Книжки для умных родителей

Книжки для умных родителей

Почему-то считается, что книги для родителей - это обязательно пособия по воспитанию детей, с каким-нибудь сюсюкальным комиксом на обложке. Между тем, у многих людей появление ребенка стимулирует интерес к более серьезному пониманию мира вокруг. Книжки, собранные в этом обзоре, посвящены самым каверзным вопросам - как возникла жизнь, как работает человеческий мозг и что движет людьми в обществе.

Почему-то считается, что книги для родителей - это обязательно пособия по воспитанию детей, с каким-нибудь сюсюкальным комиксом на обложке. Нас постоянно заваливают новыми откровениями о том, "как" мы должны это делать, но очень редко объясняют, "почему". Скучающая блондинка едет в дикие джунгли, тусуется среди аборигенов - и вот вам новая "педагогическая школа", ми-ми-ми! И еще полные шкафы таких пособий в книжных магазинах.


Между тем, у многих людей появление ребенка стимулирует интерес к более серьезному пониманию мира вокруг. Начинается обычно с медицинских вопросов, типа "кто такой Апгар и отвечает ли он за базар?" Но постепенно приходится пересматривать и остальное мировоззрение. А уж когда дети подрастают и сами начинают исследовать мир, и спрашивать обо всем на свете - тут открывается еще больше "белых пятен" в родительской голове. Можно, конечно, убежать, сославшись на занятость. А можно использовать эту ситуацию как повод для самообразования. В конце концов, не очень приятно выглядеть идиотом в глазах собственного ребенка.


Так что давайте отметим "День знаний" с нашей, родительской стороны. Книжки, которые собраны в этом обзоре, посвящены самым каверзным вопросам - как возникла жизнь, как работает человеческий мозг и что движет людьми в обществе. И хотя в этих книжках изложены серьезные научные теории, они описаны очень доходчиво и увлекательно. Я читал эти книжки своему старшему сыну в 6-7 лет, и нам обоим было интересно.



Стивен Левитт, Стивен Дабнер. "Фрикономика" и "Суперфрикономика"


У "Фрикиномики" три смысловых слоя. Первый - это яркие статистические опровержения популярных заблуждений. Опасно ли держать дома огнестрельное оружие? Да, конечно. Но  вероятность гибели ребенка в семь раз выше, если у вас есть бассейн, а не пистолет. Влияет ли имя ребенка на его судьбу? Если вы - противник астрологии, то наверняка скажете "нет". Но статистика видит связь: если имя ребенка сильно отличается от имен его родственников, то его доходы скорее всего будут заметно превышать доходы родителей.


Второй слой книги - "почему". Какие стимулы приводят людей к тем или иным поступкам, от мелких покупок до регулярных преступлений? Классическая экономика как наука о распределении ценностей применялась к явным рыночным отношениям, а Дабнер и Леввит решили применить ее в других, непривычных для экономиста сферах. Отсюда и название книги - сочетание слова freak, то есть "странный", со словом "экономика". Вот например, жульничество на школьных электронных тестах, типа нашего ЕГЭ. Детективная история вычисления школ, в которых происходил мухлеж, приводит к удивительной находке - главными жуликами являются школьные учителя. Почему? Да потому, что доходы школ были поставлены в прямую зависимость от успеваемости. Экономика? Она самая.


Ну а третий слой - о том, как правильно организовать систему стимулов для решения коллективных проблем. Эта тема подробнее раскрывается во второй книге, "Суперфрикономика". Самая впечатляющая история - про родильную горячку, из-за которой смертность рожениц в роддомах и больницах Европы XIX века во много раз превышала смертность среди тех, кто рожал дома. Гениальная догадка молодого австрийского ученого (врачи попросту не мыли руки, переходя от больных к здоровым!) - могла бы спасти многих, но простую идею дезинфекции медицинское сообщество не принимало еще полвека. Проблема актуальна и сейчас: одна из глав "Суперфрикономики" посвящена разбору методов, которые заставили бы врачей мыть руки. Что лучше - постоянные проверки, награды или страшилки? Вполне такая родительская задачка.


После прочтения этой книжки мне даже захотелось написать продолжение о чисто русских фрикономических феноменах. Так появилась "Фрикономика ремейков", в которой объясняется, почему именно плагиаторы являются главными борцами за авторские права на музыку.



Джона Лерер. "Как мы принимаем решения"

Однажды я прочел новость, где говорилось, что у людей снижается "коэффицент интеллекта" (IQ) после появления детей. Стал родителем - поглупел? Однако в жизни я чаще наблюдал обратный эффект: именно с появлением детей люди становятся как-то собраннее, начинают работать более эффективно. Но что же тогда означает IQ? А он означает лишь одну из способностей интеллекта: умение работать в абстрактном символьном мире. Австралийский абориген даже не сможет прочесть задание IQ-теста - зато он попадает камнем в птицу, которая летит на расстоянии более 50 метров от него. Он не умрет от голода даже в пустыне. Разве это не работа интеллекта? 


Вся эта разница между "рациональным мозгом" и другими, незаслуженно обесцененными частями и способностями сознания, очень хорошо объясняется в книжке Джоны Лернера "Как мы принимаем решения". Именно эмоциональный, а не рациональный мозг помогает военным отличить на радаре чужую ракету от своей при полном отсутствии видимых рациональных признаков. Именно эмоции подсказывают нам правильное решение многих задач быстрее, чем мы даже задумаемся об ответе. Разум без эмоций - бессилен. Более того, избыток рациональной информации зачастую является причиной неверных решений - использование дорогостоящего магнитно-резонансного томографа приводит к увеличению числа ненужных хирургических операций, а чтение "деловых" новостей в Интернете - к проигрышным инвестициям.

Впрочем, это только первая глава книжки. Во второй рассказаны обратные ситуации - почему эмоции подводят людей в казино, и как простой тест с конфетой, проводимый среди четырехлетних детей, может заранее предсказать их успеваемость в старших классах. Здесь же есть отличная история про консультанта по задолженностям, который на первой же встрече забирает у клиента все кредитные карточки - и разрезает их ножницами. И это реально спасает людей. Кстати, основные его клиенты - матери-одиночки.

Дальше книжка работает в том же духе - как маятник. Каждая глава будто хочет опровергнуть или уточнить предыдущую. Только вы поверили в правильность принципа "семь раз отмерь, один отрежь", как оказывается, что он работает лишь для новичков. Но для профессионалов такой подход очень опасен: "опытный лучник должен стрелять, не прицеливаясь". А  есть и другие принципы: как известно, настоящий новый русский при виде двух совершенно одинаковых пиджаков обязательно купит тот пиджак, который стоит дороже. И всем этим моделям принятия решений есть научное объяснение, которое подтверждается остроумными экспериментами.


Александр Марков, "Рождение сложности"

С эволюционистом Александром Марковым мы делали интервью на Летидоре, но основные вопросы, которые там обсуждались, были связаны с другой его книгой - двухтомником "Эволюция человека". А мне больше нравится предыдущая - "Рождение сложности". В ней очень много замечательных примеров симбиотических организмов как предмета эволюции. Со школьных времен мы привыкли к той версии дарвинизма, где все виды воюют только за себя. Но при таком подходе остается много вопросов о симбионтах и паразитах - кто эволюционирует в случае таких близких отношений разных видов? Что тут вообще считать "организмом"?

Эти вопросы волновали и самого Дарвина, и даже сейчас однозначных ответов нет. Но есть интересные наблюдения: скажем, трава, которая выживает в очень жаркой пустыне благодаря тому, что на ней живет определенный грибок, зараженный определенным вирусом. И никто из этих организмов не выжил бы отдельно! А как вам гипотеза о том, что доминирование теплокровных животных определили живущие в них микробы? Ну, просто микробам было приятнее кататься на теплом такси, чем на холодном.

После таких историй из "Рождения сложности" хотелось бы отдельно почитать о том, насколько появление и развитие человека определено его "пассажирами". Я ожидал прочесть это в "Эволюции человека", но там оказалась более классическая антропология. Хотя и там есть много инетересного: например, есть особая бактерия, которая живет в желудке японцев и умеет переваривать морские водоросли - а у других людей такого микроба нет. Может, именно эта бактерия формирует характер настоящих самураев? Не она ли является главным секретом японского экономического чуда?

Не пора ли вообще пересмотреть всю историю человечества с точки зрения таких симбиозов? Может быть, империю Чингисхана создала болгарская палочка, ответственная за производство кумыза, чудесного стабилизатора кишечной жизни, благодаря чему кочевники были выносливее своих врагов. А "русский дух", который победил Наполеона - это на самом деле был сыпной тиф. А Интернет на самом деле создали кошки.

Нет, этого нету в "Рождении сложности". Но подобные интересные мысли возникают в голове после прочтения этой книжки. Заставляет думать, в общем.


Карл Циммер. "Паразиты. Тайный мир"

Циммера хорошо читать сразу после Маркова. Во-первых, потому, что "Паразиты" - шокирующая книга, к ней надо немного подготовиться.

А во-вторых, каждый автор, при всем стремлении к объективности, все-таки предлагает собственный взгляд на современное состояние эволюционной науки. У Маркова рулят белые и пушистые симбионты, которые помогают друг другу выживать. А Циммер показывает иной, мрачный и жестокий мир, в котором примитивные микроскопические твари вроде токсоплазмы управляют жизнью больших высокоорганизованных существ - вроде человека. Эти паразиты меняют характер хозяина и его привычки, они могут программировать пол его потомства, чтобы лучше размножать свое паразитное потомство - или наоборот, могут заставить хозяина добровольно отправиться в рот хищнику, чтобы продолжить свой паразитический цикл в другом организме.

Такие наблюдения заставляют всерьез пересмотреть все тот же вульгарный дарвинизм, в котором "выживает сильнейший". Потому что вместе с "сильнейшим" развиваются и паразиты, который обитают в данном виде животных - а значит, данный вид постепенно начинает проигрывать,  и на его место приходит другой, который был "несильнейшим" (зато и паразитов у него было меньше). Эта странная версия эволюции называется "гипотезой Черной Королевы", в честь парадоксальной героини сказки Кэролла, которая заставляла Алису бежать, чтобы остаться на месте.

Весной на хакерской конференции PHD я выступал с докладом про киберпанк, и отвечая на вопрос о том, что сейчас интересного можно почитать из научной фантастики, назвал именно "Паразитов" Циммера. Хотя эта книжка - совершенно реалистичная, но после нее довольно скучно читать "современную фантастику", особенно российскую.

И конечно, при чтении Циммера можно найти множество параллелей с человеческим обществом, где мы ежедневно видим успех паразитических стратегий:

"Слово это буквально означает "сотрапезник", и первоначально греки вкладывали в него совершенно иной смысл. "Паразитами" назывались служители на храмовых ритуальных пирах. В какой-то момент слово изменило смысл и стало означать "нахлебник", "прихлебатель"; подразумевается при этом человек, который вертелся при дворе аристократа и готов был за случайный обед или другую милость оказывать всевозможные мелкие услуги: развлекать хозяина приятной беседой, разносить послания и др".


"Вирусы разума" Ричарда Докинза и "Психические вирусы" Ричарда Броуди

После Циммера логично было бы почитать оксфордского биолога Ричарда Докинза, который погрузит вас на еще более низкий уровень паразитизма. "Мы созданы нашими генами. Мы, животные, существуем для того, чтобы сохранить их, и служим всего лишь машинами, обеспечивающими их выживание, после чего нас просто выбрасывают. Мир эгоистичного гена - это мир жестокой конкуренции, безжалостной эксплуатации и обмана". Такими словами обычно представляют бестселлер Докинза "Эгоистичный ген", вышедший более 20 лет назад. Тому, кто не боится подобного атеистического экстремизма, можно порекомендовать более свежую книгу  - "Расширенный фенотип", которую сам Докинз считает своей лучшей работой.

Но это, прямо скажем, тяжеловатая пища для ума и довольно высокий уровень абстракции. А я вспомнил здесь Докинза вот почему: вместе с теорией "эгоистичного гена" он придумал и такую шутку, как "мем". Это информационный аналог гена, вирус разума. То есть некая идея, образ или просто фраза, которая размножается в человеческой культуре. Некоторые мемы, вроде заповеди "не убий" или веселых анекдотов, помогают людям жить дружно; но есть и такие, к которым больше подходит понятие "паразиты мозга", а к их носителям - понятие "умер за идею". С развитием Интернета сила информационных вирусов значительно выросла.

Теория меметики от самого Докинза хорошо изложена в его статье "Вирусы разума" (в оригинале - "Viruses of The Mind", а русский перевод читайте  здесь). Кстати, начинается статья прямо как пособие для родителей:

"Одна из моих близких, милая шестилетняя девочка, отец которой души в ней не чает, верит, что Паровозик Томас действительно существует. Она верит в Деда Мороза, а когда вырастет, хочет стать зубной феей. Она и ее школьные друзья верят серьезным словам уважаемых взрослых о том, что Дед Мороз и зубные феи действительно существуют. Эта маленькая девочка сейчас находится в том возрасте, когда верит всему, что ей скажут. Расскажете ей о ведьмах, превращающих принцев в лягушек – и она вам поверит. Скажете, что плохие дети будут вечно поджариваться в аду – и у нее начнутся кошмары. Я только что узнал, что, без согласия отца, это милое, доверчивое шестилетнее создание отправили на недельное обучение к католической монахине. Какой у нее выбор?"

Cейчас термин "мем" чаще всего употребляют рекламщики и другие медийщики, чья работа в том и состоит, чтобы заражать нас психовирусами. Но есть профессионалы и более высокого класса. Ричард Броуди - автор самого известного компьютерного вируса текстового редактора Word, один из первых компаньонов Билла Гейтса в компании Microsoft. Поэтому мне было интересно прочитать его версию "теории мемов", которая в оригинале называется практически так же, как статья Докинза: "Virus of The Mind".

В русском переводе книгу Броуди назвали "Психические вирусы", а еще там появился подзаголовок "Как программируют наше сознание". И действительно, программист видит вирусы несколько иначе, чем биолог. Он даже не стесняется заявлений типа "Осознанное распространение идей, которые вы считаете важными - один из главных способов борьбы с психовирусами". Докинз на этом месте наверняка поморщился бы и стал уточнять разницу между "научными идеями" и "религиями".

Ну, зато книжка Броуди написана более простым и понятным языком. Помните, с чего я начинал? Нам нужны книжки, которые можно и с детьми почитать, чтобы сразу два полезных дела сделать. И вообще я так скажу: если какую-то идею нельзя объяснить на пальцах ребенку, то эта идея очень подозрительная и скорее всего, неверная. Дети очень чувствительны к подобного рода жульничествам. Хотите проверить, насколько честна и разумна книга, которую вы читаете - почитайте ее ребенку лет пяти-шести и послушайте его реакцию.


Читайте также:
Научные забавы: читаем про Дарвина
Бог, смерть и другие детские фантазии

Пять книг для пытливого детского ума
Николай Андреев: Как увлечь детей наукой
Александр Марков: "Меньше сидишь в Интернете - лучше размножаешься"

Лого letidor.ru

Комментарии