Увлекательно о серьезном: романы и повести Владислава Крапивина

Увлекательно о серьезном: романы и повести Владислава Крапивина

Поколение родителей, которому сейчас 35-45, делится на «тех, кто в детстве читал Крапивина» и «тех, кто не читал». 14 октября у писателя день рождения, и «Летидор» подготовил небольшой очерк о Владиславе Петровиче в помощь родителям и подрастающему поколению.

иллюстрация: www.rusf.ru

Поколение родителей, которому сейчас 35-45, делится на «тех, кто в детстве читал Крапивина» и «тех, кто не читал». Зачитанные экземпляры журнала «Пионер» с повестями Владислава Петровича ходили по рукам, на них занимали очередь и обменивали на ценные подростковые артефакты – заграничные ручки, заколки и даже книжки из родительской «библиотеки приключений», с нетерпением ждали выхода следующего номера с продолжением, а в пионерском лагере ночи напролет шепотом спорили, как же сложится судьба героя.

krapivin.png

В книжках Крапивина «цеплял» не только романтический антураж – шпаги, каравеллы и проржавевшие якоря, – подростки того времени, зачастую ограниченные рамками обязательной детской литературы, охотно ассоциировали себя с крапивинскими героями и учились высказывать отличное от общего мнение, самостоятельно принимать решения и понимать, что бывают ситуации, в которых подросток может и должен оказаться мудрее и ответственнее взрослого человека. Мальчишки зачитывались «Всадниками со станции Роса», девчонки отдавали предпочтение циклу «В глубине великого Кристалла» – повестям уникального жанра на грани пионерских приключений и готической фантастики. Метафора, на которой построен этот цикл, – многогранный мир-кристалл – понятным для подростка и неподцензурным языком (ведь действие происходит в вымышленных городах вымышленных стран), учила не только вере в возможности человека, позволяющие творить чудеса, но и пониманию того, что мир гораздо интереснее и разнообразнее, чем кажется с первого взгляда. А вечные темы дружбы и верности, страха и отваги, первой любви и первого противостояния взрослого и детского миров не оставят равнодушными юных читателей любой эпохи. «Летидор» поздравляет писателя с недавним днем рождения и желает как можно дольше радовать читателей своими произведениями и вести за собой в таинственные миры.

О «Феномене Крапивина» «Летидору» рассказывает Татьяна Жукова , литературовед, специалист по детской литературе.

– Недавно Владиславу Крапивину исполнилось 76 лет. Во времена его детства не было телевидения, интернета, аудиокниг, и подростки, его ровесники, читали книги других писателей. Из советских авторов для них писали Аркадиий Гайдар («Судьба барабанщика», «Тимур и его команда»), Лев Кассиль («Кондуит и Швамбрания»), Валентин Катаев («Белеет парус Одинокий», «Сын полка»), Александр Волков («Волшебник Изумрудного города» и др.), Лазарь Лагин («Старик Хоттабыч»), Александр Беляев («Человек-амфибия»), Алексей Толстой («Аэлита»); дети также читали адресованные детям книги русских и зарубежных классиков и прекрасную иностранную приключенческую литература про рыцарей, пиратов, путешественников, мушкетёров. Литература, как ей и положено, независимо от окружающей реальной жизни, учила детей понимать, что такое доблесть и отвага, бесчестие и предательство, открывала незнакомые миры и рождала мечты о невозможном – ведь романтика и фантастика всегда близки и понятны детям.

Книги Владислава Петровича Крапивина вошли в жизнь детей нового поколения и продолжили лучшие традиции детской литературы. Его герои – советские мальчишки и девчонки, поселённые в реальном или фантастических мирах, наделены мечтательной и чуткой душой; они неравнодушны к несправедливости, они хотят много знать, они умеют мечтать и верят в будущее. «Мальчик со шпагой», «Мушкетер и фея», «Оруженосец Кашка», «Стража Лопухастых островов», «Журавленок и молнии» – их очень много, написанных Владиславом Петровичем повестей, рассказов, романов, ставших частью повседневной жизни ребят, которым в те годы было 10-12 лет.

Сегодня атмосфера того детства – дворовые компании, послевоенная бедность, непонятные нынешним детям игры и занятия – всё это ушло в прошлое. Сегодня у них другие игры и другие герои. Серёжа Каховский из «Мальчика со шпагой», Симка Стеклов по прозвищу Зуёк из «Воздуха той давней ночи», Кирилл Векшин из «Колыбельной для брата», ребята-исследователи из трилогии «Голубятня на жёлтой поляне» кажутся сегодняшним юным читателям идеальными, даже нереальными персонажами. Некоторые истории из жизни советских школьников могут представляться вымыслом фантаста. В отзывах на книги Владислава Крапивина сегодня можно прочитать, что не встречаются в жизни такие дети, как Сережа или Зуёк, и как хотелось бы иметь таких друзей, и что вообще с трудом верится в таких добрых, честных, прекрасных, наивных ребят. Жизнь действительно сильно изменилась! Однако никогда никто из читателей не усомнится в правде проникновения автора в сущность межличностных отношений, в драматизм противостояния между благородством и расчётливостью, добротой и жестокостью, искренностью и ложью.

Владиславу Петровичу всегда удавалось понять, почувствовать и передать особенности внутреннего мира подростка, его отношений со взрослыми, потому что он не просто большой писатель, но и талантливый педагог. Более 30 лет он руководил созданным им детским отрядом «Каравелла», который называется теперь «Пресс-центр и парусная флотилия «Каравелла», в котором дети занимаются морским делом, парусным спортом, фехтованием, журналистикой. Девизом отряда был и остаётся запечатлённый на гербе отряда призыв: «Tamborileros, аdelante!» – «Барабанщики, вперед!». Владислав Петрович продолжает писать и радовать читателей книгами, в которых отражаются современные жизненные коллизии и конструируются идеальные города, где никогда не запираются двери и никого не оставят без помощи. Дети должны надеяться и верить!

«Острова и капитаны» сегодня

Vladislav_Krapivin__Ostrova_i_kapitany.jpeg Трилогия Владислава Крапивина «Острова и капитаны» - одно из самых «мальчиковых» произведений автора. Истории времен кругосветного путешествия Крузенштерна и обороны Севастополя оказываются переплетены с событиям из жизни мальчишек 40-х, 60-х и 80-х годов ХХ века, и для того, чтобы ответить на вопросы, актуальные для всех 12-летних пацанов, независимо от эпохи, героям придется разгадывать загадки 100-летней и более давности.

Пожалуй, правомерно будет сравнение с книгами Дэна Брауна, где герои спасают мир, проникая в тайны древности, но у Крапивина речь идет о внутреннем мире подростка и обретении – в переносном смысле – собственного острова, то есть мира, где человек, пусть маленький, в ладу со своей совестью. Ну и определенным бонусом в книге – исторически точные и достоверные описания и старинных парусных кораблей и бытовых повседневных реалий 2й половины прошлого века.

Трилогия открывается повестью Хронометр (Остров Святой Елены). 1948 год. Школьник Толик знакомится с писателем Кургановым, который пишет повесть о Крузенштерне. Мама Толика – машинистка и перепечатывает рукопись. Толик тайком от всех становится обладателем лишнего экземпляра...

Граната (Остров капитана Гая). 1960-е годы. Рукопись утрачена. В старинной печатной машинке когда-то был тайник, но сама машинка давным-давно у чужих людей, или вообще выброшена за ненадобностью. Толик вырос, стал инженером и приехал к морю вместе с племянником Гаем. Южные приключения Гая странным образом перекликаются с судьбами героев рукописи, и Толик пытается по памяти восстановить ее эпилог… В книге будут и смертельные опасности, и секретный прибор, и даже иностранные шпионы.

Наследники (Путь в архипелаге). 1980-е годы. Восьмиклассник Егор по кличке Кошак – классический «трудный подросток». Он курит, прогуливает уроки и тусуется с самой настоящей шпаной. А Гай выбрал себе непрестижную профессию «эвакуатора» – он возвращает родителям сбежавших из дома детей. Встретившись с матерью Кошака, Гай узнает в ней бывшую возлюбленную своего дяди – Толика. Одноклассник Егора Венька выпускает самодельную газету, а заметки к ней печатает на старой полуразвалившейся пишущей машинке…

Лого letidor.ru

Комментарии