Ген авантюризма, или Куда девать гиперактивных?

Ген авантюризма, или Куда девать гиперактивных?

В этой статье писатель Леха Андреев развивает одну из историй про "генетику способностей".

Интервью с известным эволюционистом Александром Марковым закончилось на том , что достижения генетики в области определения способностей и наклонностей человека вскоре можно будет использовать для улучшения системы образования. Однако Александр Владимирович, как всякий аккуратный ученый, был осторожен в оценках этой идеи и не стал углубляться в частности. Наверное, именно поэтому один из читателей в комментариях заметил, что интервью "ни о чём, галопам по европам", и выразил интерес к более детальному разговору. В этой статье я попробую самостоятельно развить одну из историй про "генетику способностей".

Путешественники и домоседы

Несколько лет назад генетики нашли так называемый "ген авантюризма" - один из вариантов гена DRD4. Рецептор, кодируемый этим геном, работает в клетках мозга и определяет чувствительность определенных групп нейронов к нейромедиатору дофамину, который отвечает за чувство удовольствия.  При этом разные варианты гена (аллели) дают рецепторы с разной чувствительностью - например, в случае варианта 7R она значительно снижена.


Попросту говоря, мозг людей с таким геном плохо принимает "сигналы счастья". Таким людям нужно больше новых ярких впечатлений, чтобы порадоваться. Неудивительно, что именно из них чаще получаются путешественники или спортсмены-экстремалы. В бразильских племенах, предки которых вели кочевой образ жизни, "ген поиска новизны" встречается чаще, чем у более оседлых племен, занимающихся сельским хозяйством.


Есть и другие географические данные, подтверждающие ту же закономерность. Наибольшая доля носителей "гена авантюризма" характерна для американских индейцев-кочевников, а в Европе - для импульсивных ирландцев. Видимо, у их предков получали преимущество именно авантюристы, то есть люди с активным поисковым поведением - так комментирует эти исследования уже знакомый нам Александр Марков на "Элементах".


А меньше всего носителей такого гена - у жителей Восточной Азии. Предполагают, что это связано с  существованием там мощных централизованных государств, где "текучка кадров" считалась невыгодным поведением. Я бы добавил версию попроще -  в Восточной Азии было больше возможностей для успешной оседлой жизни в связи с благоприятным климатом (по сравнению с Ирландией).


Но вот в чем хитрость: оседлая жизнь постепенно становится благоприятной и в других местах. Путешественники и прочие экстремалы больше не востребованы в таких количествах. Однако люди с генетической "жаждой новизны" продолжают рождаться. Что же происходит, если окружающие условия заставляют прирожденного экстремала вести рутинный образ жизни?


Очевидно, его будет крючить. Он даже будет склонен к деструктивным действиям. И наоборот: случись какая критическая ситуация, катастрофа - именно такие люди вдруг оказываются спокойными и даже как будто счастливыми. Хотя для остальных вокруг происходит нечто ужасное и смертельно опасное.


Именно такое поведение показано в фильме Ларса фон Триера "Меланхолия". Лично мне фильм показался унылым и банальным, поскольку там демонстрируется очень известный тип поведения, описанный выше. А если вспомнить, что у Ларса почти фильмы повторяют аналогичный паттерн, становится вдвойне скучно. Хватит ковырять один и тот же прыщик -  пора подумать о том, что делать дальше подобным людям (кроме пафосной смерти на экранах кинофестивалей).


Но что тут можно изменить, если все определяют гены? Если "I'm born bad", как пела Мелори из "Прирожденных убийц", пока ее друг Микки в той же тюрьме объяснял ту же идею репортерам.


Однако гены определяют не все, а только очень общие тенденции - например, "усиленное стремление к новизне" в случае нашего примера. Зато "методы получения новизны" будут определяться уже не геном, а воспитанием и окружением. И вот тут есть широкое пространство для маневра.

Лого letidor.ru
Путешественники и домоседы
1 / 4
Культ "креативных"

Комментарии