Школа космонавтики: 17 лет спустя

Школа космонавтики: 17 лет спустя

Сегодня - день Космонавтики, и я уже привыкла к тому, что в это день меня поздравляет с этим праздником хотя бы один человек. Моя связь с космосом очень проста: я работаю в журнале Cos..., нет, это шутка. Все проще: я училась в Школе Космонавтики. ШК - это краевая школа-интернат с космической специализацией: именно так ее называли ученики, которые приезжали со всей Сибири и Севера учиться последние два года перед поступление в ВУЗы.

Сегодня - день Космонавтики, и я уже привыкла к тому, что в это день меня поздравляет с этим праздником хотя бы один человек. Моя связь с космосом очень проста: я работаю в журнале Cos..., нет, это шутка. Все проще: я училась в Школе Космонавтики


ШК - это краевая школа-интернат с космической специализацией: именно так ее называли ученики, которые приезжали со всей Сибири и Севера учиться последние два года перед поступление в ВУЗы.


Сейчас ее, кажется, переназвали, и теперь это Краевая государственная общеобразовательная школа-интернат среднего (полного) общего образования с углубленным изучением отдельных предметов «Педагогический центр по работе с одаренными детьми и талантливой молодежью «Школа космонавтики».


Школа располагалась в лесу, на территории городка системы ЗАТО. На въезде в школу встречали ракеты, в столовой стоял реактивный двигатель и макет огромного ракетного корпуса, многие преподаватели жили в здании, которое называлось "Солярис", ну и, разумеется, в Школе было несколько телескопов. Мне трудно судить о технических особенностях космической специализации, потому что я была гуманитарием (в школе было два направления: физмат и гуманитарии), и наша образовательная программа строилась из нетехнического взгляда на космос.


spaceschool.jpg


фото: http://snowrider.livejournal.com/

В эту Школу я попала, пройдя отборочный тур, как и многие ребята моего, пятого, выпуска. Не знаю, как было у физматиков, но в качестве вступительных экзаменов гуманитарии выполняли творческое задание и какие-то не особо сложные, но и небанальные тесты. Не помню точно, какие - но хорошо помню, что писала рассказ о любви и сочинение про Японию, которой я увлекалась в то время.

Для меня было большим счастьем узнать о зачислении. Тогда я еще не представляла, что настоящее счастье меня ждет в самой школе. Воспоминания о годах, проведенных "в лесу", о двухполосной дороге в школу через лес до сих пор свежи в памяти.

Помню, что я переживала, когда мне не хватило места в классе китайского и пришлось учить японский. Но переживания были недолгими. Японка Такако Сан с первых уроков увлекла японским настолько, что я и забыла о китайском. Еще бы, вместо хороших отметок были наклейки с цветами, в запасе у учительницы было три азбуки, песни на японском и неформальный подход с японским акцентом.

Ну и, если быть честной, на китайский мне хотелось попасть, потому что его преподавал Анатолий Михайлович Ковган, один из первых русских послушников монастыря Шао-Линь, основатель русского центра при монастыре в Китае, легендарный учитель, который начал взрывать мозг всем детям еще на подготовительных курсах, рассказывая о буддизме, астрологии и философии других стран. Для многих детей его лекции были чудесными открытиями.

В то непростое, перестроечное время, когда ценности были неустойчивыми, обрести такие богатые нравственные основы для многих подростков-школьников было редкостью, и я считаю, что нам очень повезло. На подготовительные курсы, в летние школы собирались дети со всего мира, и это были самые разнообразные образовательные тренинги, семинары, ну а с началом учебного года школа вновь возвращалась к привычному формату.

Официально заброшенное здание "Столовая".
Все стены были исписаны, многочисленные коридоры исследованы

Стилистика преподавания в ШК, больше похожая на университетскую, чем на школьную, достойна отдельных слов: ленты вместо уроков, ролевые игры (я застала "Китай"), дискотеки, песни под гитару, настоящая дружба с учителями, многие из которых были ненамного старше нас - все это было свежим, крутым, необычным по тем временам. Чувство свободы, которое дарила нам школа, осталось у каждого в сердце, в этом можно не сомневаться. В чем была свобода?

Наверное, в отсутствии барьеров, преград для получения новых знаний. Привычные школьные советские рамки, которые были рассчитаны на сдерживание стремлений,  рассуждений и свободы самовыражения, наша ШК ежедневно смывала волной талантливого преподавания и теплого отношения к своим подопечным. Вне уроков преподаватели были всегда на равных с учениками, они были друзьями, к которым обращались с любым вопросом. Директор школы Юрий Яббаров ездил на жутко симпатичной голубой "Оке", он был для нас и светской персоной в каком-то роде, и любимым директором, нежели далеким незримым монархом, к которому обычно вызывают на ковер и о котором не принято говорить всуе.

Мы учили ругаться по-русски учительницу японского и влюблялись, ходили босиком по снегу и жгли палочки благовоний, слушали "Металлику", "Пинк Флойд", "Гражданскую оборону" и мантры, рисовали мандалы, составляли гороскопы и горячо спорили о буддизме, истории, философии, литературе, любви: постсоветским детям было о чем поспорить, а в школе это было позволено. В играх и спорах рождалась истина, в обсуждениях на парах закладывались основы и дальнейшие жизненные ориентиры.

Главный корпус, "Солярис"

Я считаю себя выпускницей ШК, несмотря на то, что последние 2 четверти я проучилась в обычной школе, где мне пришлось непросто - чтобы ответить, нужно было вставать и тянуть руку, чтобы выйти в туалет, нужно было просить разрешения, поговорить с учителем считалось вызовом, а спросить что-то у преподавателя во время урока считалось верхом неприличия. Честно скажу, вписаться в рамки стандартной школы было довольно непросто после двух лет работы над умением выражать себя, над тем, чтобы позволить себе думать самостоятельно и уметь рассуждать.

Зато моя университетская жизнь проходила блестяще -там я вновь встретилась с моим одноклассниками по ШК, и это было неудивительно: нас готовили к поступлению в ВУЗы, где моя успеваемость удивляла даже меня. Я никогда не отличалась примерным поведением и не была отличницей, но мой университетский диплом - это сплошь пятерки и четверки. Из ШК я вынесла самое главное: веру в себя, любовь к учебе, умение выражать свое мнение.

Пару лет назад, будучи в командировке в Академии Веданты, куда съезжаются уважаемые бизнесмены и искушенные духовные искатели со всего мира, я с удивлением узнала, что принимающая меня сторона, жена внука основателя Академии, оказалась русской девушкой, которая тоже училась в Школе Космонавтики. Нашему восторгу не было предела, и мы, встретившись через много лет и тысячи километров, в Индии, сразу нашли не только общий язык, но и то чувство дружбы, которое сопутствует всем выпускникам Школы независимо от года выпуска, да даже и города, в котором она находится.


Читайте также:
Куда сходить с ребёнком, увлекающимся астрономией
В новосибирском планетарии можно подсмотреть за космонавтами
Музеи техники: от велосипедов до луноходов
Тротуарная астрономия
ДНТТМ: где найти научный кружок

Лого letidor.ru

Комментарии