Илья Колмановский о детях и будущем образования

Илья Колмановский о детях и будущем образования

Биолог Илья Колмановский знаком детям России по передачам «Карманный ученый», экскурсиям по палеонтологическому музею, а взрослым - по проекту snob.ru, где господин Колмановский несколько лет занимался популяризацией науки во всех ее проявлениях. "Летидор" встретился с Ильей и расспросил его об отцовстве, взглядах на воспитание, социуме и вообще.

Биолог Илья Колмановский знаком детям России по передачам «Карманный ученый», экскурсиям по палеонтологическому музею, а взрослым - по проекту snob.ru, где господин Колмановский несколько лет занимался популяризацией науки во всех ее проявлениях. Сегодня Илья работает в издательстве «Розовый Жираф» и по-прежнему увлекательно рассказывает не только о науке, но и об образовании, а также о воспитании детей, удачно вплетая свой опыт отцовства в глубокие познания биологических и социальных законов вселенной. "Летидор" встретился с Ильей и расспросил его об отцовстве, взглядах на воспитание, социуме и вообще.

- Кто Вы больше: ученый, учитель, отец или муж?


- Наверное, все-таки отец, потому что ничто не имеет над тобой такой эмоциональной силы и власти, такого сильного воздействия, как любые ситуации, связанные с твоими детьми. За сутки можно испытать самые высокие градусы счастья и самые высокие степени отчаяния.


Здесь тобой управляет эмоция. Я нахожусь в заложниках у двух детей (девочка, 4,5 и мальчик, 2,5), от которых полностью зависит, как проходит мой день, и как я себя чувствую. Понятно, что главный человек – это мама, на самом деле все зависит от нее, но поскольку это принимаешь как должное, (что, конечно, несправделиво), то кажется, что главный человек на первых этапах жизни  - это няня. Часто от нее так много зависит! Вот, заболеет, и жизнь в семье останавливается. А потом главным человеком в жизни ребенка оказывается учительница младших классов, и я думаю об этом пока что с ужасом. Мне кажется, что ситуация с начальной школой в Москве скверная.


- А вы планируете делать из ваших детей ученых?


- Они решат для себя сами, но вообще-то у всех детей и ученых очень похож job description. Ученый целый день должен любопытствовать и выяснять, как и мозг ребенка, который требует от него все время исследовать мир. Поэтому все маленькие дети - немножко ученые.  Даже довольно взрослые ученые, у них все то же: отсутствуют авторитеты, поскольку их не должно быть, для них важно то, как на самом деле. И я надеюсь сохранить это свойство по максимуму.


- Отличаются ли дети ученых от детей в других семьях?


- Родители отличаются  не профессией, а тем, как они общаются с детьми. Насколько они способны детское состояние  естественного любопытства подхватить, поддержать, дать ему возможность цвести или загубить его, что совсем нетрудно.


- Вы придерживаетесь определенной концепции воспитания детей? «Естественное родительство» или что-то в этом роде?


- У меня нет специальной концепции, кроме каких-то самых базовых вещей. Наверное, проще всего описать то, как мы к этому подходим – это attachment parenting. Просто потому, что это самое естественное. Чтобы поступать как-то иначе, надо придумать для этого серьезную причину, а нам лень. Хочет он висеть на груди, это явно его занятие. Если вы хотите его лишить этого и начать кормить по расписанию, то должны четко объяснить себе, почему вы решаете пойти против его естественных потребностей и делать что-то другое.


Дети подолгу жили у нас в слинге. Я сторонник слинга, потому что от него не болит спина, и мне удобно с ним делать любые дела: редактировать тексты, вести переговоры, ходить на встречи, поливать цветы и убираться в квартире.  Но сейчас младший уже стал здоровенным и перелез в "Эрго". Опять же, потому что рюкзак - это единственный способ делать какие-то дела, не отрываясь от детей. Для меня все это исключительно вопрос пассивной инерции и ощущения того, что если ты поступаешь иначе, дети начинают создавать проблемы. А так они счастливые, спокойные, почти никогда не болеют, и с ними удобно. Другой пример: маленькие дети очень любят плавать, нырять, и легко этому учатся. Уже в первое купание можно научить ребенка плавать – надо ему дунуть в лицо, он задержит дыхание, и затем надо его "нырнуть". Также они любят париться в сауне и потом плескаться в ледяной бочке. Их невозможно остановить, а дома они ходят полуголые и босиком, потому что гораздо проще надеть на них памперсы и этим ограничиться. Но это, опять же, не предмет какой-то специальной «религии», а скорее пример простого пути в смысле затрат энергии.


- А когда плачут, вы даете им проплакаться?

- Нельзя оставить плачущего ребенка в одиночестве. Надо иметь  какие-то очень  искусственные идеи, чтобы не начать его утешать. Утешать - естественное занятие.

- Ребенок рождается уже сформированной личностью, или все закладывается воспитанием?

- Есть генетические и биологические предпосылки, которые проявляются в первые месяцы жизни, и ими ты не особо управляешь, но многое может меняться и позже. Здесь важно то, какой контекст вы предоставляете детям. Им важно предложить широкий выбор возможностей. Знаете, есть такая игра, при помощи которой нанимают дрессировщика в дельфинарий. «Дельфин» выходит из комнаты, а оставшиеся загадывают, что он должен научиться делать. Залезать на стул и прыгать с него, чесать себя за ухом, или сидеть по-турецки. И когда «дельфин» возвращается, он не может ничего говорить. Его можно бить или гладить, кивать ему головой, можно его надрессировать поощрением или наказанием, нужно лишь правильно понять его структуру поведения.

- Лавировать между кнутом и пряником, хотите сказать?

- Да, только в случае с дельфином, а не с детьми. "Если воспитывать детей с помощью кнута и пряника, они вырастают толстыми и забитыми" (на facebook где-то прочел).

Я имею в виду вот что. Успешно играют те команды, где дельфин демонстрирует  широкий поведенческий набор, чтобы дрессировщику было из чего выбирать. Вы всегда выигрываете, если  дельфин делает много разного, а вы можете его поощрить.

В случае с ребенком происходит перемена ролей, потому что уже вы должны ему дать попробовать все, чтобы он выбрал интересное для себя. Замечу, впрочем: все эти увлечения меняются раз в полгода.

Допустим, ребенок в 4 года страшно увлечен динозаврами. Когда я проводил экскурсии по Палеонтологическому музею, и ко мне приводили толпы юных палеонтологов, они меня всегда ловили, когда я оговаривался в названии какого-нибудь ящера, потому что они очень любят строить миры, где есть эти названия. Но в следующем году оказывается, что эти же дети - такие же большие специалисты по огнестрельному оружию или пиратам. Ни одно из этих увлечений почти никогда не сохраняется и не имеет отношения к будущим интересам.
Дети цепляются за то, что им приглянулось. Хотя мне на жизненном пути попадались и такие дети, которые уже в пять лет знали, что будут заниматься охраной птиц в Арктике. Сейчас один из таких является крупным специалистом в этой области. Но чаще происходит, что ребенок просто находит себе что-то подходящее по темпераменту – на какой-то период. Важно не это, важно, что увлечения ребенка - это тот полигон и плацдарм, на котором оттачиваются важные интеллектуальные навыки. Его находку стоит подхватить и как можно более серьезно в это с ребенком поиграть.

В случае с динозаврами - развиваются память, знания географии, геологии, зоологии, ботаники, формируется в голове история культуры. Возникают страсти в рассказах о том, как люди воровали эти кости и предавали друг друга, клали на это свою жизнь и делали открытия. Кроме того, потом мы можем с палаткой поехать в Подмосковье и там поискать зубы акулы. Так появляются навыки кэмпинга. В общем, во что бы они ни начинали играть, к этому всегда можно прикрутить игру. Бывает правда, что родители застревают в этом дольше, чем сам ребенок. Ему уже это надоело, а родитель совершенно не понимает, что случилось и продолжает думать, что растит звезду палеонтологии. Очень важно от ребенка вовремя отстать. Чем больше вы перебарщиваете с родительской опекой его хобби, тем быстрее ребенок теряет к нему интерес.

- Как увидеть эту грань между гиперопекой, от которой часто страдают наши мужчины и женщины,  и воспитанием самостоятельной личности?

- Большинство из нас страдает от того, что у нас не хватает ни времени, ни сил на наших детей. Приведу пример: я считаю, что важно смотреть мультфильмы вместе с ребенком. Ни у нас, ни у наших друзей нет телевизора, и я думал, что у моих детей не будет мультиков, потому что, как мне кажется, от них один вред. Но так вышло, что мультфильмы возникли, и пришлось начать каким-то образом их выбирать. Пытаемся выбирать что-то, что считаем осмысленным, интересным, и где происходят какие-то отношения между героями. "Винни Пух", например, советский. Сейчас почему-то мои дети страшно увлечены "Мамой" - авангардной версией  "Волк и семеро козлят".

Так вот, у нас есть важное правило: дети не смотрят мультики сами по себе. Если мы хотим их посмотреть, то, во-первых, мы смотрим их 20 минут в день, а во-вторых, вместе. Комментируем, что там происходит, общаемся, обсуждаем.

Нам кажется, что важно не преодолеть рубеж, когда вы решаете, что можете заткнуть мультиком ребенка, а в это время с кем-то нормально пообщаться или помыть посуду. Даже если я мою посуду, то вполоборота обсуждаю с детьми то, что происходит на экране. Когда брат с сестрой смотрят мультфильмы вдвоем, они тоже обсуждают происходящее, и мы можем принять участие в диалоге, даже какую-то игру на этом построить.

Но нам часто не хватает времени даже на такое, и потому ощущения, что мы гиперопекаем своих детей, не складывается. Правда, речь идет о совсем маленьких – а как там будет потом, я пока не знаю.

- Что Вы думаете про домашнее образование?

- Буквально вчера провел весь вечер за обсуждением этого вопроса со своим другом, у нас дети - ровесники. Пока мы с ним в панике: страшновато решаться на домашнее обучение, потому что есть риск, что не потянешь, но у моей ближайшей подруги, которая живет в Америке и имеет троих детей, чудесные результаты. Придумать крутые курсы обучения не так уж и сложно. Я 18 лет уже работаю в школе, правда, в старшей, и опыта достаточно. Не так трудно придумать академическую составляющую, как социальную.
У нас большая квартира, и там спокойно можно было бы организовать школу, продумав поездки, рукоделие, труд. Сложнее  все, что связано с социальным развитием: ведь в такой «школе» будет 9 детей, из них 3 заболеют – вот и весь социум. Но не факт, что та жестокая  школа, которую можно получить во внешнем мире, многому научит. Скорее, выработает такие мощные защитные механизмы, которые лишь ограничат рост и будут препятствовать социальному развитию.

Мне вообще кажется, что тема социальных навыков сейчас - самая важная. Потому что большинство окружающих меня людей имеют довольно слабые социальные навыки по сравнению с их ровесниками во всем остальном мире.

- Недавно с русско-американскими друзьями возник спор: американцы говорили, что русская система хороша тем, что позволяет заучивать наизусть стихи, а русские утверждали, что американская тем и хороша, что учит людей рассуждать. Что Вы об этом думаете?

- У меня такое ощущение, что у русского образования почти не осталось того, что класть на эту чашу весов. В том, как устроены современные профессии и обмен информацией, социальные навыки - это страшно важно.
В московских школах не умеют делать две вещи. Во-первых, прививать умение сотрудничать. Нашим школьникам отлично прививают умение списывать, конкурировать,  но вот про сотрудничество забывают. Второе, чего не дают наши школы – умения действовать (учиться, любопытствовать, искать информацию) самостоятельно. Эти два навыка  – сотрудничество и самостоятельность, немного диалектически устроенные между собой, совершенно не являются приоритетными в нашей системе.

Еще одна проблема – формирование мировоззрения. Современный мир живет в эпоху грамотности и веры в научный метод. Люди при любом уровне образования, даже при самом базовом, верят в статистику и понимают, что если из 10000 погибших в авариях 9000 были не пристегнуты ремнями - это имеет к ним отношение. Главное, что по этому поводу говорит россиянин, будь то комментатор моей колонки в "Ведомостях", или таксист: «есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика», или «это просто заговор производителей чего-нибудь». Но он не может соотнести это знание с собой. Статистика как научный подход, как предмет, в России является одним из главных белых пятен.
Во всем мире люди массово верят в научный метод, понимают, как устроены статистика и  скепсис. Эта игра была затеяна еще в 16 веке, когда люди поняли, что не надо верить авторитетам, органам чувств и тому, что тебе кажется. А надо уметь проверять знания при помощи эксперимента и гипотезы.

Это – мировоззрение. Так, во многих американских программах нет времени на отдельную биологию и отдельную химию, но есть раздел science, где есть части того и другого. Американские школьники могут не успеть пройти деление растений на однодольных и двудольных. Но они знают, как работают пищеварение и умеют соотносить это с собой. Мировоззрение у них устроено именно таким образом. А у наших детей со всеми этими рыбами, названия которых они тут же забывают, и не верят, что эти рыбы их как-то касаются, мировоззрение не формируется.
Когда говорят, что в Советском Союзе была система массовой научной грамотности, видно, что грош цена этому всему. Видно по тому, с какой легкостью даже ученые ведутся на «нанопетриков» и лженауку. Как мало в них скепсиса, как мало они умеют проверять, и как они мало верят в научную экспертизу, массово проваливаясь в Средневековье.

Потому что детей учили тщательно заучивать, но они уже не проводили экспериментов, чтобы понять, как работает физика, статистика или биология. В основном они учились, как сделать так, чтобы учительница отстала, и многие продолжают этим заниматься. Даже в "Яндексе", если вы вводите в поиск «систематика приматов», чтобы посмотреть, как они делятся на отряды, то получаете ссылки на скачивания рефератов для подлога. До статьи из Википедии не сразу докликаетесь.

Я совершенно не беспокоюсь, научат ли моих детей вовремя считать цифры или складывать буквы, прекрасно сделаю это сам. Но я не уверен, что их научат тому, чему можно научить только в группе: сотрудничеству и самостоятельности. В Москве этому учат в очень небольшом количестве мест. Либо повезет и это сделает социально ориентированная воспитательница -- либо это происходит в американском саду за 3 тысячи долларов в месяц. У моих знакомых ребенок ходит в такой детский сад, и в три года получает семестровый аттестат, в котором среди прочих оценок в первой строке написано: "Маша научилась делиться, и хорошо делится, когда понимает, зачем это нужно". Таким образом, учительница фиксирует, что ей не зря платят деньги, и она научила ребенка главному, чему должна была научить.

У нас всегда была и есть возможность открывать экспериментальные школы, но часто программы этих школ основаны на академических принципах преподавания, а это 19 век. Практически никогда не делается акцент на социальные составляющие. Вечно слышишь жалобы наших эмигрантов: "вот, я отдал ребенка в школу, а там слабая программа, мой ребенок все это знает". Их раздражает, что учителя ждут слабых детей и из-за этого тормозят сильных. Такие родители не понимают, что в социально ориентированных школах происходит отработка очень важных навыков, которые  помогут детям в дальнейшем, будь то колледж, наука или корпорация.

- Как Вы планируете обучать своих детей?

- Я в ужасе, единственное, что знаю - университетов к тому времени не останется. Я понимаю, что даже мое образование, которое происходило 20 лет назад в одном из лучших мест страны, имеет изъяны. На старших курсах и в аспирантуре очень важно оказаться в атмосфере открытия. А МГУ уже тогда был тем, что называется teaching college, университетом, в котором по сути не происходило науки. Мои профессора умели учить и еще помнили, что надо рассказывать, но они уже не совершали актуальной научной деятельности. На стадии high school моим детям, я думаю, еще можно будет сконструировать хорошее дополнительное образование с прекрасными репетиторами, которые, может быть, к тому времени останутся живы.

Не беспокоит уже и такая вещь как язык, потому что вы можете отправить ребенка в обычный летний лагерь под Бостоном, и он его там выучит. Но университетов в России к тому времени не останется – им нужно будет учиться за границей.
Лого letidor.ru

Комментарии