• Образование

Все о школе, в которой учился Владимир Познер

Все о школе, в которой учился Владимир Познер

Основательница школы City and Country Кэролайн Пратт считала, что дети ничем не глупее взрослых, просто им не хватает опыта. А еще прогрессивный педагог предлагала начинать обучение с двух лет. Рамблер/Семья узнала о том, чему и как учат в одной из самых необычных школ мира.

Изучать историю, путешествуя по Америке, как первые поселенцы. В семь лет реконструировать Бруклинский мост, а в десять уже открыть собственный магазин. Рамблер/Семья узнала о самой необычной образовательной программе в мире, которую придумала основательница школы City and Country Кэролайн Пратт. Кстати, в свое время эту школу окончил российский тележурналист и телеведущий Владимир Познер.

Школа с собственной миссией и философией

«Если ты обожаешь детей и жаждешь изменить мир к лучшему, то почему бы не открыть частную школу?» — решила в 1914 году Кэролайн Пратт, основав в трехкомнатной квартирке в Гринвич-Виллидже в Нью-Йорке City and Country, которой в будущем суждено было стать одной из старейших независимых и, без сомнения, самых прогрессивных школ. Спустя некоторое время после открытия учебное заведение обзавелось собственным зданием, в котором обучались дети от двух до тринадцати лет.

Создательница C&C School взяла за основу учебной программы нестандартную для того времени мысль — ребенок не глупее учителя, но ему недостает опыта. Малыш страстно желает получить ответы на миллионы вопросов, от которых взрослые порой отмахиваются. Но если превратить учебный процесс в игру, оживить историю, постигать азы арифметики на практике, то восьмилеток вполне можно научить высчитывать дроби и проценты, а десятилеткам привить любовь к книгам, которую они сохранят на долгие-долгие годы.

Удивительную школу в 1946 году окончил талантливый журналист Владимир Познер. Возраст с семи до двенадцати лет, когда он с родителями жил в Америке, мэтр российского телевидения в своей книге «Прощание с иллюзиями» называет самым счастливым: «Учеба в «Сити энд Кантри» совершенно отличалась от общепринятой системы зубрежки. Могу даже сказать, что нигде более я ничего подобного не встречал. У нас никогда не было ощущения: «В школу, господи, контрольная какая-то, дневник». Это даже в голову не приходило! Я не помню, чтобы мы учились по учебникам, у нас их не было вообще, но те знания, то мировоззрение, которые я получил в этой школе, определили мое отношение к жизни».

Вместо детского сада

Мальчики и девочки

Кэролайн Пратт считала, что детей нужно отдавать в школу с двух лет. Этот возраст выбран потому, что кроха только начинает познавать мир, и от того, насколько интересным и увлекательным окажется этот процесс, зависит отношение к науке и учебе в дальнейшем. Кроме того, находясь вдали от дома и семьи, дети учатся самостоятельности и независимости.

Пользу раннего начала образования оценила и мама двоих детей Земфира Ксенофонтова, которая и в России нашла образовательные учреждения для малышей: «Когда мы пришли в свою первую школу в четыре года, после нескольких занятий преподаватель английского языка сказала: «Ребенок успешно воспринимает новый материал, но вы очень поздно начинаете. Чем младше, тем легче и лучше идет восприятие новых знаний». Что по поводу объединения детского сада и школы, то я считаю это идеальным решением для усвоения материала по единой разработанной программе без лишнего стресса, возникающего у ребенка из-за адаптации в новом коллективе. Большой плюс, что в такие школы приводят детей родители, которые очень заинтересованы в результатах обучения своих чад. То же самое можно сказать и о заинтересованности учителей, а такой тандем помогает добиться очень серьезных результатов в успеваемости учеников».

В два года особенно важно слышать малыша, его потребности, поэтому учитель обязательно спрашивает, например, «Тебе это интересно? Рассказать дальше?», «Хочешь, я помогу?» или «Давай обнимемся?». Дети постигают первые азы общения и выражения своих чувств, учатся разговаривать со сверстниками и рассказывать о своих идеях и замыслах.

Чему может учиться совсем маленький ребенок? Тому, насколько прочно дерево и как податлива глина, как создать миллионы цветов из трех основных, какими удивительными свойствами обладает вода и даже тому, как приготовить себе еду. Находя во дворе семена растений, дети изучают цикл их роста; наблюдая изменения температуры воздуха, прогнозируют погоду; о строении городских электросетей узнают, построив собственные электрические цепочки; даже замешивают бетон по рецепту, чтобы сделать из него строительные блоки.

Помните бесконечные монотонные палочки и крючочки в прописях? В школе C&C детей учат писать с помощью мультисенсорный программы «Почерк без слез». Причем каждый из малышей осваивает чтение и письмо со своим темпом и различными способами.

Детский сад и школа: как выбрать

Нейропсихолог: школа предъявляет к детям не те требования

Познание мира с помощью деревянных блоков

Но, пожалуй, главный подручный материал в дошкольной части City and Country — модульные блоки. Их придумала основательница школы Кэролайн Пратт, и с тех пор они применяются по всему миру. Это деревянные бруски и цилиндры — кирпичики разных размеров, из которых дети строят макеты всего, что видят вокруг: детскую кроватку или домик, пожарную часть или зоопарк, ферму или магазин мороженого. Играя с модулями, в два года дети узнают, что такое баланс и вес, сравнивают разные размеры между собой. Чуть позже они возведут почти настоящую сцену, на которой потом выступят.

Во дворе малышей ждут те же блоки, но других размеров и форм. Спортивный комплекс призван бросить вызов физическим возможностям. Дети с увлечением преодолевают препятствия, узнают о риске и безопасности.

В семь лет приходит пора прощаться с деревянными блоками, и это прощание становится поистине масштабным. Дети исследуют конструкцию Бруклинского моста, его историю, проходят по нему, представляя себя строителями: на что стоит обратить внимание, как составить чертеж, рассчитать вес? И только после математического анализа и инженерных изысканий малыши приступают к строительству — возводят в одной из комнат школы точную копию Бруклинского моста.

Изучение истории на практике

Получать знания и применять их на практике — главная заповедь школы City and Country. Поэтому историю там учат по романам классиков и реконструкциям. Например, период начала книгопечатания дети изучают, работая на настоящей печатной машинке Гутенберга, осваивая набор и оттиск. В десять лет ребята знакомятся с происхождением письменности в Месопотамии, поэтому пишут на пергаменте. А девятилетки отправляются в недельную поездку через всю Америку — повторяют путь пионеров в освоении запада, проложивших «Орегонскую тропу».

«Получалось так, что Гутенберг и его станок для нас являлись не покрытыми пылью веков субъектами истории, а живыми и совершенно реальными, — вспоминает в книге «Прощание с иллюзиями» российский тележурналист Владимир Познер. — Мы сами становились гутенбергами, управляя созданной им машиной, конкурируя за право называться мастером-печатником. Когда мы проходили Средние века в десятом классе, нас обучили письму по пергаменту, умению смешивать краски и пользоваться ими так, как это когда-то делали средневековые монахи. Над листами пергамента мы были не Питером, Влади или Биллом, сидящими в школьном классе города Нью-Йорка, — нет, мы были монахами, затерявшимися в своих кельях где-то в средневековой Франции или Англии; до нашего слуха доносился слабый перезвон колоколов, а мы корпели над творениями, которые когда-то, через много веков, вызовут удивление и восхищение у будущих поколений».

Каждый год в школе C&C посвящен определенному периоду истории, и его рассматривают с точки зрения географии, археологии, социологии, философии, экономики, религии, политики и искусства. Детям важно понять, как люди жили в это время, например, в период освоения Америки они одновременно и индейцы, и иммигранты, потом — древние греки, жители средневековой Европы или эпохи Возрождения.

Хочу учиться! Полный список лучших школ России

Отпуск среди года: как забрать ребенка из школы и можно ли?

Математика для юного предпринимателя

Математика — по большей части абстрактная наука. Как объяснить ребенку, что такое дроби или проценты, если он не понимает, зачем они пригодятся в жизни? Поэтому в школе City and Country придумали уникальный способ постигать сложные математические расчеты на практике — позволили ребятам открыть свое дело. В восемь лет они заведуют почтовым отделением, почти настоящим, с марками, конвертами, платой за пересылку. Это позволяет изучить ценообразование, ведение бухгалтерской книги, выписку счетов и квитанций, проценты скидок для клиентов, оценить объем продаж.

В девять лет юные предприниматели получают от школы две тысячи долларов на открытие магазина канцтоваров. Ручки, карандаши и альбомы закупают у оптовых поставщиков, рассчитывают выгодную цену, запускают рекламу, принимают заказы, оценивают рентабельность. Это не задачки из учебника математики, а вполне жизненные проблемы. В итоге к выпускному классу — к тринадцати годам — дети уже легко справляются с алгебраическими задачками: уравнениями с одной или несколькими переменными, положительными и отрицательными числами, факториалами, полиномами и расчетами по формулам.

Открытки, карточки посещаемости, билеты на мероприятия и литературный журнал, отпечатанные на станке Гутенберга, тоже продают по рыночной цене в местном магазинчике. Чтобы действительно заинтересовать покупателей и повысить спрос, дети осваивают основы дизайна. Если у нас знание Adobe Illustrator и Photoshop получают во взрослом возрасте, то воспитанники «Сити энд Кантри» осваивают эти программы в одиннадцать лет.

Любовь к искусству и литературе

Школьники с учительницей

С живописью дети знакомятся с первых дней обучения в школе, причем процесс рисования гораздо важнее результата. Позже ребята проектируют и создают официальную вывеску для школы, рекламные листовки, художественно оформляют правила поведения. Двухлетние малыши каждый день вместе поют знакомые песенки, потом разучивают новые, под которые можно выполнять различные движения, хлопать в ладоши и танцевать. Так через ритмику они постигают основы музыкального искусства.

С самого раннего возраста учителя прививают любовь к литературе — ежедневно читают вслух. А с семи лет юные ученые привыкают проводить время в библиотеке. И именно ее в мемуарах «Прощание с иллюзиями» выпускник City and Country Владимир Познер называет сердцем всей школы: «Нас необыкновенно умело подводили к нужным книгам, я бы даже сказал, соблазняли именно теми книгами, которые были для нас полезны. Очень хорошо помню библиотекаря, выдающуюся женщину, которая, например, делала так: она меня отзывала в сторонку и говорила тихо-тихо: «Владимир, тут есть одна книга, конечно, не для твоего возраста. Ты же у меня умный мальчик. Советую тебе ее взять, только никому не говори, что я тебе это подсказала, а то мне попадет». После этого не брать эту книгу было совершенно нереально».

Кроме того, школьники с малолетства знают, что писатель — это человек, которому есть что сказать. Поэтому и они ведут дневники, учатся придумывать простые рассказы и эссе, публиковать свое мнение и рассуждения на страницах литературного журнала, изданного здесь же старшеклассниками. Даже малыши, не знакомые с грамотой, просят учителя записать что-то интересное под диктовку, и им в этом не отказывают.

10 самых необычных школ мира

В первый раз в первый класс: подготовка к школе

Никаких запретов — только свобода выбора!

Что сделали бы в нашей обычной общеобразовательной школе с драчуном? Наверняка стыдили бы и ругали, объявляли выговоры, писали в дневнике строгие заметки, вызывали родителей на ковер к директору и, в конце концов, предложили бы найти другое место учебы — попросту исключили бы. Но основательница City and Country Кэролайн Пратт не считала, что драться так уж плохо.

Владимир Познер вспоминает, что был довольно крупным мальчиком, и первые два года в этой нью-йоркской школе постоянно избивал одноклассников, которые, так уж вышло, были физически слабее. В восемь лет его вызвала к себе директор — мисс Пратт — и сказала, что переводит не в девятый, а сразу в десятый класс. «Она сказала, что я — отличный мальчик, но есть проблема: я слишком опережаю в развитии учеников моего класса, — пишет Познер в книге «Прощание с иллюзиями». — Таким образом я оказался в классе, где ребята были на год, а то и на два старше меня… и конечно же значительно крупнее. Вот так решила мисс Кэролайн Пратт справиться с моей агрессивностью. Если я хотел драться, она не возражала, но предложила драться с теми, кто способен дать сдачи, чтобы я не взял в привычку мутузить слабых. Что до возможных моих проблем с успеваемостью, то этот вопрос даже не возникал».

Успеваемость — вообще не самоцель в прогрессивной нью-йоркской школе. Так, у любого ученика есть выбор — учиться или уйти с занятий. «Каждый ребенок оценивает свое понимание материала и выбирает, остаться ли ему в классе, чтобы продолжить изучение темы, — значится в школьных правилах. При этом учитель своей оценкой лишь помогает школьнику сделать выбор, но окончательное решение остается за детьми». Это развивает независимость и здоровую оценку собственных сил и навыков. И, удивительно, при такой свободе выбора мало кто отказывается от уроков. Только те, кому в школе становится скучно, а домашняя работа дается легко, предпочитают более интересные занятия. А вот с отстающими занимаются дополнительно, даже если такой ребенок — единственный в классе.

Преподаватель философии и социально-гуманитарных дисциплин, официальный представитель онлайн-школы TutorOnline Диана Авсюкевич также считает, что отметки и формальный подход к оценке успеваемости – сомнительный ориентир для маленького человека, который только учится постигать мир.

«Экспериментальная школа и мудрые педагоги, которые способны предоставить ученикам возможность реализовывать свой потенциал, развиваться творчески, находить индивидуальное решение задач, взращивая зерно уникальности, – это именно тот старт, который необходим нашим детям, чтобы научиться понимать себя самих и, как следствие, формировать гармоничные взаимоотношения с окружающими людьми», - отмечает эксперт.

Владимир Познер в интервью нередко говорит, что до сих пор поддерживает свою первую школу, которая держится на плаву только за счет пожертвований и оплаты за обучение. Аналогичную поддержку прогрессивной школе оказывают многие ее выпускники.

«Потому что, не дай бог, чтобы она (школа — прим. ред.) исчезла! — говорит Познер. — Конечно, К. Пратт давно умерла. Но принципы ее остаются. Я просто это вижу. Там дети совсем другие, они смотрят тебе в глаза, не стесняются. Они абсолютно свободны в своих высказываниях, в чувстве собственного достоинства. Это создает чудесных людей».

Комментарии