Как обучать детей музыке: три методики

Как обучать детей музыке: три методики

Музыка для большинства детей - опыт радостный, захватывающий и праздничный. То, что музыка прекрасна и развивает ребенка, никто не спорит. А вот взгляды на то, как обучать детей музыке, отличаются. В этом обзоре - популярные методики Сузуки, Кодали и Орфа.

Музыка для большинства детей – опыт радостный, захватывающий и праздничный. А еще музыка – это медиум. Она помогает детям узнать себя, развить координацию, наладить контакт со значимыми взрослыми (родителями, бабушками и дедушками) и другими детьми. Музыка дает свободу: можно петь, дрыгать ножками и ручками, расслабиться. Дети обожают петь одни и те же попевки: так через повторение закладываются основы языка и математики. То, что музыка прекрасна и развивает ребенка, никто не спорит. А вот взгляды на то, как обучать детей музыке, отличаются. В этом обзоре - популярные методики Сузуки, Кодали и Орфа.



Шиничи Сузуки: учимся как птицы


"Человек - дитя окружения", "Все дети растут, результат зависит от того, как их растят", "Каждый ребенок обучаем" - все эти высказывания принадлежат гениальному японцу Шиничи Сузуки, который прославился тем, что научил тысячи трехлетних детей блестяще играть на скрипке.


Шиничи Сузуки (1898-1998) родился в Нагойе 17 октября. Его отец, Масакиши, был скрипичным мастером, основавшим в 1888 году скрипичную фабрику в Нагойе. Там юный Шиничи начал интуитивно подбирать мелодии на скрипке, не зная нотной грамоты. На собственном опыте он пришел к выводу, что развивать музыкальный талант можно в самом раннем детстве. Обучение музыке сродни обучению родному языку: то есть научить при прочих равных музыкальной грамоте и игре на инструментах можно любого ребенка.


В 1916 году в возрасте 22 - х лет Шиничи отправляется в Токио. Он останавливается в доме маркиза Токугава и учится скрипке у Кох Андо.  Спустя год он покидает Японию  и отправляется в путешествие по миру: в Германии учится у Карла Клингера долгих восемь лет.  Спустя двадцать лет Сузуки начинает работать инструктором в музыкальной школе Кунитачи, а с 39 лет дает уроки скрипки на дому. В течение жизни Сузуки сделал три открытия, которые навсегда изменили то, как мы смотрим на детей и их музыкальные таланты.


Первое открытие Судзуки сделал, посетив громадный инкубатор для выведения японских жаворонков. Яйца этих певчих птичек помещаются в гигантские теплые и тихие залы инкубатора, где создаются такие же условия, как в гнезде. Здесь царит тишина, за исключением одного звука – голоса птицы – учителя, своего рода птичьего Бетховена.


Сузуки к своему изумлению отметил, что каждый вылупившийся птенец автоматически повторяет песню учителя. Однако,  спустя несколько дней, каждый птенец, начавший с простого копирования, начинает создавать собственные вариации оригинальной песни. Специалисты – орнитологи, ждут, пока каждая из этих птиц овладеет собственным стилем, а затем выбирают из их числа нового «учителя» и процесс повторяется с самого начала.


«Удивительно!» - подумал Сузуки. – Если уж крошечный мозг птицы обладает такой способностью к обучению, то что говорить о намного более совершенном мозге человека?!»


Эти размышления привели его ко второму открытию. Когда Сузуки объявил о нем, его друзья решили, что у него не все в порядке с головой. Шиничи с энтузиазмом рассказывал всем о том, что он обнаружил: оказывается, каждый японский ребенок учится говорить по-японски!


Друзья и коллеги сочувственно похлопывали его по плечу и говорили, что они … догадываются об этом. «Да нет же, нет! – восклицал Сузуки. – Они действительно учатся этому, и это поразительно!» И Сузуки был прав. Как и Ньютон до него, он открыл совершенно очевидную вещь, которую никто раньше не замечал. Его открытием стал тот факт, что ребенок, родившийся в определенной стране, автоматически в течение года – двух осваивает язык своей родины. Это означает, что любой детский мозг в состоянии освоить миллионы потенциально возможных языков. Причем, не просто язык данной страны, а особый диалект конкретной местности, в которой родился кроха.


Открытие Сузуки состояло в том, что система, включающая в себя голос, ухо и мозг, представляет собой совершеннейшую копировальную машину, дающую практически безграничную возможность освоить мелодию любого языка. И не имеет значения, о каком языке идет речь: китайском, португальском, музыкальном, художественном или японском. Достаточно пометить ребенка в нужную обучающую среду и создать соответствующие стимулы, он сможет выучить что угодно!


Третье открытие японца стало последним элементом в мозаике его метода. Когда он размышлял над поразительными способностями детского мозга, к нему зашел друг и спросил, не сможет ли он научить четырехлетнего сына одного приятеля играть на скрипке. Сузуки решил, что это невозможно, и извинился, ссылаясь на то, что ребенок еще слишком мал, чтобы держать скрипку, ведь она в пропорции к его телу – все равно что контрабас для взрослого. Когда друг ушел, Сузуки вдруг понял, что он мыслит слишком узко. Он только что сказал, что ребенок еще мал, чтобы учиться играть на скрипке, хотя сам же до этого сделал вывод, что в возрасте трех лет ребенок может учиться музыке и стать отличным музыкантом. Все дело в том, что скрипка слишком велика для ребенка, но почему бы не сделать скрипку, подходящую ему по размеру?


Вдохновленный этой мыслью, Сузуки принялся мастерить маленькие скрипочки. Но как научить детей играть на них? Сузуки понял, что решение подсказывает ему птенцы жаворонков в инкубаторе. Все дело в копировании. Ведь 95 % людей так никогда и не научатся правильно петь только потому, что им с детства внушали: копировать – это плохо. Их лишали главного инструмента обучения – подражания.


Вооружившись маленькими скрипками и пониманием того, как должно быть организовано обучение, Сузуки обратился к своим друзьям, у которых были дети, и поинтересовался, не хотят ли они отдать своих детей учиться играть на скрипке.


На первом уроке Сузуки разложил скрипки и смычки вместе с другими игрушками и предложил малышам подойти и поиграть с ними. Сидя посреди комнаты, Сузуки время от времени брал одну из скрипок, подносил к ней смычок и извлекал одну ноту. Как он и ожидал, дети по очереди начали копировать его действия. Тогда он стал играть две ноты. Точно так же, как птенцы, подражая птице – учителю, осваивали свои трели, дети очень легко и непринужденно начали играть на скрипке, которая стала их вторым «языком». Таким образом, Сузуки создал методику, которая в наши дни распространилась по всему миру и нашла десятки тысяч последователей и учеников, многие из которых стали первоклассными музыкантами.


Лого letidor.ru
Шиничи Сузуки: учимся как птицы
1 / 3
Золтан Кодали: учимся в хороводе

Комментарии