Воспитание невоспитуемых: метод музыканта Бороздина

Воспитание невоспитуемых: метод музыканта Бороздина

Как учить, чтобы ребенок воспринял полученную информацию, заинтересовался ею и стал ее применять – вопрос непростой. За обучение самых необучаемых детей берутся в новосибирском Детском оздоровительно-образовательном центре А.И. Бороздина и делают это с потрясающим результатом. Если бы по такой методике работали воспитатели в детсадах и педагоги в школах – детям точно было бы проще учиться, причем учиться хорошо и с интересом.

Как учить, чтобы ребенок воспринял полученную информацию, заинтересовался ею и стал ее применять – вопрос непростой. За обучение самых необучаемых детей берутся в новосибирском Детском оздоровительно-образовательном центре А.И. Бороздина и делают это с потрясающим результатом. Если бы по такой методике работали воспитатели в детсадах и педагоги в школах - детям точно было бы проще учиться, причем учиться хорошо и с интересом.


Меня встречает директор центра и практикующий педагог Надежда Трухачева, женщина, которая так и светиться добротой. Замечаю, что на ладошке у Надежды Степановны выведена красивая жирная цифра «5».


- Это мы с ребенком сейчас считали пальчики, - поясняет она. - И чтобы он не испугался, что на его руке я буду писать, я сначала посчитала и написала «5» на своей. Мы можем просто посчитать, я ему фломастером на каждом пальчике точку ставлю. Если я считаю, я обязательно надавливаю, важно тактильное воздействие. Это позволяет ребенку сконцентрировать внимание на том, что мы с ним вместе делаем.


Правило первое – прочь родительские страхи, ведь зачастую именно они мешают ребенку гармонично развиваться. Педагоги здесь ничего не боятся. Они разрешают ребенку изрисовать свои руки и даже чужие. Порой родителей останавливает перспектива "разрисовать все вокруг", даже если это будут пальчиковые краски или специальные фломастеры, которые отстирываются даже в теплой воде. Считается, что нужно рисовать в специальных альбомах или хотя бы на бумажке, но не на руках, одежде и обоях. Ведь ребенок маленький, не понимает - один раз разрешишь, так он и будет проказничать. Поэтому появляется правило: нужно сразу делать так, как положено. Но в этом центре такого закона нет.


Надежда Трухачева на занятии в классе

Правило второе – тактильное воздействие. Имеется в виду не только «ручной труд» ребенка, развитие мелкой моторики, но и активное поощрение мамы - поглаживания, обнимания, поцелуи. Мы же любим своих детей и для укрепления уверенности ребенка в своих силах надо чаще проявлять эту любовь. И педагогам в центре Бороздина приходится быть настоящими мамами для своих воспитанников – это одно из направлений работы, чтобы ребенок не ощущал, что есть стена в общении.


«Детей нужно принимать, через сердце пропускать, иногда даже переходить через барьер пренебрежения. Мы сотрудничаем, мы вместе все делаем, одинаково. Это общее желание – работать, что-то выполнять, никто ни над кем не довлеет. Я должна так с ребенком провести занятие, чтобы он не понял, что я его чему- то обучаю», - добавляет добродушный директор.


Игрушки на уроках музыки - обычная вещь

Еще одно правило – почаще отступайте от правил. «Ребенку сидеть за партой, сидеть вдвоем, слушать педагога, одновременно что-то делать - это очень сложно. В Центре мы занимаемся этим на втором уровне обучения в «квази школе». А на начальном этапе, чтобы ребенка мотивировать на работу, на усвоение материала, можно заниматься и за партой, и под партой, и сидя, и стоя, - рассказывает Надежда Трухачева. - Например, музыкальное занятие может включать в себя и рисование, и счет, и просто разговор о наблюдениях насущных. Если ребенку не интересно, можно перестроиться на другой материал, но всегда есть основное занятие».


Правило последнее – творческая свобода педагога. Мамам это условия легко выполнить: придумывать игры из подручных материалов и будничных процедур нас заставляет современный образ жизни, вечная спешка. Но отказаться от планов, методичек и системы оценок сможет не каждый педагог, ведь это повышает меру твоей личной ответственности за достижения ученика, идет в разрез с принципами классической школы.


Хотя юридически Центр Бороздина имеет муниципальное подчинение и статус учреждения дополнительного образования детей, обучение здесь строится вне сложившейся системы. Для отчета перед родителями и бюджетом два раза в год на учащегося пишется характеристика с описанием достижений и задачами на следующее полугодие.


На обучение берутся дети с 2 до 12 лет. Преподается три типа занятий: музыка, ИЗО и общее развитие, развитие когнитивной сферы. Так сложилось исторически, что на обучение в Центр принимаются дети с серьезными отклонениями в развитии (олигофрения, аутизм, синдром Дауна). Через совместное творчество, исцеляющую силу искусства и уважение к личности ученика детей с диагнозом «необучаемый» приводят к «общему знаменателю», даруя им и их родителям обычную жизнь.


Алексей Бороздин с учеником Гошей разучивает гаммы

«У моего первого ученика в Центре - Вани Вишневского - было сенсорное нарушение, говорили, что он никогда не будет разговаривать и понимать речь других, - вспоминает Надежда Трухачева. - На занятии я обратила внимание – вот педагог ему рассказывает, а он смотрит и не понимает, чего от него хотят, потому что он не слышит, о чем идет речь. Но когда ему одели слуховые аппараты – случился скачок в развитии. Хотя, по мнению специалистов, слух у мальчика нужно было развивать естественным путем. У Вани трудоспособность была исключительная. Он понимал, что ему это надо. И сам себя мотивировал, говорил «надо заниматься», «надо учиться говорить»! И занимался он не стандартные 30 минут, а по часу. Выпустившись из нашего Центра, Ваня Вишневский поступил в гимназию, окончил ее с отличием. Теперь он студент первого курса Новосибирской архитектурно-художественной академии».


За двадцатилетнюю историю существования Центра Бороздина таких примеров накопилась масса. Основатель центра – Алексей Иванович Бороздин – стал живой легендой Новосибирска. По образованию он не педагог и не психолог, как может показаться, а – музыкант, виртуозно владеющий виолончелью. Отказавшись от музыкальной карьеры и концертов, он решил поселиться в новосибирском Академгородке. Педагогический талант проявился у него, когда он стал готовить детей знакомых к поступлению в музыкальную школу по классу виолончели. Слух о необыкновенном музыканте, который любых детей делает талантливыми, мгновенно разошелся по Академгородку. Стали поступать приглашения на обучение детей «с особыми образовательными потребностями», как теперь говорят в Центре.


В свои 75 Алексей Иванович молод и весел, по-прежнему проявляет себя и как музыкальный, и как коррекционный педагог. Он руководит Областным методическим центром абилитационной педагогики, работа которого направлена на передачу опыта новосибирского центра педагогам по всей стране. Последователи Центра Бороздина есть и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и практически в каждом регионе Зауралья от Уфы до Владивостока. Основная мысль его методики проста на словах, но трудна в исполнении - каждый ребенок способен к творчеству, нужно только, чтобы в это поверил он сам, его родители и педагоги.

Лого letidor.ru

Комментарии