Юлия Юдина: "Нужно использовать ресурсы семьи"

Юлия Юдина: "Нужно использовать ресурсы семьи"

В рамках поездки, организованной Family First в Калифорнии, Юлия вместе с коллегами познакомилась с работой этой некоммерческой организации, которая занимается поддержкой фостерных семей.

О фонде «Измени одну жизнь», который готовит видеоанкеты для детей-сирот, «Летидор» уже писал. Сегодня в разговоре с директором фонда Юлией Юдиной речь зашла о системе приемных семей в Калифорнии. В рамках поездки, организованной Family First, Юлия вместе с коллегами познакомилась с работой этой некоммерческой организации, которая занимается поддержкой фостерных семей.


- Юлия, расскажите о деятельности Family First.


- Эта организация работает на округ Санта-Клара, Калифорния. Family First поддерживает фостерные семьи. Фостерные в нашем понимании равно приемные. У организации - 100 млн долларов бюджета, в штате – 1 500 человек. При этом организация работает в округе, где проживает  всего 2 миллиона человек. Данные впечатляют, но еще больше впечатляет то, насколько по-другому выстроена как логика работы, так и приоритеты в этой работе. Если в нашей системе по защите сирот больше декларируется помощь родной семье (а на деле ситуация несколько иная), то в Калифорнии действительно приоритетным размещением ребенка является кровная семья.

Аналогом российской опеки выступает агентство по социальным услугам (Social service agency). Чтобы понять разницу в логике работы Family First и российской опеки, я предлагаю представить такую ситуацию. В агентство по социальным услугам поступает звонок из школы. Допустим, ребенок одет не по погоде или у него на теле синяки, или он не пришел в школу. Звонок идет на горячую телефонную линию, которая работает круглые сутки. По этому звонку социальный работник посещает семью, чтобы понять, что там происходит, а главное оценить, насколько текущая ситуация требует его вмешательства. Если ребенок в опасности, то его, конечно же, изымут. В течении трех дней собирается предварительная информация для суда. Первый предварительный суд идет в течении 72 часов. И принимается решение – оставлять ребенка в семье или изымать. Если ребенка изымают из родной семьи, он попадает в профессиональные семьи (не в приют).

Но чаще происходит другая ситуация. Если семья в кризисе, то все делается для того, чтобы использовать ее сильные стороны, чтобы она могла остаться с ребенком вместе. Условная ситуация: папа – наркоман, мама – не работает, ребенок заброшен. В России стремятся прежде всего изъять ребенка и поместить его в учреждение, так как считается, что такой исход уже решает проблему. В Америке же во главе угла стоит вера в семью, считается, что нужно использовать ресурсы семьи. И для каждого случая разрабатывается план, сроки для его реализации. Папе будут оплачены курсы для наркозависимых, ему и маме помогут найти работу. С родителями будут работать тьютеры, которые тоже прошли через ситуацию лишения родительских прав.


- А что происходит с теми детьми, которых нельзя оставить в семье?

- Family First декларирует, что нахождение детей в институции – это временная ситуация. При этом дети младше 11 лет не могут находиться в приюте (residential care), то есть здесь нет маленьких детей. В интернате находятся только дети, которых не удалось сразу устроить в профессиональную семью. Речь идет прежде всего о детях с особенностями в поведении, к таким относится, например, сексуальная распущенность или другие формы зависимостей. Подобным  детям назначают определенный курс психологической и медицинской помощи, и только потом подбирают им семью. Помимо приюта действуют групповые дома, но туда также не допускаются дети младше 11 лет. Групповые дома функционируют для детей, имеющих какие-то проблемы с законом. Это в целом неуправляемые, сложные подростки. При этом и в приюте, и в групповых домах живет не больше 6-8 человек, причем на каждого ребенка приходится  4-6 взрослых (это педагоги и психологи). 


- Подобное схема решения ситуаций - это частная практика округа или федеральная программа?

- Наверное, в Америке, также как и у нас, есть свои особенности внутри штатов, поэтому у меня не получится обобщить. Я могу сказать о Калифорнии, так как мы изучали опыт именно этого штата. Калифорния считается передовым штатом, который очень много делает в направлении социальных услуг, в том числе связанных с фостерной системой. В отличии от России там простроена очень тесная связка государственных органов, которые от лица государства предоставляют социальные услуги, и некоммерческих организаций. Там нет сепарации, конкуренции. Например, у организации, принимающей нас – Equal Family first, бюджет 100 млн долларов, из них 97 млн – это государственные контракты на работу с фостерными семьями. Сотрудники Family First ищут такие семьи, готовят их к тому, чтобы принять детей, и потом поддерживают. Причем у государства тоже есть агентство, которое занимается поиском семей (то есть как бы дублирует функции Family First), но при этом государство обращается дополнительно к некоммерческой организации, так как считает, что подобная организация более ресурсная и гибкая структура, с ней надо сотрудничать.

Например, я присутствовала на встрече, где были представители 20 различных некоммерческих структур, которые обговаривали задачи, которые они готовы решать вместе. Составляли  план на месяц, обсуждали совершенно конкретные вопросы. Это были как кейсы, так и более общие вопросы. Например, как помочь детям, кому уже исполняется 21 год, получить жилье. Те встречи, которые мы видели, были ярким свидетельством того, как важна  кооперация и сотрудничество. При этом главный голос принадлежит тому, кто получает услуги: фостерные семьи, дети. Поэтому члены таких семей тоже были на встречах, тоже пытались найти выход из сложных ситуаций.


- Вы сказали о том, что Family First поддерживает фостерные семьи. В чем это проявляется?

- Тьютеры обучают членов семей взаимодействию с приемным детьми. Например, если это ребенок-аутист, то родителям рассказывают о том, какие есть методики для того, чтобы настроить комфортное общение. Также подключаются и школы, они помогают сформировать среду, в которой ребенку будет комфортно. Такая технология повсеместной помощи называется wrap around (буквальный перевод «обернуть вокруг»).

При этом помощь оказывается именно там, где живет ребенок: в школе, на детской площадке. Сотрудники работают в «полях», работают для людей: не говорят, что членам семьи нужно быть в такие-то приемные часы, сами сотрудники приходят и помогают.

Конечно, подобное семейное устройство не может быть дешевым, так как оно предполагает многоуровневое сопровождение семьи. Но ставка сделана на такое направление, и во многом оно себя оправдывает.


- И помимо этого в Family First постоянно идет работа по поиску новых семей?

- Да, при этом у организации существует целый лист ожидания из семей, которые уже сейчас ждут своей очереди стать приемными родителями. Но для того, чтобы этот лист ожидания не кончался, проводится большая работа. В штате организации три рекрутера, которые занимаются только тем, что ходят по домам, устраивают встречи для заинтересовавшихся семей, работают с сообществами – с церквями, больницами. Также дают рекламу в СМИ.


- Вы планируете перенять этот опыт?

- Мы определенно хотим развиваться в эту сторону, хотим делать пилотные проекты в регионах для того, чтобы фостерная система (система приемных семtй) получила новый импульс. Мы полагаем, что работать надо не только с теми, кто уже готов взять детей из детского дома, но и с теми, кто только задумывается над этим вопросом.


- Вы много говорили о положительном опыте Калифорнии, а что можно позаимствовать у нас?

- Что действительно хорошо работает и то, чего нет в Америке, это то, что после достижения совершеннолетия выпускников детских домов обеспечивают жильем. У детей есть льготы при поступлении, есть денежные выплаты, они имеют возможность получать сопровождение до 23 лет, и даже дольше. В Калифорнии жестче. Если тебе исполнился 21 год, человек начинает отвечать за себя в полную меру.

Комментарии