Книги для «кидалтов» и детей

Книги для «кидалтов» и детей

Комиксы покупают взрослые, а детские книги очень «повзрослели». Марина Соломонова, совладелица одного из самых необычных книжных магазинов Санкт-Петербурга «Диккенс и Дважды два», рассказала о том, как изменились предпочтения читателей за последние пять лет.

Питерскому книжному «Диккенс и Дважды два» 20 июля исполняется 5 лет. Познакомиться с владельцами магазина проще простого: Марина и Константин Соломоновы находятся здесь же, в окружении книг. Марина за время существования проекта успела закончить магистратуру при РГПУ им. Герцена по направлению «детская литература». А сейчас пишет диссертацию по зарубежной англоязычной современной литературе. Когда родители спрашивают ее о том, что купить почитать ребенку, она дает по-настоящему развернутые ответы, схожие с мини-лекциями. Марина рассказала «Летидору» как возник проект «Диккенс и Дважды два» и какие книги увлекут современного подростка:


«По первому высшему образованию я – журналист. Я газетчик-газетчик до мозга костей, хотя занималась и телевидением, и на радио мы с мужем программу делали про книги. После ухода из газеты просидела месяца два без работы и вдруг пошла работать в большой книжный стажером; мне было двадцать семь, у меня было отличное гуманитарное высшее образование, а большинству ребят в магазине было меньше двадцати, и они знать не знали эволюцию образа Дон Жуана, но в магазине был такой конвейер, что никого не спрашивали, что ты там читаешь. Это был парадокс – мальчики-компьютерщики стояли в отделе «художки», советовали людям, что читать, а сами читали только фэнтези. Меня отправили в «ссылку» – в детский отдел, который считался «камчаткой», и был совмещен с учебным отделом. Был сентябрь, и я выучила за неделю все учебные серии, всех авторов, запоминала, чем различаются редакции издания.


Тогда стали только появляться первые книги «Самоката» и «Открытого мира». Дмитрий Яковлев, который теперь сам издатель, тогда представлял «Самокат» в Питере. Он рассказывал нам, что это за книги, какие вообще есть книги в Европе, рассказал, что там делают крутые вещи для детей; и мне стало интересно. Я не знала, что посоветовать [покупателям], помнила Алису только, Булычева да Носова. Начала читать, начала смотреть в интернете за списками, рецензиями, и вдруг поняла в какой-то момент, что детская литература – это мир для изучения.


Из большого книжного меня позвали на проект «Книги и кофе» на набережной Макарова, мы там сделали классный книжный с подругой. Его там мало кто замечал, всё-таки это был арт-клуб, народ ходил на концерты, потусить, кофе попить, хотя магазин хвалили, и даже деньги он приносил маленькие. Там я научилась выбирать книги, реагировать на покупательский запрос – всё-таки не всегда мы во всем правы – работать с накладными, поставщиками… Среди поставщиков был Михаил Богданов, он тогда только-только открыл издательство «Комильфо», напечатал комиксы Йоши Зауера и ходил по магазинам, общался с товароведами. Комиксы тогда были в диковину, и большинство магазинов говорили «нет». Он сказал, что я была чуть ли не первой, кто ответил: «Комиксы?! ой, как здорово! давайте!». Мне нравились все его книги. Мы подружились, общались. Однажды Миша сказал, что вот бы открыть свой магазин, торговую точку, чтобы деньги всегда были для издательства, а то от магазинов не дождешься порой по нескольку месяцев оплаты, и чтобы люди знали, где продаются все книги издательства. И под Мишины книги сделать еще подборку такой необычной литературы – для «кидалтов», для детей-взрослых. А у нас – в «Книги и кофе» – работал тогда уже и мой муж, Костя. Переглянулись, подумали – а почему нет? Миша предложил книжную ярмарку им. Крупской – там недорогая аренда и место самое книжное, люди туда приезжают за книгами, канцелярией, именно покупать книги, и больше ничего. Никаких тебе мастер-классов, кофе, всего вот этого. Только книги, только покупатели.


Костя.jpg
Книжная ярмарка – специфическое место. Это рынок. Диванов, кафе там нет. Мы стоим прямо за книжным прилавком, общаемся самыми разными людьми, разных социальных слоев, разного образования, разных взглядов. Иногда это безумие, иногда думаешь, что круче ничего не свете нет. Когда мы взяли место в аренду, то помыли полки, разложили книги. Наша концепция была: книги для «кидалтов» – взрослых, которые покупают комиксы, смешные книги с картинками, необычные тексты, и при этом они не инфантилы. Мы просто сами были такими, мы продавали книги для таких, как мы.


Сейчас уже не говорят об этом, как об отдельной субкультуре, размыты границы между возрастами. Комиксы покупают взрослые, взрослые же читают активно многие детские книги, а детские книги очень «взрослые». Книжная ярмарка им. Крупской нас очень поддержала, хотя многие из арендаторов реагировали на нас негативно поначалу – считали нас какими-то психами или сектантами; это очень консервативное место. Но с нами пришла новая молодая публика; на ярмарки открылось несколько отделов комиксов, где тоже были неформальные продавцы, и мы стали «своими». В этом году нашему отделу пять лет, 20 июля.


Наш отдел мы назвали «Диккенс и Дважды два» (Диккенс – как доброе-вечное, Дважды два – в честь канала взрослых мультфильмов – как новое-агрессивное-необычное – вместе они сила). Мы занимаем «место 87» на втором этаже в центральном зале, книжный принадлежит только нам с мужем. Михаил Богданов нас поддерживал четыре года, но потом он открыл свой магазин комиксов, да и издательство у него очень бурно развивается, а мы как раз от комиксов отошли и сделали ставку именно на «продвинутые» детские книги.


Главная героиня.jpg
Мы с мужем попеременно работаем в магазине, и, в общем, проблем «семья-бизнес» у нас никаких нет. Мы не рассматриваем «Диккенс…» как конечную точку пути, скорее, как авторскую интересную работу, где мы сами себе хозяева. Мой муж увлекается кино, учится в киношколе на Ленфильме. Я так погрузилась в детскую литературу, что закончила магистратуру при РГПУ им. Герцена по направлению «детская литература», чтобы быть нерушимо-компетентной; т.е. я магистр педагогических наук. Это такой козырь в рукаве в разговорах со скептически настроенными мамами. Сейчас я учусь в аспирантуре, пишу диссертацию по зарубежной англоязычной современной литературе. Буду кандидатом филологических наук, если всё напишу и буду молодец. У меня сразу и теория, и практика в магазине. Я покупателям порой читаю лекции по развитию детской литературы, чтобы объяснить, почему в этой книге вот так и про это. Мы фактически прославились благодаря тому, что рассказываем про книги хорошо и адекватно, чтобы не было ошибок или недоразумений, чтобы книга точно понравилась, чтобы к нам еще раз пришли.


Сейчас у нас представлены небольшие детские издательства, «Самокат», «Розовый Жираф», «Клевер Медиа Групп», «КомпасГид», «LiveBook», «Комильфо». Уже из их прайсов выбираем то, с чем можем работать, что мы сами понимаем, что нам самим кажется интересным. На книжной ярмарке есть свои магазины у «Азбуки-классики» и «Махаона», мы с ними дружим, но, естественно, продавать их уже не можем. «Самокат» тоже многие продают, но мы стараемся по цене держать планочку пониже – раз, два – мы точно знаем, про что и для кого каждая книга, а многие продают книги наобум – «хорошо берут» – даже не заглядывая внутрь. У нас только художественная литература, нет энциклопедий, педагогики, психологии, только книги Екатерины Мурашевой из «педагогики-психологии», и немного разного по творчеству – раскраски Эрве Тюлле, «Путь художника» Джулии Кэмерон… Есть комиксы – русскоязычные, «Комильфо», «Бумкниги», «Азбуки-классики», есть блокноты, много открыток для «посткроссеров» – я сама обожаю открытки.


Я вижу, что за время существования магазина изменилась публика – читающих людей появляется всё больше и больше, и пусть кто-то вам говорит – люди не читают – нет-нет-нет, читают, и много, и хорошо. Другое дело, есть ридеры – но у меня он тоже есть, и я всё равно покупаю книги, и достаточно много. Много книг дети могут прочитать в библиотеке, но книги покупают. Моя концепция в этом вопросе – «книги покупают, чтобы перечитывать». Просто книги для детей сейчас не нечто сакральное, как было раньше для взрослых, а такая же вещь, явление, как кино, игры, телефон. Нельзя теперь трясти над головой книгой с криками: «ты должен читать, должен». Но почему? Потому что это хорошо? А почему хорошо? Хорошо читать быстро, потому что информацией тогда быстрее овладеваешь. Сама по себе книга не ценность. Ничего хорошему или плохому она не учит. Я, кстати, часто отказываюсь обслуживать покупателя, если меня сразу же спрашивают «чему научит эта книга?» – я утрирую, конечно, но чаще всего это подлые слабые родители, которые хотят переложить функцию воспитания на кого угодно – бабушку, сверстников, учителей, книгу, массовую культуру, улицу, телевизор…


Вообще, вопрос о воспитательной функции книги сложный. Чему человека учит физика? Химия? Биология? Так же и с литературой – это знания относительные. Это с одной стороны. С другой стороны, все книги – это опыт другой жизни. Но насколько он практичен? Чему нас учит «Анна Карена»? Под поезд не бросаться? Не изменять мужу?..  Если б вся литература использовалась исключительно для усвоения моральных норм, то мы бы все вымерли от того, какие мы бы были хорошие. Книга развивает «чувство языка» и может просто рассказать об опыте другой жизни – вот что важно. Книга – это разговор. А что из него человек вынесет – это личное дело каждого.


Есть книги о боли. Есть смешные. Есть только из картинок. Моя задача – найти книгу, которую бы ребенок прочитал влет, обнаружив, что книги бывают такими же классными, увлекательными, как кино или игры, о всяких близких тебе вещах, в которых родители ничего не понимают, будто бы сразу родились взрослыми, и не важно, сколько она стоит, и какая по толщине. Чтобы он оценил книгу как средство провести время с удовольствием, чтобы он видел возможности книги – как развлечения, как интимного разговора, как терапии, как красивой вещи, как средства общения по интересам… А «мода» есть постоянно, и это здорово, детский рынок функционирует как взрослый – и даже интереснее; это мощная индустрия, и она как раз самая непредсказуемая, в отличие от индустрии моды или индустрии кино. Мода на книги с «красивыми» картинками прошла, сейчас опять в моде толстые книги, очень толстые, чем толще, тем лучше – типа романов Бьянки Питцорно у «Самоката», и «страшные» – готика такая, качественная – Нил Гейман «Коралина» и «Дом странных детей» Ренсома Риггза у нас просто «улетают».


Подросткам я могу порекомендовать «Смысл жизни. Джереми Финку» Венди Масс. Это книга про мальчика, который в связи с некоей необычной ситуацией ищет смысл жизни (для таких вдумчивых рефлексивных подростков). Из хитов у нас была «Голос монстра» Патрика Несса – правда, у нее закончился тираж, невероятная книга: мрачные шикарные иллюстрации и текст о самом сокровенном и грустном в тебе, о честности и снах. «Прежде чем я упаду» Лорен Оливер – мы ее выцепили у «Эксмо», хотя обычно их не продаем; книга о массовой травле в школе; «день сурка» для гламурной жестокой школьницы. Это, безусловно, книги Жаклин Уилсон – ее опять стали переиздавать, опять же «Эксмо» – я знаю не только про книги «своих» издательств – это одна из самых популярных и именитых детских писателей в мире, и она очень живая, откровенная, смешная и трогательная. Очень девчачья, конечно. Ну да ладно. Гендер наше всё в детской литературе. И еще тогда девчачья – «Совсем не Аполлон» Катарины Киери от «КомпасГида» – о первой любви, по-скандинавски, медленно и тонко.


Да, есть книги, у которых заканчивается тираж, и ты расстраиваешься – тебе их страшно не хватает, они прекрасны, они удивительны. Многие покупатели их вспоминают, и ты тоже; они совсем ни на что не похожи. Я люблю весь «Самокат», конечно, именно они задали эту планку социальной детской переводной литературы. Я рада, что они переиздали Ульфа Старка, и мы очень-очень ждем новую Мари Олд-Мюрай. Ее книга «Oh, Boy!» как раз из тех, что меняют мир к лучшему – ее сюжет нереально рассказать: тут и мама, покончившая с собой, тут и больной раком талантливый мальчик, и тут и кузен-гомосексуалист, и тут и взрослые, которые любят и не любит детей… По всем российским законам это – запрещенная книга. Но ничего более потрясающего я еще не читала из детского социального. Еще мы уже года четыре с большим удовольствием продаем «Время всегда хорошее» Жвалевского-Пастернак, абсолютный хит современной детской литературы на русском. Ее у нас очень любят родители – там же про восьмидесятые, а многие помнят это время – оно всегда хорошее. «Прибытие » Шона Тана, графический роман об эмиграции без слов невозможной красоты, его сейчас переиздают «Комильфо». Горе для нас было, что закончился тираж «Ям» Луиса Сашара. У нас ее читали все, кто не любит читать – один раз только кому-то не «пошла».


Мы первые привезли в Питер «Дневник слабака» Джеффа Кинни, и мы искренние фанаты этой книги, хотя она многим не нравится – школьный дневник с комиксами, такое «легковесное чтиво». «Сказки Синего Сумрака» Аи Эн и Юлиана Юсима, не знаю, есть ли сейчас тираж, она такая необычная. «Пейте водка» издательства «LiveBook» и комиксов Йоши Зауера очень-очень не хватает – для веселых взрослых, Фэнни Флэгг «Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»» – для серьезных взрослых. Они же тоже хотят читать и смотреть картинки.

Лого letidor.ru

Комментарии