Феллини детям: музыка, слово и потомок Верди

Феллини детям: музыка, слово и потомок Верди

В музыкальном театре имени Сац поставили необычный спектакль-перформанс по фильму Феллини «Репетиция оркестра»

После того, как Детский музыкальный театр имени Н.И. Сац возглавил Георгий Исаакян, в почтенном академическом учреждении культуры начали происходить удивительные вещи. А под конец сезона 2013-2014 годов театр припас нечто совсем из ряда вон выходящее: премьеру интерактивного представления по мотивам фильма Федерико Феллини «Репетиция оркестра». Тем, кто достаточно хорошо помнит этот яркий и по-театральному условный фильм-манифест, нет необходимости объяснять о чём спектакль, потому что он достаточно точно следует фабуле фильме. Прочим напомним.

fellini3.jpg

В старинной часовне на репетицию с приглашенным дирижером-иностранцем собирается симфонический оркестр. Музыканты-коллеги рассаживаются, разыгрываются, обмениваются новостями и сплетнями. Появляется дирижер — но сразу вслед за ним выходит профсоюзный босс и объявляет, что сегодня у них особый гость — телевизионная съемочная группа, которая возьмет ряд интервью. Музыканты поначалу возмущаются, считая это дополнительной неоплачиваемой работой, но тщеславие берет вверх, и они в перерывах между исполняемыми частями охотно рассказывают о себе и о своих инструментах.

Дирижер никак на не реагирует на такое грубое вторжение СМИ в свою работу, уважая отношения оркестра с профсоюзом, но когда он просит одного тромбониста отдельно повторить фрагмент, тот отказывается: по условиям контракта, группа тромбонистов должна играть вместе или не играть вообще! Назревает «бунт на корабле» - и профсоюзный босс спешит объявить перерыв. А когда перерыв заканчивается, - выясняется, что уже поздно: оркестранты раскидали свои пюпитры, размалевали стены знаками анархии и пылкими воззваниями, и вообще они против подавления их творческой свободы со стороны диктатора-дирижера! Они за полную свободу, включая сексуальную (а под роялем достаточно места для троих).

И лишь когда их праздник непослушания приводит к необратимым последствиям — по трагической случайности гибнет добрая тетенька-арфистка, ни в каких бунтах не участвующая, борцы за свободу вспоминают, что вообще-то они не дикари, а просвещенные европейцы, носители самой утонченной профессии. Снова выходит вперед дирижер, и спокойным, властным, голосом призывает оркестр к работе.

Поначалу дело идет не очень, но постепенно музыканты втягиваются, воодушевляются, и вот в полуразрушенной древний часовне снова слажено звучит вечная музыка.

Сразу после выхода, в 1978 году, фильм Феллини вызвал ожесточенную полемику. Профессиональные музыканты ворчали, что высококлассным оркестрантам нет смысла так по-детски бунтовать — если маэстро их не устраивают, они просто не будут на него смотреть. Но кинокритики и культурологи были в восторге – справедливо усмотрев в кинопритче Феллини открытый манифест постмодернизма: традиционная культура обрушилась под собственной тяжестью, пришел черед заново собирать ее из обломков.

И театр Сац, повторяю, перенес фабулу на театральную сцену практически без изменений.

«Практически» — потому что несколько существенных изменений всё-таки были внесены. Во-первых, что вполне естественно в детском театре, оказались вынесены за скобки оргия под роялем и смерть арфистки. Во-вторых, в постановке нет ни единой ноты из саундтрека фильма, созданного Нино Ротой! И вот это куда более странно. Нино Рота, может быть, и не величайший композитор XX века, но его творческий союз с Феллини — образец того, каким вообще может быть сотрудничество композитора с кинорежиссером. И Кустурицу с Бреговичем, и Гринуэя с Найманом сравнивали с ними. И «Репетиция оркестра» без того большого и хитового произведения, которое, собственно, в фильме репетируют — это все равно что Пиза без башни и Рим без Колизея.

REPETITSIYA-ORKESTRA.jpg
фото: Елена Ленина

  Подозреваю, подобное решение было продиктовано не столько творческими, сколько экономическими соображениями. У Нино Роты есть наследники, и договориться с ними не проще (не дешевле), чем с профсоюзными боссами. Но творческому человеку — а Георгий Исаакян человек, безусловно, творческий, – любое ограничение идет на пользу. В спектакле оркестр исполняет хитовые фрагменты и арии итальянских титанов XIX века — Доницетти, Россини, Верди. Включая и увертюру из «Вильгельма Телля», и «коронку» всех лирических теноров – арию Неморино из «Любовного напитка» Доницетти, и увертюру из «Силы судьбы» Верди, более известную сейчас как реклама бельгийского пива.

С Верди как раз и связана главная «изюминка» спектакля. На роль, или точнее cказать, на место дирижера Георгий Исаакян пригласил Симоне Фермани, – настоящего дирижера, уже работавшего в Москве в Геликон-опере, и при этом — прямого потомка, пра-правнука Джузеппе Верди. Поначалу выбор обескураживает. Маэстро Фермани меньше всего похож на жесткого и харизматичного дирижера-диктатора, блистательно воплощенного в фильме немцем Балдуином Баасом. Наоборот — этот круглолицый долговязый чудак с длиннющими, как у кузнечика, руками и ногами, и живой итальянской мимикой всячески бежит от положения «начальника», подчеркивая во всех интервью и самим своим непринужденным поведением на сцене, что он — просто один из музыкантов, что все должны делать музыку сообща.

Но постепенно понимаешь, что только так и можно вести этот необычный спектакль. Потому что это как бы и не совсем спектакль. Актеры — профессиональные оперные певцы, не столько пропевают, сколько проговаривают свои реплики, а зрители сидят не в зале, а прямо на заднике сцены.

А еще это своего рода попурри классической итальянской оперы, и путеводитель по инструментам оркестра, и лекция с видеопроекцией, и интерактивная игра: «журналистка» направляет микрофон в сторону зрителей и спрашивает у них, предпочитая «выхватывать» детей: для чего нужна музыка? Для чего нужны ноты? Вопросы простые, но ответить на них очень непросто. Необычный спектакль в театре Сац — и есть развернутый ответ на этот «детский вопрос».

Лого letidor.ru

Комментарии