Дмитрий Яковлев: "Не должно быть жёсткого соперничества между комиксом и литературой"

Дмитрий Яковлев: "Не должно быть жёсткого соперничества между комиксом и литературой"

До середины октября в Петербурге проходит фестиваль рисованных историй «Бумфест». Дмитрий Яковлев — директор фестиваля, издатель, продвигающий культуру комикса в России, рассказал "Летидору", как относятся к этому искусству в разных странах, при чем тут Даниил Хармс и Муми-Тролли, зачем комиксы нужны детям и в чем главная проблема издания комиксов в России.

С чего начинался «Бумфест» и твое увлечение комиксами как таковое?


— Все началось с работы в книжном магазине, это было лет 10 назад. Я познакомился с девушкой из франкоязычной Канады, из Квебека. И она открыла мне глаза. Как и большинство людей, я раньше тоже думал, чтоlogo_header комиксы – это про «людей в трико». Но оказалось, что есть такой огромный пласт французской культуры как рисованные истории, который на самом деле не ограничивается комиксами про супергероев. Комикс – это только форма рассказа. А внутри может быть как история про Человека-Паука, так и Библия в картинках или графический роман. Во Франции комикс – это часть национальной культуры. В каждом доме присутствует полка с комиксами: на ней всегда стоят детские книги вроде «Приключений Тинтина», «Счастливчика Люка», «Астерикса и Обеликса», а в некоторых семьях есть еще и полка со взрослыми комиксами.


— В этом году фестиваль открывается семейной выставкой, художника Вильгельма Буша. Кто такой Вильгельм Буш?


 — Вильгельм Буш – это такой дедушка современного комикса, немецкий автор-иллюстратор 19-го века. Наверное, любой ребенок в Германии знает, кто такие «Макс и Мориц». Хотя книгу «Макс и Мориц» издавали когда-то давно и в России тоже, но здесь они менее известны. Мы на выставке будем показывать принты. Часть с пересказами Андрея Усачева, а часть – в весьма вольных переводах Хармса («Плюх и Плих», которая издавалась в России в 20-е-30-е годы).


vilhelm busch2 Есть, кстати, советский анимационный фильм «Плюх и Плих», как раз с переводами Хармса, в титрах финальных значится «по мотивам Вильгельма Буша». В целом Буша можно найти и в современных изданиях по-русски: в издательстве «Мелик-Пашаев» в прошлом году выпустили две книги Буша: «Макс и Мориц» и другие истории для детей», «Плюх и Плих» и другие истории для детей».


vilhelm busch1"Плюх и Плих"


— Семейное направление присутствовало с самого начала на фестивале?


— На самом первом фестивале у нас была выставка комиксов про Муми-Троллей, куда приходили родители с детьми. На тот момент, это 2007 год, не так много людей знало, что Муми-Тролли были в том числе и комиксом, публиковались в детском разделе шведскоязычной финской газеты. Выставку тогда у нас открывала племянница Туве Янссон – София Янссон. Так и получилось, что мы с первого фестиваля сотрудничаем и дружим с фирмой «MOOMIN characters», которая занимается правами на использование этих всеми любимых персонажей.


Недавно с семьей ездили к ним в гости в офис, в Финляндию. К сожалению, Ваня заснул в гостях. Ваня – это мой сын, ему сейчас год и четыре месяца. И вот он заснул и проснулся уже только когда мы уезжали. Хотя София Янссон хотела с ним пообщаться, даже подарков ему приготовила.


mumi-trollmumi-troll-1— А как получается работать над фестивалем, учитывая, что команда совсем небольшая? В основном вся организационная часть на тебе, как я поняла. А еще и ребенок «на плече».


— Тяжело. В прошлом году было легче, когда Ваня был меньше: он много спал, ел. А сейчас ему 1,4 – он достаточно активен, за ним нужно присматривать. Мы с женой Катей вместе над фестивалем работаем – она занимается связями со СМИ. Кроме того, она дизайнер. И вот когда она за Ваней смотрит – я успеваю поработать, а когда я – она может сделать какие-то дела по фестивалю. Кстати, познакомились мы с Катей тоже благодаря «Бумфесту», второму.


— Такой семейный подряд…


— Да. Я думаю, это хорошо и правильно.


rb2MhvTEffM— Не является ли комикс, в принципе, таким образом мышления, который часто подросткам свойственен? Всегда же в классе есть один человек, который на уроках на заднем листе тетрадки рисует комиксы. А потом все становятся старше и эти рисунки куда-то уходят.


— Здесь вопрос не в подростках. Это скорее просто особый вид мышления, который свойственен небольшому количеству людей. В классе 25 человек и только один рисует комиксы. Я не рисовал. А есть те, кто рисовал, а потом пошёл в художественную школу. И даже закончил «Мухинскую» академию. При этом всё увлечение комиксами у человека начиналось со вкладышей в жвачке «Дональд Дак». Я говорю сейчас про петербургского художника Алексея Никитина.


— Хорошо. Но зачем людям нужно это комиксное мышление?


— Есть специалисты и исследования, которые утверждают, что чтение комиксов развивает работу обоих полушарий мозга одновременно. Чего, в общем, не делает литература или отдельно картинки. В виду того, что одно полушарие отвечает за текст, другое – за картинку. При чтении комикса нужно, чтобы они работали оба. При этом у детей включать их одновременно получается прекрасно. Чем ребенок старше, тем с этим сложнее.


— То есть можно поощрять чтение комиксов, потому что это полезно и в чем-то даже полезнее книги, где только одни буквы?


— Дело не в том, чтобы поощрять комикс. Нужно в целом поощрять чтение. В комиксах, как и в литературе, тоже может быть полно барахла.


— А «Наруто» — это вот барахло или нет?


— «Наруто» комикс для подростков. Это комикс, достаточно популярный у нас, потому что есть анимационный сериал по нему. В Японии как раз наоборот: популярность комикса повлияла на то, что он стал сериалом. Это фикшн. Если посмотреть, что читают наши дети сегодня – много фантастики, мистики, детективов — «Наруто» ложится в этот ряд. Это не хорошо и не плохо.


— Как думаешь, можно ли увлекающемуся комиксом «Наруто» ребенку «подкинуть» другие комиксы, более «глубокие» что ли…


— Да, вполне можно. Только тут вопрос в том, что не должно быть жёсткого соперничества между комиксом и литературой. Это все, мне кажется, должно быть едино. Комикс – часть книжной культуры. Я часто сталкиваюсь с мнением: «Вот, не читают ничего, комиксы одни какие-то разглядывают!»… Но можно вместе с ребенком открывать те или иные литературные произведения или комиксные произведения – и это будет полезно. Много зависит от родителей.


Понятно, что и самому ребенку гораздо проще воспринимать визуальную информацию. А потом она потихоньку наполняется текстовой. Комикс может быть неким переходным периодом к «большим текстам». Но можно и продолжить его читать. Можно смотреть картинки, читать комиксы и читать литературные произведения – одно другому не помеха.


Еще я последнее время привожу в пример Джанни Родари. В книге «Грамматика фантазии» он говорит: «Комикс очень часто является первым самостоятельным чтением ребенка». При этом ребенок может даже еще не уметь читать.


— А какой у российского ребенка комикс как первое самостоятельное чтение?


— У нас, к сожалению, в стране очень маленький рынок комиксов. Поэтому сложно, да. На сегодняшний момент фактически нет комиксов на русском языке для маленьких детей. Пожалуй, можно привести в пример Николя Радлова. Его «Рассказы в картинках» печатались в советском союзе миллионными тиражами. Издавались, переиздавались в разных форматах. Причем, то с текстом, то без текста. Сейчас эту книгу тоже начали переиздавать, но без текста. Издательство «Мелик-Пашаев» опять же.


radlov

Книга Николая Радлова


Еще есть «Муми-тролли», конечно. Самый популярный в России комикс. Хотя нельзя сказать, что он делался только для детей, но он семейный. Издательство «Zangavar» выпустило уже три огромных тома муми-комиксов. В нашем издательстве «Бумкнига» мы издали «Муми-тролль и конец света», самый первый комикс про Муми-тролля. Но эта книжка скорее для фанатов и любителей мумий-троллей, чем именно для детей. В книге помимо комикса много статей по истории создания произведения.


Опять же стоит читать с детьми комиксы Вильгема Буша. Российских детских комиксов мало, но есть кое-что. Например, истории про кота Кешку художников Андрея и Натальи Снегирёвых. Сборник называется «Кешка в центре внимания», кажется, можно купить в издательстве «Компас-Гид».


radlov1Из книги Николая Радлова


— То есть все-таки детские комиксы бывают не только зарубежные...


— У нас культура комикса тоже была и достаточно активно присутствовала в 20-х, 30-х годах. Причем как для взрослых, так и для детей. Для взрослых это были рисованные истории в сатирических журналах. А в детских журналах типа «Чиж и Ёж» комиксы публиковались наравне с прозой и поэтическими текстами. Опять же журнал «Весёлые картинки».



— Как вы работаете с детской аудиторией? В каком направлении развивается «детская часть» фестиваля «Бумфест»?


— Мне часто кажется, что мы недорабатываем в детском направлении, буксуем. Потому что я видел, как проходят фестивали комиксов в Европе.


— То есть?


— Во-первых, там нет такого уж строго разделения на «детские» и «взрослые» выставки. Например, на фестиваль в Ангулеме (Франция) приходят семьями – и это отличный вариант родителям и детям пообщаться. Кроме того, приезжают целыми классами из школ и у группы заранее есть некие задания по выставке. На фестивале в Бастии (Корсика) происходит следующее. Группа из детей 10-15 человек, все садятся на пол, в том числе и взрослый рассказчик – и они говорят о художнике. И так они проходят по всем выставкам фестиваля, не только детским.


radlov2Из книги Николая Радлова


Точно так же на многие выставки, которые есть у нас на «Бумфесте», можно ходить с детьми. С одной стороны, стоит говорить о художнике и его творчестве – не важно, для детей ли он рисует. А с другой: говорить про страну, из которой художник. Выставка – это только повод подтянуть ту или иную тему, своеобразное «внеклассное» занятие.


— А что нужно, чтобы фестиваль заработал подобным образом?


— Организовать подобную историю получается, например, у фестиваля детских музейных программ «Детские дни в Петербурге». Но у них фактически все проекты придумывает сам музей – музей находится у себя на площадке. У нас же получается, что мы идем в библиотеки и галереи со своими идеями, своими комиксами в «чужой дом». И не всегда у площадки есть ресурс, чтобы организовать что-то с тем материалом, который мы приносим. У библиотек, например, не всегда есть эти книги в фондах. Впрочем, сейчас Библиотека книжной графики в Петербурге собирается открывать отдел комикса, в том числе и семейного – на разных языках.


Но основная сложность другая: к сожалению, у нас не хватает человеческих ресурсов, чтобы развивать детское направление полноценно, как оно того заслуживает. Фестиваль некоммерческий: нас поддерживает комитет по Культуре Правительства Санкт-Петербурга, Французский Институт в Санкт-Петербурге, посольства и консульства, которые помогают нам с участием иностранных художников в фестивале.


— Фестивалю шесть лет. Каждый год проходит конкурс комиксов для художников. Как обстоят дела с детской номинацией?


—Детская номинация выделена третий год подряд (до 12 лет и 13—17 лет). Работы от детей приходят очень крутые. Они делаются откровенно, по-честному. У детей незамыленный художественный взгляд. Правда, в первый год существования детской номинации мы получили очень мало работ. Взрослые художники-участники конкурса — все-таки, что называется, «в теме», — они следят за тем, что происходит в сфере комикса, сами ведут свои блоги. В регионах в итоге художники-комиксисты становятся и издателями, и кураторами, и организаторами выставок. Как, например, в Перми Никита Гилёв. Но дети, и главное, родители, которые принимают решение, — как правило, не знают о том, что есть такая возможность. Поэтому в прошлом году у нас художники проводили мастер-классы по комиксам для детей, бесплатные. Конечно, нужно активно работать с аудиторией.


— Что из ассортимента издательства «Бумкнига» ты бы посоветовал подросткам?


— У меня есть один знакомый мальчик 14-ти лет, который без ума от графического романа «Священная болезнь» Давида Б.


doraemon— Сейчас российские детские комиксы – это преимущественно подростковая манга, так?


— Да. Была у одного из издательств попытка выпустить хороший классический японский комикс для детей помладше, на 7-8 лет. Комикс называется «Дораэмон», в нем милый персонаж и хорошая волшебная история: про кота-робота, который помогает невезучему мальчику-четверокласснику. Но в России она провалилась, вышло всего два тома — в магазинах книгу ставили на одну полку с «Наруто», а не в раздел детской литературы. И естественно подросткам она совсем не подходила, а родители, которые покупают книги своим детям помладше, на полку с подростковой мангой не заглядывают.


— Тогда вопрос как издателю: почему комиксов для детей на русском издается так мало?


— Издатель не видит читателя и покупателя. Будут ли родители покупать комиксы своим детям, пусть даже хорошие комиксы? Не уверен. Был бы рад услышать ответ на этот вопрос от родителей.

Лого letidor.ru

Комментарии