Как все устроено: новый цирк

Как все устроено: новый цирк

О том, почему старый советский цирк теряет свою популярность, уступая Cirque du Soleil, что такое новый цирк и почему его называют еще «поэтическим», рассказывает режиссер-постановщик Цирка Никулина и Антикварного цирка Елена Польди.

Что такое новый цирк, обязательно ли нужны для представления дрессированные животные, а также о том, какой должна быть клоунада, рассказывает режиссер-постановщик Цирка Никулина и Антикварного цирка Елена Польди.


– Можно сказать, я родилась в цирке. Нашей династии уже около 280 лет (если считать трудовой стаж всех членов семьи). Я представляю четвертое поколение семьи, моя дочь Саша – пятое, а внучка Соня – шестое. Но на самом деле важен не счет и не годы, отданные цирковому искусству, а то, что уже сделано и будет сделано дальше. В современном цирке все меньше династий, так что старые цирковые фамилии – это уже настоящий антиквариат.


Мои предки были первыми велофигуристами в России, они стояли у истоков настоящего цирка. Каждый ребенок в нашей семье оказывался на манеже почти с младенчества – это было как данность. Я с удовольствием занималась эквилибристикой, однако век циркового артиста недолог – работают все, примерно, до 35 лет – а я ушла и того раньше. Занялась постановочной работой. Бралась за самые разные проекты, которые представлялись интересными.


Польди.jpg Четыре года назад я создала « Антикварный цирк » – объединение эквилибристов, гимнастов, акробатов, иллюзионистов и других артистов, которые выступают под живую музыку. Это дань неким ушедшим традициям начала 20-го века, тому времени, когда в цирке было больше волшебства.


Есть определенное отношение к цирку как к виду искусства. И, к счастью, этим отношением мне удалось заразить целую группу артистов, которые вместе со мной делают сегодня «Антикварный цирк». Гульнара Гибадуллина, наш директор, артистка, костюмер и заведующий постановочной частью. Тата Польди, артистка цирка Никулина и Liquid театра, она начинала с нами и мы очень надеемся, что вернется к нам снова. Студентка моего курса в ГИТИС незаменимая Инга Лозовая – или Фрау ИНГА. Олеся Гринфелд – замечательная певица, клоун в душе и деятель в работе. Александр Савин – еще одно дитя цирка, с детских лет освоивший эквилибристику, акробатику, жонглирование, замечательный пример истинно синтетического артиста. Жонглер из старой цирковой династии, уникум Рудольф Левицкий. Прекрасный эквилибрист и обаятельный артист Артем Шестобитов. Начинающий режиссер Володя Щербаков, еще один студент ГИТИС…


Перечислять можно до бесконечности. Но для меня самое главное, что наш цирк – это коллективное детище, настоящая команда, а ведь именно крепких, сплоченных команд сейчас катастрофически не хватает, особенно в современном цирке, где любой артист может подготовить собственный номер и спокойно существовать в жанре «сам себе режиссер», «сам себе художник», «сам себе директор» и т.д. Подобные self-made артисты без всякой команды единомышленников спокойно существует в России. А вот в Европе их становится все меньше, так как в основе такого дивертисментного цирка с набором стилистически разнородных номеров – аттракционы с животными, которые теперь фактически запрещены. Даже в Италии государство больше не содержит такие цирки, и в результате они закрываются и распродаются.


Принято по инерции думать, что советский цирк – лучший в мире. Возможно, когда-то так оно и было. Но сейчас цирк, который принято считать традиционным, переживает в России не лучшие времена. Как правило, цирковое представление в традиционном понимании – это выверенное по секундам действо с акробатами, животными и клоунами, больше похожее на спорт, чем на искусство. Именно поэтому, кстати, в традиционном цирке почти не используется живая музыка – исключается любая возможность импровизации. Становится скучно и зрителям, и самим артистам. И в полемике с традиционным цирком на этой волне начинает появляться так называемый «новый» цирк, как нечто противопоставляющее чистую физику эмоциям.



Традиционный и новый цирк – в чем разница?

Новый цирк появился на Западе в середине 1980-х годов. Он сейчас активно развивается во Франции, Германии, Голландии, Скандинавии, Канаде. Кроме того, во многих странах появились великолепные цирковые школы. В результате выросло целое поколение артистов, которые делают спектакли без четкого линейного сюжета, но с персонажами, у каждого из которых своя история и свой язык, понятный зрителю. В новом цирке есть над чем подумать, его еще называют «поэтическим» цирком. И что самое интересное, появился зритель, который хочет думать, а не просто сесть в кресло и ждать, когда его развлекут. Подумать, вспомнить, пережить, что-то открыть для себя.


В таком стиле работает, например, Cirque du Soleil. Сюжет одного из его знаменитейших шоу – «Кортео» постановки Даниэле Финци Паски – о том, как клоуну снятся его собственные похороны, и он вспоминает свою невероятную жизнь. Над этим вряд ли получится просто посмеяться. Хотя, несомненно, комическое и эксцентричное в представлении присутствует – это обязательно.


В «новом» цирке мы используем дополнительные средства, театральные приемы для выражения мысли. В традиционном цирке этого нет, хотя апеллируем мы к одному и тому же: как ни крути, основа любого цирка – это трюк.


антикварный цирк.jpg Также в современном цирке появляется взаимодействие со зрителями. В советском, кроме разве что клоунских реприз, публика в представлении не участвует. Новый европейский цирк основан на том, что зритель вовлечен в процесс. Например, мы в каждое наше представление включаем мастер-классы для детей – учим их простейшим трюкам, которые только что исполняли артисты. Со взрослыми происходит то же самое. В частности, на западе очень распространены диннер-шоу, когда в ходе обеда или ужина официанты оказываются цирковыми артистами, и начинается представление с вовлечением гостей. В России это пока мало распространено.


С детьми и взрослыми мы работаем по-разному. Дети, как правило, больше готовы идти на контакт и «научиться также крутить тарелочки», а взрослые более зажаты и слишком много думают о том, как они выглядят со стороны, поэтому с ними приходится для начала проводить тренинги на коммуникацию, а уже потом вовлекать в игру. Это обычная история, поэтому в интерактивных элементах мы чаще всего ориентируемся именно на детей, хотя с ними другая сложность. Ведь удержать внимание ребенка в течение долгого времени – тоже задача.


Разумеется, новый цирк предполагает новых же артистов. В советском цирке было четкое разделение: дрессировщик, клоун, акробат – возможностей для маневра нет. В современном цирке, включая знаменитый Cirque du Soleil, нет такого четкого разделения: есть артист, который умеет все – быть мимом, жонглировать, исполнять номера на шарманке. Это сложно, но интересно и самим артистам, и зрителям, а также удобно – есть взаимозаменяемость.


Пока в России как такового нового цирка нет. Мы видим только те, которые приезжают на фестиваль циркового искусства и фестиваль уличных театров.


Лого letidor.ru
Традиционный и новый цирк – в чем разница?
1 / 5
Где учиться

Комментарии