Елена Корниенко: "Мой ребенок с двух лет за компьютером"

Елена Корниенко: "Мой ребенок с двух лет за компьютером"

В IT-школе дети учатся взламывать виртуальные банки, но по словам организатора школы Елены Корниенко, это не главное. Чему же учат детей на компьютерных уроках, и нужно ли это?

"Летидор" встретился с директором томской детской IT-школы Еленой Корниенко, чтобы выяснить, с какого возраста можно знакомить ребенка с компьютером, как использовать медитацию в работе с образным мышлением, а так же поговорить о том, какие они – современные дети поколения IT.


- Что представляет собой IT-школа?
- Мы живем в информационном обществе, в котором дети знакомы с компьютером, а зачастую даже лучше нас с вами в них разбираются. Но для того, чтобы объяснить и показать детям все возможности компьютера, мы создали такую школу, в которой обучают компьютерным технологиям с целью развития творческих навыков у детей. Есть компьютерная графика, анимация. Естественно, сначала дети делают что-то ручками, но потом обязательно переносят все в компьютер. Помимо творчества, конечно, мы их учим и быстрому набору, и созданию презентаций и портфолио, так же есть курс роботехники. Все это идет для них единым проектом. По итогам курса проводим конференцию, на которой дети демонстрируют, кто чему научился.


- То есть процесс обучения состоит из лекционной части и итоговой конференции?
- Нет, у нас совсем нет лекционного блока. У нас постоянная практика – ребята приходят на занятия два раза в неделю по два часа, и занятия идут в течение года модулями. А в итоге они должны выступить со своим проектом, презентовать его. То есть они должны не только научиться создавать что-то, но и должны научиться объяснять, почему они выбрали именно, например, создание плаката, почему на этом плакате изображено то, что изображено – некое исследование необходимо. Соответственно, занятия сразу начинаются с практики и, что важно, вся работа, которую выполняют дети, самостоятельная.


- Какой возраст у детей, которые посещают ваши занятия?
- От 6 до 16. Они делятся на группы, и для каждой группы своя программа.

- Когда вы говорите о программе, возникает вопрос о методике преподавания. Вы разрабатывали ее самостоятельно?

- Я не могу сказать, что мы разрабатывали программу, сидели и придумывали методику. Нет. Получилось так, что я в сфере образования проработала 10 лет, то есть я прекрасно понимаю, что детям нравится, а что нет, чем они занимаются с удовольствием, а что им в тягость. И когда я создавала эту IT-школу, подобрались очень хорошие преподаватели, люди, которых дети принимают на «ура», и мы как-то совместно негласно создаем свою методику преподавания, потому что никакие старые методические уловки в нашем случае не срабатывают (смеется). И все это при том, что многие из преподавателей по образованию не педагоги, а просто профессионалы в определенных областях, но они чувствуют детей, а дети чувствуют их. У нас нет никакого педагогического сложного руководства.


- То есть, грубо говоря, министерством образования ваша программа не одобрена?
- Мы писали концепцию нашего образовательного центра, и эта концепция одобрена нашим департаментом образования. Департаменту очень понравилась идея. Мало того, когда мы открылись, нас внесли в реестр и выделили сертификат на бюджетные средства, хотя у нас даже нет места стационарного. В течение года дети обучаются в Томске в выходные дни, а на каникулы мы выезжаем за город с этими детьми, плюс еще сторонние дети набираются. Следующим летом планируем на Алтай детей везти. На выезде так же действует наша образовательная программа, тематический план, игры, занятия и так далее.


- И игры тоже заточены под информационные технологии?
- Конечно. Например, у нас в лагере прошла робототехника, мы дали детям возможность использовать Lego Mainstorms – это конструкторы, которые позволяют собирать роботов и программировать их. Плюс были занятия по криптографии и хакерству.

- Да ладно? Хакерство – это подсудное дело (смеемся).

- Нет. Тут мы как раз и объясняли обратную сторону медали, рассказывали и про уголовный кодекс, и про конституцию.


- Но почты взламывать они научились?
- Нет. Они взламывали IT-банк, была такая у них игра, и мы им говорили обо всех опасностях, чтобы они не попались на удочку. Рассказывали им о социальной инженерии, то есть о том, как можно без взлома узнать у самого человека о нем же самом. Это делается для того, чтобы они могли себя обезопасить. Естественно, мы не обучали их взламывать системы.


- Зря (смеемся). Складывается ощущение, что все обучение проходит в игровой форме.
- Да. Основная идея, чтобы ребенок у нас расслаблялся, чтобы он занимался, проекты создавал, но чтобы он не воспринимал это как учебу в школе. Пока что-то получается, что-то нет, но в принципе ребята довольны.

- Что дает в результате тот багаж знаний, который вы даете, как вы думаете?

- Главное понимать, что мы не даем 100% гарантии поступить в какой-то ВУЗ, как делают очень многие центры. Потому что мы считаем, что главное не поступить, главное – получить знания. Поэтому мы стараемся давать детям практику.


- А как появилась идея IT-лагеря?
- Сама я программист по образованию, но так как я находила общий язык с детьми, то я 10 лет работала репетитором по информатике, математике, а в послекризисное время мы решили набрать группы, в которых бы учили детей флеш-анимации. Первая группа была шесть человек, у нас было всего пять компьютеров да не самое лучшее помещение, но с этого все началось.


Ребятам нравилось, группы увеличивались, техника закупалась, появлялись новые преподаватели. А детский лагерь возник в связи с тем, что летом детей тоже нужно было занимать. Более того, сейчас многие дети не представляют свою жизнь без компьютера, и для родителей даже бывает трудно заставить ребенка погулять, а мы предлагали отдых на природе плюс компьютеры.


- В общем, вы совместили приятное с полезным.
- Да.


- Расскажите, с какими трудностями приходилось сталкиваться при организации лагеря.
- Сложность в том, что больший интерес к нашему лагерю почему-то возникает у сторонних городов: Екатеринбург, Краснодар, Бурятия – все эти города приглашают нас к себе. А в Томске нет такого ажиотажа.

- Организация существует на бюджетные деньги или на деньги родителей?

- На деньги родителей. Но сейчас мы планируем подавать документы на гранты. А еще у нас в планах сделать мобильный класс, чтобы была возможность обучать детей в селах или приезжать на дом к инвалидам. Более того, если у нас будет мобильный класс, мы сможем реализовывать наш проект и на территории других городов. Для этого, конечно, нужны средства, но я думаю, что мы найдем возможность.


- Как вы думаете, с чем связан тот факт, что в России подобных проектов не так много?
- Многие центры, которые создают информационные уроки для детей, чаще всего предполагают дистанционное образование. Просто с самими детьми работать очень сложно. Плюс в образование вкладываться нужно очень долго, я так предполагаю, что нам еще года два придется работать в ноль. Это очень сложно, так как приходится всё закупать самим, работать над методикой, есть непредвиденные расходы. Если мы сможем закупить оставшуюся технику на спонсорские деньги, тогда процесс пойдет куда быстрее и лучше.

- Но уверенность в том, что это начнет окупаться и приносить прибыль, есть?
- Естественно. Необходимо доказать на собственном примере, что в это необходимо вкладываться. Но цель сейчас – построить лагерь. Мы сделали проекты зданий (инновационные дома, себестоимость которых ниже на 30-40%), надеюсь, что хотя бы на строительство мы найдем инвесторов.


- У меня еще глупый вопрос возник. Не сломаются ли у детей головы от этих знаний?
-(смеется) Нет, не сломаются. Потому что мы очень тактичны в подаче информации. Все занятия проходят по методу коучинга, то есть преподаватель – это наставник. У нас применяются определенные методики, как вести урок, чтобы ребенок занимался индивидуально. Ребенок идет своей дорогой, а преподаватель просто его курирует. Мало того, мы ведь еще и структурируем знания о компьютерах. Они ведь сейчас все в стрелялки играют, а мы показываем, как с помощью компьютера можно развиваться. И нужно понять, что время другое, дети другие, они намного умнее нас с вами.


- Да, адская конкуренция грядет.
- (смеемся) Очень интересно с современными детьми общаться. Лагерь для меня – это не образовательное звено, когда пришли-ушли-и до свидания, мне хочется понять, что нужно детям, что им интересно. В этом году у нас вообще был образовательный винегрет, потому что мы еще и медитировали, работали над образным мышлением, то есть помимо компьютерных технологий, мы старались развивать их и в другом ключе.


- Не побоялись приобщить неподготовленных детей к медитации? Для чего вообще этот ход был, и как дети на него отреагировали?
- Почему-то в нашем обществе слово медитация воспринимается как сектанский термин (смеется). Между тем, это способ духовного роста, выравнивания своих тонких тел. Медитации бывают абсолютно разные, тем более, чтобы войти в транс нужно много месяцев практики. Мы же давали медитацию для работы с образным мышлением и понимания для нас самих, что происходит в детских головах. Такая тонкая грань психологии, развития и развлечения. Дети просто слушали тексты, и пытались представить то, что я им читала. А потом мы с ними обсуждали, кто что видел, почему именно так.


Дети сейчас достаточно закрыты и замкнуты. Ребенок может выглядеть веселым, энергичным, а на самом деле переживать большую депрессию, у них могут быть мысли о суициде. Почему? Да все потому, что веселым, энергичным надо быть по воле современного общества. Если ты задумчивый и не такой как все, то общество тебя просто изгоняет (в школе особенно это чувствуется). Такая вот сейчас ориентация на сверстников. Вот и приходится играть, а внутри пустота и полное одиночество. Вы знаете, из 14 присутствующих на медитации детей, только у двоих не выявилось чувства внутреннего одиночества. А трое мне признались в последствие, что имели мысли о суициде. Хотя по ним и не было заметно изначально.Считаю, что такие занятия необходимо вносить в систему обучения – они помогают ребенку раскрыться, узнать себя изнутри, разобраться в своих переживаниях. А нам взрослым – научится видеть детские проблемы и помогать их решать. Не зависимо от того, работаем мы в школе, или в IT-лагере. Можете это назвать особым психологическим тренингом. Но я не люблю слово «психология» - это что-то для меня не совсем понятное.


- В общем развивали детей.
- Да, будем надеяться. Еще мы планируем садик открыть. Либо попробуем предлагать наши IT-курсы детским садам. Планируем для этого покупать специальную технику.


- А с какого возраста ребенка можно приучать к компьютеру?
- Мой с двух лет за компьютером, а с трех уже во Flash рисует.


- И понимает, что он делает?
-Ну я не скажу, что понимает все сложности, но с моей подсказкой рисует. Flash – это сложная программа, это не Paint. Поэтому с трех лет можно приучать детей к компьютеру. Но тут нужна определенная методика. Мы, в принципе, понимаем, что и как нужно будет делать, поэтому будем пробовать. Ориентир все равно должен быть на маленьких детей, потому что они еще не так школой зажаты и легче раскрываются.


- А какие есть опасности при раннем компьютерном развитии детей, или это только облегчит их жизнь в будущем?
- Исключить человека из среды, в которой он родился, невозможно. Компьютер обосновался прочно в нашей повседневной жизни, поэтому необходимо с самого детства научить ребёнка грамотно ориентироваться в этом киберпространстве, на пользу себе и близким и без вреда своему здоровью. Несмотря на уникальные возможности информационных компьютерных технологий в системе образования, необходимо не только строгое дозирование работы ребёнка за компьютером, но и обязательное дополнение физической активностью. Следует заметить, что IT пока ещё не нашли должного применения в области физического воспитания детей дошкольного возраста. У нас занятия носят модульный характер, соединяют в себе реальную и виртуальную деятельность. В структуре занятий внедрены разнообразные способы физической активности детей.

- С чего лучше начинать первое знакомство с компьютером малышу? Ведь игрушкам ребенок, в любом случае, научится сам.
- Начинать стоит с правильного держания мышки, с правильной постановки пальчиков на клавиатуре. Ведь это моторика. Далее – рисование, обучение чтению, письму. И конечно поисковые системы (чтобы дети младшего школьного возраста смогли уже самостоятельно находить нужную информацию, читать статьи и книги в Интернете). А так нелюбимый многими русский язык – в нашем плане на этот учебный год – обучать детей писать блоги. Им это намного интереснее, но в то же время приучает писать без ошибок. Во всем приходится искать альтернативу.


- А потом не будет у этих маленьких детей проблемы адаптации к школьной системе, потому что получается, что они из свободного плавания попадают в рамки?
- Думаю, не будет. Ведь развитие никогда не мешало учебе. И конечно будем сначала пробовать и смотреть на своих детях.


- А вы не знаете, как функционируют европейские подобные проекты?
- Я не исследовала эту тему. Не потому, что было лень и т.д. Нет, просто есть свои идеи и мысли как работать, и менталитет наших детей отличается от европейского. Поэтому брать пример с Европы не совсем правильно. Но могу точно сказать, что в Америке и Европе есть подобные центры. И родители с удовольствием водят туда своих детей. Они понимают, что за ИТ-  будущее. Но нужно знать меру, рамки.
Хотя вот в Эстонию нас зовут создавать филиал. Видимо наш центр им чем-то приглянулся.

Лого letidor.ru

Комментарии