: возможность обсудить с подростком из такого лагеря (подростков, конечно, перед этим обучают азам коучинга) любое волнующее событие. Такие тренинги пользуются большим успехом и стоят довольно дорого, в то же время руководители компаний видят эффект - система ценностей сотрудников после такого коучинга нередко меняется.


Одно ясно точно – инициативы по созданию качественной детской городской среды, как ни странно, идет от тех, кто ею пользуется: родителей, детей, педагогов.

– Но помимо родителей, компании тоже могут что-то предложить?


– Сейчас многие девелоперские компании знают, что грамотно разработанная городская среда для детей повышает стоимость недвижимости в районе. Так что консультантов привлекают к разработке новых кварталов и к постройке отдельных зданий.


Большой путь прошли европейские страны в процессе создания норм и рекомендация по планированию детских пространств. Например, в немецком городе Дортмунд есть закон: если строительство происходит на участке, важном для детей района (а это может быть не только и не столько детская площадка, а, к примеру, ручей, пустырь, гора с песком – одним словом, все значимое для большинства детей в районе), то девелопер обязан восстановить подобный детский оазис  на другом (близком к первому) участке. А в Великобритании при проектировании детской площадки прописывают специальную бумагу по работе с “хорошими” и “плохими” рисками: определяют, насколько и почему площадка должна быть безопасной.


В России есть такие организации?


В Москве работает Центр Игры и Игрушки при МГППУ, где изучают подобные случаи из мировой практики и разрабатывают собственную систему оценки детских пространств. В Москве сейчас заговорили (и специалисты, и родители) о дизайнерских детских площадках. Передовые мировые детские бюро последние 10 лет работают не с площадками, а с мастер-планами по игре. Дети активно вовлечены при создании такого мастер-плана. Конечно, их не спрашивают –  «ну что, где поставим площадку, а где сделаем магистраль?» Используются специальные методики, помогающие определить важные для детей места и маршруты в районе, его недостатки и потенциал. В итоге получается комплексный план развития детской среды района.


А для Москвы какой общий мастер-план актуальнее всего?


Мы бы очень хотели, чтобы в Москве начали применять меры по “успокоению движения” (www.trafficcalming.com). Это целый комплекс мер, связанный с введением скоростных ограничений, с планированием улиц (зигзагообразное движение для машин, разделение поверхностей дороги и пешеходной зоны, установка специальных объектов, привлекающих внимание водителя к детям). Помимо этого важно участие детей в регулировании дорожного движения – это нужно организовать совместно с сотрудниками ГАИ). Также необходимо  организовывать городские праздниками, где на день проезжую часть превращают в игровую и спортплощадку.


А еще мы верим, что и у нас появятся городские фермы http://cityforpeople.ru/blog/blog_214.html с самодельными детскими площадками и столярными мастерскими. Главное, чтобы до них дети могли добираться сами, не рискуя попасть под машину.

– Расскажите о том, почему вы участвуете в проекте «Город друг»?


Как это часто бывает, эта тематика возникла в нашей жизни с появлением собственных детей - их на нашу небольшую команду уже целых 9 человек.


gurary_utkina.jpg


К моменту появления «Город Друг» каждая из нас уже имела интересный опыт создания проектов для детей и родителей: курсы для беременных и марка детской одежды Tres Bebe, коммуникационное агентство Baldu Kids, программа “Дети в городе” на радио W-O-S, Первый Детский Маркет в Парке Горького и другие. Были еще идеи, но не всегда хватало ресурсов для их воплощения.


На втором форуме Kids Friendly, который прошлым летом делала в Парке Горького Любовь Гурарий (нынешний директор по развитию Город Друг) мы познакомились с командой проекта Белый Город, который нас сейчас и поддерживает. Белый Город занимается исследованиями качества жизни в городской среде, а мы стали их “детским” исследовательским проектом.


– Если реалистично посмотреть на проект, что можно сделать в ближайшее время?


Идея проста: раз уж так получилось, что мы живем в большом городе с детьми, то хочется сделать эту жизнь комфортной в первую очередь для детей. Они ведь не мыслят категориями “сейчас вот поработаю в ужасных условиях, а потом буду отдыхать в Тайланде и не париться”, дети живут в настоящем моменте: ходят (почти всегда в сопровождении взрослых) по московским улицам, ездят в метро или вместе с родителями стоят в пробках, пользуются услугами образовательных и лечебных учреждений.


Нам кажется важным, чтобы жизнь семьи и детей на каждом этапе была хотя бы просто комфортной, безопасной и дружелюбной, чтобы дети имели возможность гулять и играть друг с другом, имели право на уважительное отношение к своим потребностям (которые порядком отличаются от потребностей взрослого).


npavlovsk.jpgМы не пытаемся взвалить все эти функции на Город Друг, наша задача стать медиаторами между семьями и организациями, ответственными за появление новых, дружелюбных к детям инициатив. Сейчас мы ведем исследование одного из центральных районов Москвы, чтобы выявить общие проблемы и создать открытую базу методик для изучения детской городской среды. Они могут быть стимулом к действию для каждого, кто захочет сделать свой район дружелюбнее к детям.


Параллельно мы уже ведем практическую деятельность: проводим образовательные встречи, круглые столы, мастер-классы, дискуссии – в медиацентре Город Друг и на  городских мероприятиях. Недавно делали мастер-класс по партисипаторному планированию с детьми в ДК ЗИЛ: дети придумывали проект обустройства заросшего заднего двора культурного центра. На встрече были сотрудники ЗИЛа. Они очень вдохновились идеями детей и подростков и теперь горят желанием переделать этот двор с учетом этих идей.


– Как, на ваш взгляд, ребёнку стоит познавать окружающий мир – самостоятельно или под контролем взрослых?


Как познавать ребенку мир, решают его родители. Все семьи очень разные и мы ценим это разнообразие подходов, ценностей и мировоззрений.


Помещать ли ребенка в тепличное пространство или давать ему свободу и ответственность всегда выбор конкретной семьи в отношении этого конкретного ребенка в данный момент.


Для нас вопрос стоит таким образом –  какой может быть городская среда, которая создает условия для гармоничного развития ребёнка здесь и сейчас?


Имеют ли родители и дети возможность попробовать разные способы взаимодействия с городом или городская среда жестко структурирует их поведение?


Может ли найти себе место в городской среде младенец с мамой? А группа подростков? А ребенок с особыми потребностями? Как они себя при этом чувствуют? А каково другим жителям рядом с ними? Как и нужно ли это изменить?


Мы хотим, что бы:
1. город стал дружелюбной и безопасной средой, где каждый человек, независимо от возраста, пола и состояния здоровья чувствует себя нужным и ценным;
2. город стал местом, где у детей есть широкий спектр возможностей для роста и развития;
3. город стал местом, где уважают личные границы каждого и заботятся обо всех жителях, независимо от их возраста и социального статуса;
264829_231700833519575_770292_n.jpg4. город менялся в соответствии с потребностями современных детей и родителей;
5. отношения между горожанами становились все более здоровыми и уважительными;
6. родители и дети с первого дня появления новой семьи чувствовали поддержку и могли самостоятельно инициировать создание новых мест и способов для взаимодействия.


– Какова роль родителей, педагогов, детских организаций в делегировании ребёнку большей свободы?  

В этом вопросе компетентность в социальных отношениях выступает основным признаком здоровья. Такая модель психической нормы действительно существует. Но она имеет явный недостаток: в племени, где нормально кушать людей, здоровым членом общества будет каннибал. Звучит ужасно - но стоит помнить, что устои обществ меняются. Человек все чаще оказывается членом сразу нескольких непересекающихся сообществ. Здоровым членом какого общества будут современные дети –  это вопрос. Какие качества ему могут понадобиться для этого –  еще один вопрос.


Сейчас даже большие организации, как UNICEF и UNESCO, переходят от модели well-becoming (мы создадим условия А, В, С, и ребенок в них развивается), к модели well-being (какие условия ребенку нужны, чтобы чувствовать себя хорошо прямо сейчас?). Well-becoming хорошо работает там, где детей нужно спасать от голода, насилия, болезней. И это действительно первое, что нужно делать. Но там, где дети относительно сытые и вне опасности, начинают действовать другие тенденции. И с ними все сложнее. Мы все примерно понимаем, что для ребенка категорически плохо. А вот что для него хорошо - тут единого мнения нет даже среди специалистов.


Что могут сделать для ребенка родители и педагоги? Научиться любить себя и беречь, быть ответственными и самостоятельными, получать искреннюю радость от общения и  учиться доверять детям. Познавать мир и быть свободными «для», а не «от», как завещал Э. Фромм.


Есть одно исследование, где изучали семьи, в которых родители книгам предпочитали ТВ, но регулярно читали детям на ночь (потому что хотели приобщить их к чтению), и семьи, где родители были увлеченными читателями, но не уделяли специального внимания приобщению детей к чтению. Угадайте, дети из каких семей превратились в маленьких любителей книг? Да, из тех, где родители предпочитали книги.

Лого letidor.ru

Комментарии