Как учиться без школы

Как учиться без школы

Родителей часто не устраивает то, как организовано обучение их детей в школе. Однако они вправе самостоятельно "организовать школу" для своего ребенка (п. 1 ст. 10 и п. 4 ст. 52 Закона РФ «Об образовании»). Согласно закону учебные программы могут осваиваться в следующих формах: очной, очно-заочной (вечерней), заочной, форме семейного образования, самообразования, экстерната. Северчанка Алена Ковалевская для своих детей выбрала экстернат - домашнее обучение без учителей, одноклассников и парт.

Фото: из архива Алены Ковалевской


Родителей часто не устраивает то, как организовано обучение их детей в школе. Однако они вправе самостоятельно "организовать школу" для своего ребенка (п. 1 ст. 10 и п. 4 ст. 52 Закона РФ «Об образовании»). Согласно закону учебные программы могут осваиваться в следующих формах: очной, очно-заочной (вечерней), заочной, форме семейного образования, самообразования, экстерната. Северчанка Алена Ковалевская для своих детей выбрала экстернат - домашнее обучение без учителей, одноклассников и парт.
Сейчас ее старшему сыну Александру 10 лет, первые два класса он посещал школу, после чего был переведен на домашнее обучение. Георгию — второму сыну — 7, интенсивный процесс обучения для него начался осенью 2011-го.

Алена  по первому образованию философ. Работала частным консультантом по грудному вскармливанию. Трудилась психологом в Северском перинатальном центре. В настоящее время является студенткой Томского базового медицинского колледжа (будущая специальность — акушер) и тренером «Центра сознательного родительства «Озеро», расположенного в городе Томске (ведет партнерский курс — по сути, готовит пап к участию в родах). В ближайшее время собирается начать вести клуб беременных.

— Думаю, что и создание клуба семейного образования не за горами, — говорит Алена. — Потребность в нем уже стоит остро.

— Как пришло решение перевести своего ребенка на домашнее обучение?

— Во-первых, я заметила, что Сашик возвращался из школы как выжатый лимон — утомленный, с головной болью. Как потом выяснилось — во время консультации с медиками — это достаточно распространенная реакция ребенка на шум, гам, суету. Во-вторых… Мы же садик не посещали, жили какой-то своей жизнью, и за два года я так и не смогла перестроиться под новый график (улыбается).

Возможно, это такой родительский супер-мега-эгоизм, но когда ребенок уходит на пять часов в школу, потом приходит, и ты проходишь снова школьные задания вместе с ним, чтобы подготовить домашку... Понимаете, на это уходит слишком много времени. Нерационально много.

А когда нам удалось вырваться в путешествие, то по возвращении меня спросили: «Почему вы уехали без нашего разрешения?». Причем спросили довольно строго.  Я была, скажем так, удивлена. Я должна отчитываться. Такова система. Хотя класс у нас хороший, и учитель — хорошая. Честно говоря, на той базе, которую она заложила, мы «выезжаем» до сих пор.

— Алена, как вы решили вопрос об официальном переводе?

— Большинство школ в своих уставах имеют такой пункт, как обучение «в форме семейного образования, самообразования, экстерната». Прописать — прописали, а как реализовывается — не всегда знают. И когда я пришла со словами: «Давайте я переведу ребенка на семейное образование», мне ответили: «В такой форме мы не обучаем». Мой естественный ответ: «У вас эта форма обучения прописана в уставе». Это вызвало удивление со стороны руководства школы. Так начался период непонимания, пришлось перевести ребенка из северской школы в томскую (Северск и Томск — города-соседи, расстояние между ними около 20 км, — прим. автора).

Выбрали школу «Эврика-развитие», которая применяет инновационные образовательные методики. В частности, Татьяна Ковалева, один из членов попечительского совета. В настоящее время Татьяна находится в Москве, и одним из направлений, которым она занимается, является образование детей на домашнем обучении.

Однако в "Эврике-развитии" тоже не было ни Положения об экстернате для начальной школы, ни положения о семейном образовании. Я, конечно, предпочла бы последнее, однако понимаю, что сегодня в маленьком городе это практически невозможно.

Сейчас говорить о семейном образовании рано. Настоящий опыт подобного обучения есть только в США. Они уже 20 лет назад ввели подобную практику, через которую прошло около миллиона учеников. В Америке действует Национальный исследовательский институт домашнего образования, издается специализированный журнал. В нашей стране только начали отмечать постепенный рост желающих перевестись на данную форму обучения, особенно среди жителей мегаполисов.

Поэтому неудивительно, что в томской школе полгода не знали, что с нами делать, и мы, по большому счету, не были зачислены ни в одну школу (из одной забрали документы, во второй их взяли, но не оформили). Нас зачислили только тогда, когда приняли Положение об экстернате для начальной школы. Но к этому времени я поняла, что специфика образования именной этой школы меня не устраивает. Именно в этот момент со мной связались из северской школы. Сказали, что за год они поправили устав, приняли необходимое положение, и с удовольствием возьмут нас обратно. То, как нас приняли, как оформили, как решили вопрос о сдаче нами контрольных точек, меня впечатлило. Во всем был полный порядок, четкость и ясность.

А еще Сашика позвали в школу заниматься английским. Он сходил на контрольную точку, познакомился с новым преподавателем (до этого у класса был другой учитель), был им очарован и сказал, что хотел бы ходить к учителю на занятия. И хотя экстернат не предполагает посещение ребенком школьных занятий, администрация сделала исключение.

 То есть — готовить все необходимые бумаги для перевода ребенка на ту или иную, прописанную в уставе школы форму обучения — задача самой школы?

— Да, моя задача — написать заявление о переводе. Оформлением всех необходимых документов, предоставлением нужной информации и ведением делопроизводства обязано заниматься общеобразовательное учреждение.

— Получается, что все это сделали специально для вас?

— Получается, что да. Школа сразу пошла на диалог, просто на подготовку документов нужно было времени, а у нас его не было.

— Удивительно, обычно в таких случаях говорят: «Не нравится — не держим».

Мы с этим не столкнулись ни в северской, ни в томской школе. Наоборот, нам активно пошли на встречу в обоих учреждениях. Меня это очень сильно впечатлило. А сейчас две мои знакомые мамочки из Томска пытаются перевести своих детей на домашнее обучение — и пока не могут договориться с администрацией. И самое интересное, что в уставах их школ тоже стоит пункт о праве образования на дому.

— Вы написали заявление о переводе ребенка на экстернат?

— Да. Опять же в другой школе мама написала точно такое же заявление, но ей ответили, что оно не действительно, и что каждое пропущенное ребенком занятие будет считаться прогулом, и что они обязательно оповестят о поведении семьи органы опеки. Хотя в департаменте образования на вопросы о возможности обучения на дому отвечают совершенно спокойно: «У нас нет положения о домашнем образовании, но вы можете договориться со школой и перейти на форму обучения экстернат».

Откуда тогда такая реакция со стороны администрации школы?

Потому что они привыкли использовать понятие «домашнее образование» только в контексте больных детишек. Учительница в школе ведет класс, а в классе два ребенка инвалида, и она, отведя уроки в школе, идет к ним домой, и так два раза в неделю. Это на самом деле отнимает очень много сил. И все думают, обучение любого ребенка на домашнем обучении проходит по схожему сценарию. И это пугает, как и то, что школы с подобным никогда не сталкивались. Руководство не понимает, как правильно оформлять документы, как будет проверяться работы. Если на пути перевода ребенка на домашнее обучение возникнут трудности, очень рекомендую обратиться к книге Павла Парфентьева «Без школы. Юридический путеводитель по семейному образованию и экстернату».

— Как вы организовали процесс домашнего обучения?

— Саша, по большей части, сам себе учитель, а все, что ему непонятно, я объясняю. У нас есть список того, что мы должны освоить к контрольным точкам. На эти вещи мы просто обращаем больше внимания. Когда открываешь учебники, начинаешь изучать какую-то тему (особенно это касается гуманитарных предметов), то одна тема тянет за собой еще одну, и еще, и еще… В результате получается, что мы очень далеко отходим от программы. Это хорошо с точки зрения широты кругозора. А с точки зрения подготовки к контрольным — не эффективно. Поэтому последний месяц перед сдачей мы четко готовим то, что надо. Но, положа руку на сердце, могу сказать, что при домашней форме обучения изучить все, что нам нужно к сдаче, занимает немного времени. По сравнению с учебой, как минимум, в два раза меньше.

— Есть у вас какие-то сложности в процессе организации домашнего обучения?

— Конечно, есть. Во-первых, у меня толком нет системы, и в результате все получается очень хаотично. Во-вторых, накладывается мой истерический характер, и я очень часто готова рвать и метать, если у нас что-то не получается. Благо, Саша самый настоящий подарок — он действительно большую часть программы проходит самостоятельно. Любознательный, усидчивый… Мне в этом плане с ним очень повезло!

Если говорить о системе, то… Я недавно познакомилась с мамочкой, которая сейчас переводит своего ребенка-второклассника на домашнее обучение, вот у нее система так система. А причина для перевода следующая. Они плотно занимались до школы, и в школу пришли с определенным набором знаний, умений и навыков. В классе он у нее блистал, был отличником, победителем и прочее-прочее, но за весь первый класс они потеряли большую часть того багажа, с которым пришли. Парень стал хуже читать. Еще она говорила о том, что учила его размышлять, и у него это получалось, а в школе получаться перестало.

Так вот о системе… Есть стандарт того, что должен ребенок знать и уметь к концу каждого класса. Стандарт закреплен Министерством Образования. Какую методику для этого использовать - выбирает каждая школа, каждый учитель. Эта мама, опираясь на стандарт, выстроила свою систему.

Вторая мамочка переводит ребенка из-за его особенностей в восприятии и переработке информации. Так вот, у нее другая система обучения — к ним приходят репетиторы по основным предметам, они готовят основную базу, а все остальное она берет на себя.

Так что на данный момент нас таких в Томской области (на домашнем обучении в начальной школе) трое, и у каждой — своя система.

В нашей семье, кстати, активное участие в образовании принимает мой папа, Сашин дед. Мне очень нравится его подход — он может разговаривать, а потом выясняется, что в ходе этой беседы ты решил пару-тройку задач, сложив в уме какое-то огромное количество цифр (улыбается).

— У вас те же самые учебники, что и в школе?

Да.

— Если говорить о дисциплине — день ребенка проходит так же, как в школе, только дома?

Нет. До контрольных точек все очень свободно. По мере их приближения мы смотрим, что необходимо подтянуть. Сашик может 3-4 дня заниматься только математикой, а может дни напролет читать, а может с утра уйти во двор и вернуться поздно вечером.

— Сколько у вас контрольных точек, и как часто вам нужно их сдавать?

По закону, в год человек должен сдавать не больше 12 контрольных точек. Порядок и условия прохождения промежуточной аттестации определяются уставом общеобразовательного учреждения.

— То есть в день контрольной работы он приходит в класс и вместе со всеми ее пишет?

Нет. Учителю государством оплачивается время, которое он посвящает экстерну, часть времени (2 часа) идет на консультацию, часть — на сдачу контрольной точки.

— Вас наверняка упрекали в том, что вы мешаете ребенку нормально социализироваться…

Знаете, я давно считаю подобные вещи мифами современности. Сложно найти ребенка, который не будет самостоятельно социализироваться, который не будет общаться. Я не верю, что для этого нужны какие-то специальные условия.

Да, можно закрыть ребенка в четырех стенах, и у него будут проблемы, но это же не наш случай — ни домашнее образование, ни экстернат этого не подразумевают. Сашик много общается — и со сверстниками, и с педагогами — он посещает различные кружки. Ой, а какие кружки посещает мальчик, который весь первый класс блистал в школе!

Когда я ходила к психологу с младшим — знаете, стандартное посещение психолога и педагога в детской поликлинике — она мне говорила: «Ой, вы зря это делаете, зря не водите его в детский сад, потому что он не будет знать элементарные вещи. Он не будет знать «чувство очереди» (последовательность в выполнении задач, когда несколько людей участвуют в процессе). Пока выполняет один, второй должен подождать, в детском саду этому очень хорошо обучают, а вы как будете обучаться?» Я тогда сильно впечатлилась, пришла домой, отправила мальчишек гулять, а сама стояла и наблюдала за ними из окна — они с горки катаются, вокруг которой, как всегда, толпа народу, и мой младший совершенно спокойно ждет своей очереди. Он не рвется вперед, но и не стоит в стороне в ожидании, что все разойдутся и он спокойно сможет прокатиться.

Или вот с Сашиком спрашивали: «Вот вы будете с ним заниматься, а если вы упустите что-то, чем занимаются с детьми в детском саду? Вот как вы будете проходить с ним, какое животное домашнее, а какое — дикое?» Я, помнится, тогда тоже задумалась. Я не сижу с карточками… Я, на самом деле, не очень опекающая мама. Иногда меня беспокоит мысль о том, что я перевела ребенка на домашнее образование, потому что мне так удобнее. Я с ними, конечно, разговариваю, спрашиваю, хочет ли Саша в школу вернуться. Но как ребенок может принять решение? Это раз. Два — он же воспитывается в любящей семье, ему в ней хорошо, он этим настроением проникается… Как не крути — тем, что я его родила, я ему свое мнение навязываю.

— А на вопрос «Хочешь ли в школу» что он отвечает?

— Говорит, что не хочет. А младший такие перлы выдает! В начале сентября в новостях показали друг за другом два сюжета — первый о том, как мужчина в Норвегии расстрелял на острове 74 ребенка, второй — как в одном из детских садов России пришедшая с мамой в сад девочка взяла коробочку, стоявшую у входа, и эта коробочка взорвалась. Тогда Гошик сказал мне: «Мама, и ты хотела, чтобы я ходил в сад?!» Мы с детьми много общаемся, все обсуждаем, но в то же самое время я отдаю себе отчет в том, что их мнение взращено на моем.

— Программа усложняется, что будете делать, когда не сможете помогать ребенку в предметах?

Я серьезно пугалась физики, химии, алгебры, геометрии… Во время общения с другими мамами, о которых я вам сегодня не раз рассказывала, поняла, что школа не всегда может в этом помочь. Во-вторых — при университетах есть кружки, и они дают прекрасную базу по ряду предметов. После этого успокоилась.

— Гоша учится?

— Пока он просто сидит дома. Про него у меня есть такая мысль: не водить его вообще в школу, а в 4-м классе привести, чтобы сдал экзамены для промежуточной аттестации. По закону, есть несколько значимых точек, фиксирующих уровень образованности человека. То есть ребенок может прийти в конце 4-го класса для проверки уровня знаний, в конце 9-го и 11-го.

— Алена, вам не страшно было идти впереди планеты всей?

— На самом деле, я пошла по проторенным дорожкам — знакомая в Москве учит так обоих детей, так что я под информационным прикрытием и при моральной поддержке (смеется). С моей точки зрения, перевод на домашнее обучение — это не какой-то акт сложного действия, это как раз движение по пути наименьшего сопротивления. И это меня, опять же, немного пугает — хороший ли пример я подаю своим детям? Пойму со временем. Когда придет мой сын и скажет: «Мама, что ты сделала с моей жизнью?!»

— Может, он будет благодарен за это. Экстернат — это же хорошая возможность уделить больше времени тем предметам, к которым есть склонность…

— Да. Экстернов-подростков старше 12 лет и в Северске, и в Томске очень много. Зачастую это их осознанное решение — быстро изучить все, что им не пригодится,  а в то, что нужно — погрузиться с головой.

Лого letidor.ru

Комментарии