Эмиграция с ребенком: как это было

Эмиграция с ребенком: как это было

Не все идеально в этом раю, но мне, как влюбленному в природу человеку, в нашей иммиграции нравится именно этот «зеленый» компонент. Если раньше за природой приходилось куда-то ехать по пробкам, лететь, делать визы, то теперь – достаточно распахнуть дверь на улицу.

Первая шальная мысль о бегстве из Москвы пришла мне в голову еще во время неожиданной командировки в Швейцарию, в разгар апреля. Зеленые лужайки, чистые улицы, люди на велосипедах и горы вдалеке – очень захотелось поселиться в этой сельской идиллии.

Помню, как смотрела с завистью на швейцарскую мамашу, которая везла своего двухлетнего малыша в велотележке на прицепе. Светило солнце, кругом цветы и синее-синее небо. Сразу вспомнилось, как мы недавно пытались пробраться по слякоти в наш родной Измайловский парк и по пути пару раз свалились с сыном прямо в эту самую слякоть.

Проект «Кенгуру»

«В Австралии такой воздух, такой воздух... Прямо целительный. Это давно поняли в Англии, и поэтому в Австралию ссылают людей - на исправление.  Нет, я убежден. Люди в Австралии становятся лучше!» -  это непридуманный диалог из фильма «Дети капитана Гранта».

Посещение разных средиземноморских стран с ребенком укрепило желание слинять куда-нибудь в теплые края. Купаться в теплом и чистом море ему категорически нравилось, как и бегать почти голышом, без привычных финских непромокаемых комбинезонов и сапог. Сначала я просто мечтала вслух, как когда-нибудь,  может быть,  перееду в Италию, буду жить на берегу моря или озера, и вспоминать полярные ночи своего детства (а родилась я на Крайнем Севере) как страшный сон.

Вскоре о климатической иммиграции мы стали думать всерьез и вместе с мужем. Чуть не купили домик на берегу Азовского моря, рассматривали вариант переезда в Краснодарский край и даже в Египет. «Зачем Египет?» - заметил приятель во время дружеских посиделок за чаем. «Когда есть Канада, Новая Зеландия и Австралия». Этот разговор стал критическим на пути к нашей новой жизни. Перевели документы, сдали экзамены, прошли медицинское обследование. Визу мы ждали примерно полтора года, при этом особенно тяжелыми казались последние полгода, сидели буквально на чемоданах, в полной неопределенности: то ли уедем, то ли нет.

В конце-концов врата рая открылись, последние коробки с вещами были отправлены, всей семьей под плач родных и скупые слезы друзей мы сели на самолет Британских Авиалиний и отправились на другой конец света. Менять географическую зону и место жительства мне приходилось и до этого. А вот страну – никогда. Ребенку же на момент отъезда почти исполнилось шесть лет, полгода мы тщательно готовили его к переезду, рассказывая про то, как замечательно мы заживем на пятом континенте.

Чтобы долгий перелет и расставание с бабушками и друзьями не травмировал малыша, мы взяли в путешествие любимого плюшевого мишку. Медвежонок был не простой, а французский, привезенный из Парижа. Поэтому я давила на то, что ему-то не привыкать путешествовать. Он даже, можно сказать, соскучился по взлетам и посадкам и загадочным странам.

Много свежего воздуха

Австралийская идиллия рисовалась мне примерно так: домик, зеленый весь в цветах дворик, гамак, велосипеды на крыльце, серфинг и батут. Ребенок с удовольствием и вприпрыжку идет в австралийскую школу, много бегает по траве, играет в футбол и катается на велосипеде.


Как и у большинства россиян, мои представления об Австралии ограничивались образами кенгуру, коалы, сиднейской оперы, красной горы посреди материка, и, конечно, бронзовых белокудрых серфингистов, куда же без них.


О новом месте жительства я знала кое-что по передачам Кусто, по книжке Даррела «Путь кенгуренка», да биографии модного фотографа Хельмута Ньюмена, который был сослан в Австралию из Сингапура в период Второй Мировой Войны. Ах да, еще видела настоящих аборигенов с диджериду на неделе Австралии в Москве.


Первые два месяца прошли в полнейшем слиянии с природой. Уставшие от хмурой московской зимы мы погрузились в радости отельного отдыха «все включено». Купались каждый день в заливе (сын тут же захотел записаться в спасатели), ездили на океан и в горы, покупали ящиками манго, питались сплошными морепродуктами и исследовали детские площадки. Австралия – дача, растянутая на страну.


Рай для детей – идеальная среда обитания, которая заслуживает высших баллов по всем параметрам: экология, природа, возможности для физического развития, спорта, гармоничного, в общем, развития. Однажды мы вышли с сыном из дома. И вдруг: над нами пролетела стайка попугайчиков с розовыми животиками. Подумалось: уж и видела их столько раз, а как все-таки это радостно.


Радостно иметь возможность видеть это почти каждое утро. Прямо по расписанию. Глядеть во все глаза на это море, огромное самое синее в мире небо, улыбаться  пусть термоядерному, но солнцу. Крутить педали велосипеда среди болот и лужаек,  и одуревать от красоты этой самой болотистой, невероятно ухоженной, где каждая палка посчитана, местности.


Сидеть на пирсе и наблюдать за пеликанами, которые  грациозно (это не ради красивого словца) летят куда-то. Австралия - не просто страна из голливудского фильма. Тут много нескромной кричащей красоты, а много и неприметной глазу, которая по капельке наполняет душу позитивом.  Мы полюбили наше новое ПМЖ, где нет осени, а есть позднее лето, ранняя зима, зима в разгаре и поздняя зима, чистота вокруг, это солнце, зеленая, зеленая трава, бесконечные красные крыши домиков и непрерывность пляжей.

Жизнь с акцентом

Ребенок довольно неплохо адаптировался в школе, сначала ему помогал русский друг, выполнявший функцию переводчика. Первую книгу на английском мы вместе с малышом прочитали спустя пару месяцев после приезда, более или менее бегло он заговорил через полгода. Помню, как учил произносить определенный артикль the. Ты, говорит, язык не высовывай, а говори так: и ловко произносил этот чертов звук, над которым я билась все школьные годы.


Мне повезло, что ребенок экстраверт, до этого часто путешествовали, так что барьера в общении у него не было. Однако переезд в другую страну не прошел для него бесследно. Первым признаком стресса стало появление «друзей» - не настоящих, а плюшевых. К игрушечному мишке, нашему спутнику, прибавились бананы в пижамах, коала – космонавт, утенок – ковбой и куча разных прочих сущностей. Иногда малыша не было видно, так и спал, в крепости из плюшевых мишек.


Нередко он не хотел ходить в школу, мотивируя тем, что там все «англичанины». Чтобы ему было комфортно, мы подружились с русскими в нашей округе и собирались для занятий и совместного творчества, праздновали вместе день рождения. Через год у сына появился первый австралийский друг. Теперь у него куча друзей в школе, по ушу и футбольных приятелей. С русскими детьми он по-прежнему очень дружен.


Однажды мы ехали в школу на велосипедах (мамина мечта!), учили таблицу умножения и разговаривали о том, о сем. Вдруг ребенок чуть не расплакался. «Все, -  говорил он, - тут неправильно. Зима не зима, а лето  - не лето. И месяцы тут неправильные. Вот в Москве все правильно, а здесь - наоборот».


В 2009 году мы получили австралийское гражданство. Два года адаптации прошли незаметно, и вскоре мы прилетели в Россию, чтобы повидать бабушек и дедушек.

Говорят, что к хорошему быстро привыкаешь. После пяти лет жизни «вниз головой»  кажется привычным, что море в пяти минутах от дома, что в небе – другие звезды,   велосипеды, батут, серфинги – все это есть в моем новом доме, как и мечталось. Ребенок привык  жить без снега,  проводить много времени на улице  и говорить на двух языках. «Англичанинами» больше никого не называет, и вполне ассимилировался, сохранив культурный колорит. Скайп помогает поддерживать диалог с родными. Говорит он практически без акцента на английском, учится в обычной  школе, катается, как и мечтала его мама на велосипеде, занимается ушу, играет в футбол. Он прекрасно читает по-русски, любит смотреть КВН и русские фильмы, знает, что его родина – Россия, а растет он в Австралии.

Не все идеально в этом раю, но мне, как влюбленному в природу человеку, в нашей иммиграции нравится именно этот «зеленый» компонент. Если раньше за природой приходилось куда-то ехать по пробкам, лететь, делать визы, то теперь  - достаточно распахнуть дверь на улицу. А прекрасный ландшафт, если верить Ушинскому, имеет  огромное воспитательное влияние на развитие молодой души.  Что же до эмиграции – можно сказать, что все прошло успешно.

Лого letidor.ru

Комментарии