К чему приводит списывание: учиться честно, что это?

К чему приводит списывание: учиться честно, что это?

Почему в советское время можно было быть двоечником и выпуститься из школы со справкой, а теперь нельзя? Кому нужны все эти липовые результаты на государственных экзаменах?

В начале 2013 года в стране разразился скандал с фальшивыми диссертациями. Говорили о повальном научном плагиате, о том, что все друг у друга списывают, и о том, что это очень плохо. Конечно, плохо. Грозит непредсказуемыми последствиями для страны. Но откуда, как говорится, у проблемы ноги растут?

Причин много, и одна из них та, что списывание – это естественная составляющая учебного процесса в современной школе.

Как обстояло дело в советское время? Конечно, списывали всегда и много, но, главным образом, у более умных учеников. В нашей культурной традиции списывание у одноклассников никогда не считалось позором, а было просто одним из способов решения проблем с отметками на контрольных и с домашними заданиями.

В то же время не дать списать - означало прослыть жлобом, жадиной и чёрствым человеком, который не помогает товарищу в трудную минуту. Моральный облик советского учителя и его профессиональная ответственность, несмотря на всю пафосность этих слов, были очень высоки, и это обеспечивало, в целом, честную сдачу выпускных школьных экзаменов в течение нескольких десятилетий.

Кроме того, было ещё одно важное обстоятельство: ученику можно было поставить «два», оставить его на второй год или выгнать из школы со справкой. К тому же, учебные программы были составлены таким образом, что нормальный ребёнок мог освоить их без посторонней помощи.

В современной школе ситуация коренным образом изменилась.

Во-первых, возросло количество детей, нуждающихся в постоянном списывании, потому что осилить школьную программу хотя бы на устойчивую четвёрку они не могут. Не могут по нескольким причинам: усложнение школьных программ и учебников, снижение общего уровня развития детей и их способности к обучению, низкий уровень профессионализма учителей и повсеместный переход на тестовую систему оценки знаний, при которой очень легко списывать правильные ответы.

Во-вторых, в разы возросли возможности списывания, и ходить на поклон к одноклассникам стало практически не нужно: есть "решебники" и интернет.

И третья, самая главная причина, в том, что сама школа начала активно подталкивать детей к этой противоправной деятельности в таких масштабах, которые и не снились в советской школе, поскольку получение детьми хороших отметок, а не знаний, стало приоритетной задачей нашего образования.


Говорят школьники и их родители:

«Опять олимпиада была на шестом уроке. Задолбали этими олимпиадами. Да не знаю я, какая, мы деньги на неё в начале года сдавали. Я хотел уйти, а историчка говорит – уйдёшь, четвёрки в четверти не жди. Не помню, какие вопросы. Она, как всегда, ушла из класса. Девчонки сразу в интернет, чего-то там написали, а мне пофиг…В общем, она нам олимпиаду на дом дописывать дала. И я слышал, как учителя говорили, что нам эти олимпиады ни за что честно не сделать, а им бонусы за хорошие результаты зачисляют.»

«У дочки учебник математики Петерсона. Кошмар какой-то…Теория множеств в третьем классе…Весь вечер сидела, сама ничего не понимаю. Всех знакомых обзвонила, кое-как сделали. Дочка-то уж давно спать легла. Всё время так. Ничего ребёнок не понимает. Все задания ей делаю. Получается, она всё списывает…На собрании говорили, что у всех так. Я вот не помню, чтобы мать со мной за математикой сидела…»

«Учительница по МХК попросила меня сделать олимпиаду . У нас все отказались, а мне неудобно. Ей же надо результаты куда-то сдавать. Ну, я взяла её на дом, а столько уроков задали, и вообще я там ничего не знаю. Я попросила маму сделать. Она в интернете посидела и только на половину вопросов ответы нашла. Я сдала, и мне пять поставили.»

«Ничего, я доклад завтра сделаю, исправлю четвертную. Как доклад буду делать? Как обычно: скачаю, распечатаю и прочитаю перед классом. А что, у нас так всегда: кто хочет отметку получить - доклад делает. Да, иногда весь урок так по очереди и читаем. Обсуждение? Нет… Да все своими делами занимаются….»

«У нас девочки такие ловкие. Представляете, русичка диктует нам изложение, а они сразу по первым словам забивают в поисковик, и текст выскакивает. Потом пишут спокойно. Вообще всё списывают из интернета.»

«У нас всю домашку по английскому из решебника списывают. Я обычно специально что-нибудь там изменю, ну, чтобы не так гладко было. А другие прямо так и переписывают. А на тесте учитель всегда из класса уходит или сидит, делает вид, что не видит, как все переговариваются и в переводчик забивают.»

«У нас француженку заставили пробный ЕГЭ провести. А мы ж ничего не знаем…да кому этот французский долбаный нужен? Она ж сама говорила, что мы за десять лет читать не научились…ну, она сама всё сделала и принесла нам списать…»

«Вчера билеты по литературе готовил…у нас зачёт в конце года. Как писал? Скачал чего-то там из сети. Да не помню, я и не читал толком…»


128412677.jpg


К слову сказать, никто из детей давно не пишет сам никакие работы по гуманитарным предметам. Это раньше, например, доклад, как вид письменной работы, имел какой-то смысл в процессе обучения. Нужно было искать материал, читать разные источники информации, всё это осмысливать и пересказывать своими словами. Темы давались заранее, назначалась дата доклада, и докладчик обычно рассказывал свой материал, а не читал его впервые в своей жизни. После доклада следовало обсуждение вопроса, и проводилась дискуссия по теме.

Как всегда, наша страна держится на энтузиастах своего дела.

«Биологичка – это что-то! Завела специальный поднос для мобильных телефонов. Как тест, сразу с подносом всех обходит, ну, чтоб мобильники на него клали. Конечно, прятать пытались. Она так на них орала…Весь тест сидит и в упор на нас смотрит. Я на четыре написала, сама не знаю как.»


ГИА и ЕГЭ

Контрольные, тесты, домашние задания и школьные олимпиады – это всё ягодки по сравнению с масштабами бедствия на ГИА и ЕГЭ.


Владимир Гордин (доктор физ.мат. наук, профессор ВШЭ):

«Организаторы и вдохновители ЕГЭ в качестве основного бонуса обещали искоренить подлоги при поступлении в вузы и обеспечить социальный лифт для талантливой, но бедной молодежи (дорогу Ломоносовым!). Цели замечательные, но сейчас, по прошествии многих лет, констатируем: цели не достигнуты. Те, кто проводит экзамены, от Москвы до самых до окраин, попустительствуют списыванию и использованию мобильников.

Состоятельные люди теперь могут, например, пригласить суфлера, диктующего правильные ответы, приехать на Северный Кавказ — поближе к дому, где сдает ЕГЭ опекаемый ребенок, — чтобы не было проблем со связью. Особо громкие вопли общественности в последние годы вызывали безграмотные «стобалльники». Путь к успокоению крикливой общественности был найден простой: в одной из гордых автономных республик, например, было централизованно указано: ставить не более 85 баллов. И волки сыты (примут гордое дите с 85 почти везде), и овцы целы (не к чему придраться — если не вникать в существо дела).

Имея в руках такой точный механизм выставления баллов, такой резиновый метр, можно достигнуть удивительных высот в науке и образовании.

Никто из руководивших проведением в России ЕГЭ не взял на себя труд объяснить, почему при проведении тестирования среди первокурсников по математике результаты тестирования разительно хуже тех потрясающих баллов, которые написаны в документах абитуриентов о сдаче ЕГЭ?»


Что такое 85 баллов по ЕГЭ? Это очень хороший результат трудолюбивого, мотивированного и ответственного ребёнка, который упорно занимался в течение нескольких лет в школе и с репетиторами.

Например, в Москве, где ЕГЭ сдают относительно честно, и списывание не носит такого массового характера, как в целом по стране, трудно найти одиннадцатиклассника, который бы не занимался с одним или двумя репетиторами в течение хотя бы последних двух лет перед окончанием школы.


Говорят школьники и их родители:

«У нас там все дети и сдают ЕГЭ. А что же, их за сто километров повезут куда-то? У нас одна крупная школа на район. Да, все с мобильниками сдают…а как иначе? Это ж нереально сдать. Договариваются заранее, кому будут звонить, и человек ждёт на телефоне. Нет, в туалет не надо выходить, прямо в классе и звонят. Ну, кто против-то будет? Мы все друг друга знаем… что ж, нашим детям на бюджете не учиться?» (Орловская область)

«Я списывал на ЕГЭ по обществознании. Достал телефон и вышел в интернет. Прямо в классе. Да, много чего нашёл. Не всё, правда, на 71 балл написал.» (Москва, 2012г)

«Я не списывала, было очень строго, но несколько человек видела. Они в туалет всё время выходили, и я слышала, как по мобильнику разговаривали.» (Москва)


Если на сдачу ЕГЭ общество и государство как-то обращают внимание, кого-то наказывают, какие-то результаты аннулируют и вообще много пишут об этом, то с ГИА ситуация совсем тупиковая. Списывание там носит совершенно тотальный характер. Теоретически результаты ГИА должны учитываться при зачислении в десятый класс школы и в профессиональные училища и колледжи. Очевидно, что это будет иметь смысл лишь при наличии большого числа желающих там учиться. Но на практике и это условие не работает. Например, в этом году в одном транспортном колледже в Москве, где при поступлении наблюдается некоторый конкурс, родителей заверили, что все те, кто оплатил обучение на их подготовительных курсах, поступят, и неважно, какие результаты ГИА или экзаменов они туда принесут.

Если на ГИА по какому-то предмету получена двойка, то школьный аттестат об окончании девяти классов выдан не будет. Но, с другой стороны, у нас нельзя оставлять неуспевающих на второй год и обязательно девятилетнее образование для всех детей.

На поступление в вуз результаты ГИА никак не влияют, поэтому ни общественного контроля, ни государственного внимания к этому экзамену нет. Здесь всё зависит от школы и порядочности педагогического коллектива. Сильная школа (гимназия, лицей и т.д.), в которой мотивированные дети из культурных и образованных семей старательно учились все девять лет, сдаёт ГИА честно. И детей к этому готовит.

В обычных школах, где много детей из маргинальных слоёв общества, которые за девять лет обучения научились только писать и читать, ситуация совсем другая: шансов сдать ГИА по русскому и математике (эти экзамены обязательны именно в форме ГИА) хотя бы "на три" честным путём, у них нет.

Эту проблему школы решают по-разному. Если помощь детям на экзамене организовать легко и просто, как, например, в сельских школах и отдалённых районах, где и наблюдатели и дети давно знакомы между собой, то и беспокоится нечего. Но, например, в Москве, где слишком открыто всё делать «некомильфо» поступают иначе: договариваются в РОНО, используя свои личные связи, о сдаче ГИА некоторыми детьми по билетам в родной школе своим учителям.


Говорят школьники и их родители:

«У нас в прошлом году из девятого класса выпускалось пять человек. Шансов сдать ГИА по русскому у них не было никаких. Накануне в сети уже были варианты заданий. Русичка всю ночь сидела, чтобы найти и сделать заранее. Поехали сдавать в районную школу. Всё им там дали полностью списать на четыре.» (Сельская школа в Рязанской области)

«У нас в этом году выпускаются два девятых: один лицейский и один обычный. Так вот, этот обычный вообще ГИА не будет сдавать. Пока РОНО разрешает. Но это не афишируется, естественно. Ни по какому предмету. Будут как обычно: по билетам. Страницу как-нибудь выучат… выпустить же их надо.» (Москва)

«Мы всегда наблюдателей на ГИА приглашаем чайку попить, чтобы все наши "отличники" свои проблемы успели решить. А в прошлом году такая история была… Пришла женщина-наблюдатель. Такая милая, детей поздравила, удачи им пожелала и ни на секунду из класса не вышла. Как мы её не зазывали, ни в какую…Потом спросили, оказалось, что она учитель музыки.»

«Мой сын три года назад сдавал ГИА. Мы такие столы им накрывали! Кому? Наблюдателям и нашим учителям. Но детям всё дали списать. Полностью. Всему классу.»

«Нам говорили на собрании, чтобы мы не волновались, потому что ГИА все сдадут обязательно и подробно рассказывали, как будут давать списывать…» (Москва)



Справедливости ради скажем, что в этом году в Москве ГИА по некоторым предметам дети будут сдавать не в своих родных школах.

«Юрий Деточкин, конечно, виноват, но он… не виноват». Примерно такая же ситуация складывается у наших учителей. От них требуют хорошие результаты там, где их иногда по определению невозможно получить.

Даже прекрасно работающий учитель вынужден идти на какие-то сомнительные действия, потому что за двойку на ГИА достанется всей школе.

Почему в советское время можно было быть двоечником и выпуститься из школы со справкой, а теперь нельзя? Кому нужны все эти липовые результаты? Почему у нас во всём так важна красивая видимость? Почему у нас списывание на государственных экзаменах не постыдный элемент в биографии, а, наоборот, доказательство умения жить?


Владимир Гордин:

«…Никакого счастья двойка или второгодник школе не приносили, но иногда такие решения принимались. В интересах дела. Не смог научиться писать палочки за один год — будешь учиться два. Борьба за рост показателей успеваемости привела к тому, что эти опции на деле строго запрещены. Они не выгодны ни министерству, ни РОНО, ни учителю. А уж выгодой поступиться ради пользы дела не готов никто.

Поэтому учитель, краснея или уже и не краснея, выводит тройки и переводит олуха в следующий класс. И об этом вранье знают все. От директора до первоклассника. А одна ложь тянет за собой другую, третью… Сгнивают честь и профессионализм учителя.

Эта ложь разъедает нравственность общества. Жулики, подлецы и убийцы проходят через наши школы. И школа должна принять на себя часть ответственности за весь этот человеческий брак.»

Да, дети всё видят и понимают, что не списывать и получать честный, но худший, чем возможно, результат просто глупо.

Владимир Михайлович Филиппов, председатель Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки РФ, выступая на Эхе Москвы:

«Я помню, со мной на ТВ выступал наш выпускник певец Пьер Нарцисс. И он говорил, что в Камеруне у них действует аналог ЕГЭ, но если на экзамене поймают кого-то, кто списывает, у них по национальному ТВ позорят всю его семью….

Когда я был с рядом ректоров в 2003 в Египте в Хелуанском университете, мы спросили, почему у них ЕГЭ действует примерно 30 лет, и не было скандалов. Дело в том, сказали, что Египет - мусульманская страна, за попытку вмешательства в ЕГЭ срок тюрьмы от 25 лет и выше. Считается, что это развращение молодежи.»


В Камеруне стыдно, а у нас в порядке вещей. В Египте понимают, что это развращение молодёжи, а у нас, наоборот, приучают детей к мысли о том, что хороший результат зависит совсем не от труда, потраченного на его получение. Казалось бы, поставьте глушилки мобильной связи на экзаменах ЕГЭ, и вопрос будет решён: подсказать на отличный результат будет просто некому, ведь наблюдатели – учителя не по сдаваемому предмету и при всём желании подсказать они не смогут.

Так почему же так не делают? Наверно, потому, что страна может содрогнуться от результатов таких экзаменов, и у детей, которым родители не оплачивали репетиторов, не будет шансов поступить на бюджет. А так как проблем у нас и так предостаточно, то и позориться ещё раз на весь мир ни к чему.

К тому же, недавно выступая на радиостанции Эхо Москвы, Дмитрий Ливанов, министр образования и науки РФ заявил, что ЕГЭ дает сегодня вполне адекватную оценку знаний выпускников школ. Ну, начальству, конечно, виднее.

Использованные материалы:
http://expert.ru/2013/02/8/vrane-i-shkola/
http://www.echo.msk.ru/programs/assembly/1016820-echo/ (Выступление Гордина на Эхе Москвы)
http://www.echo.msk.ru/programs/kulshok/1011318-echo/ (Выступление Филиппова на Эхе Москвы)

Лого letidor.ru

Комментарии