Назад ко всем статьям

Страшные сказки: зачем они нужны?

Не бойся сказки, бойся лжи.
А сказка — сказка не обманет 
Ребенку сказку расскажи
— На свете больше правды станет. 

Валентин Берестов

В любой сказочной истории кипят нешуточные страсти: родители изгоняют детей в лес, Баба-Яга норовит их поймать и поджарить, добрые дровосеки, спасая героев, вспарывают брюхо волку, Гензель и Гретель сжигают в печке ведьму, намеревавшуюся их съесть. Все это больше похоже на триллер, а не на сказку.

Термин сказкотерапия появился относительно недавно, а сказки являются носителем информации и каналом для передачи опыта и знаний от предыдущих поколений к последующим уже много веков подряд. Почему наши далекие предки пугали своих детей, рассказывая им страшные сказки, а мы осознано или не осознано продолжаем следовать этим установкам? Не потому ли, что страшная сказка является, по сути, прививкой, которая помогает ребенку в легкой форме пережить стресс от знакомства с внешним миром, выработать иммунитет к трудностям и дает подсказки, как самостоятельно действовать в непростых ситуациях.

Так зачем же нужны страшные сказки? Как с помощью опыта предков подготовить детей к самостоятельной жизни, но при этом не напугать и не навредить? С такими вопросами мы обратились к основателю метода комплексной сказкотерапии, доктору психологии, директору Международного Института Комплексной Сказкотерапии — Татьяне Дмитриевне Зинкевич-Евстигнеевой.

zinkevich.jpg

— Татьяна Дмитриевна, почему в XXI веке сказка стала по-новому интересна и востребована?

— Мы с вами живем в такое время, когда общечеловеческие ценности подвергаются изменениям. Сейчас очень много различной литературы, мультфильмов, где размыта граница между добром и злом. И кажется, что зло, при определенных обстоятельствах, может быть добром, а зло — добром. Так подменяются понятия. Даже взрослому человеку зачастую не распознать, где правда, а где кривда, а ребенку еще сложнее ориентироваться в таком потоке.

Поэтому люди начинают искать нравственные ориентиры, которые помогут провести границу, отличить одно от другого. Эти нравственные ориентиры заложены в сказках. Ведь первый признак хорошей сказки — это четкое разделение добра и зла. Это первый момент.

Второй момент — сказки создают лучшую реальность, компенсируют то, что человек недополучает в реальной жизни. И в этом отношении сказка действительно может навредить, если слишком ей увлечься. Ведь даже герои сказочных сюжетов, отправляясь в волшебную страну, потом всегда возвращаются домой.

Есть мир Яви — реальный мир, в котором мы живем, и мир Нави — куда осуществляется путешествие за какими-то знаниями. Но вернуться обязательно нужно, чтобы знания, которые ты получил в сказочном путешествии, применить в реальном мире. Знания из мира Нави берутся для лучших перемен в мире Яви.

— Значит, признак хорошей сказки — четкое разделение добра и зла. А какие есть еще критерии?

— Давайте возьмем три критерия, которые нам позволят ориентироваться в пространстве сказок. Первый — архетипический смысл сказки. Что это такое? Это древние шифры, в которых заложены знания о жизни, об отношениях с людьми, о том, какие ловушки могут подстерегать в жизни. Поэтому сюжеты в фольклоре разных стран очень похожи. Базовый принцип назначения сказки — добро всегда побеждает зло. Правда, сегодня есть «сказки», где зло захватывает мир и нет ему никакого спасения, но слава Богу, это уже истории для взрослых. Для детей же такие истории из категории «вредных», потому что они искажают архетипический смысл.

Но не стоит их путать со сказками-предупреждениями. Например, «Курочка Ряба», «Колобок», «Теремок». Яичко золотое разбивают, Колобка съедает Лиса, Теремок разрушается. Перед нами условно негативный конец, но это не значит, что сказка плохая.

Сказка «Курочка Ряба» несет предупреждение — не бить по золотому яйцу. Ведь «золотое яйцо» — это может быть и дар жизни, и ребенок, и данные тебе возможности. Но ты, не понимая этого, начинаешь неправильно себя вести — бить по золотому яйцу. И это разрушительное намерение вызывает к жизни разрушающие силы, такие как мышиный хвост. В результате все заканчивается плачевно. Не дается инструкция, как его использовать, но предупреждение само по себе достаточно серьезное — береги «золотое яйцо», пойми его назначение и правильно используй — береги Жизнь.

Почему Лиса съедает Колобка? Из-за неправильного поведения. Колобок со всеми существами, которые встречались ему на пути, вел себя абсолютно одинаково — и Зайцу, и Волку, и Медведю, и Лисе он пел одну и ту же песню. А между тем все существа разные, и к каждому нужен свой подход. Если ты видишь в жизни только себя и свою песню, рано или поздно найдется тот, кто тебя перехитрит. Безусловно, это только одно из многих предупреждений этой сказки.

Также есть и предупреждение в сказке «Теремок», — не пускай в свой дом всех, смотри, для кого ты открываешь двери. Эти сказки имеют закономерный конец, они не несут архетипический разрушающий смысл, здесь зло не побеждает добро. Родителям нужно быть вдумчивыми и придирчивыми при выборе сказок, задавать себе вопросы — зачем эта сказка написана, какие идеи она несет, чему она учит — и, исходя из ответов, понимать стоит ли знакомить ребенка с этой сказкой или нет.

Второй критерий хорошей сказки — образный ряд. Если невозможно внести изменения в архетипические структуры сюжета, то образный ряд сказки с течением времени постоянно меняется. Иногда родители жалуются, что детям неинтересны русские народные сказки, образный ряд далек от них, жизнь очень сильно изменилась. Детям хочется слышать истории про героев, похожих на них, поэтому появляются авторские адаптации старых историй, новые версии мультфильмов.

Но и здесь есть некоторые пределы. Есть детские мультфильмы, где действуют откровенные монстры, которые имеют такую форму лица, структуру тела, что они больше похожи на мутантов, чем на здоровых мужчин и женщин. Такой образный ряд деформирует эстетическое чувство ребенка, очень сильно засоряет его сознание и, я бы сказала, отравляет воображение.

Также есть другие «вредные» образы — люди с большими глазами, с вытянутыми телами, с подчеркнутой сексуальностью. Эти герои — половозрелые люди с подчеркнутыми формами, более того в некоторых мультфильмах есть определенные модели ухаживающего поведения, но не целомудренного, а скорей похотливого. Представьте, что это смотрит ребенок в 3-4 года?

Маленькому ребенку нельзя открывать теневые стороны человеческой похоти, очень важно при подготовке ко взрослой жизни хранить его целомудрие. Через некоторые мультфильмы дети учатся нездоровой эстетике. Что касается более здоровых образов, их можно найти в советских или в старых диснеевских мультфильмах.

В подборе мультфильмов должна быть родительская цензура. Нельзя отдавать воспитание детей на откуп телевизору. Но некрасивые образы можно увидеть не только на экране, но и в некоторых современных авторских сказках. Например, сказка про муху из деревни. Однажды ей захотелось погостить у своей подружки, которая жила в городе на навозной куче. Это достаточно веселая история, с живыми диалогами, но образный ряд не самый достойный — муха, навозная куча... Это тот образный ряд, без которого можно обойтись. Архетипический смысл этой сказки понятен — где родился, там и пригодился. Можно написать сказку о том же самом, но на более красивом, эстетически точном и грамотном материале. Важно понимать, что через образный ряд мы воспитываем в ребенке эстетическое чувство, закладываем образную информацию в его воображение, даем возможность ребенку соединиться с переживанием общечеловеческих ценностей.

Третий критерий — стиль изложения сказки. Очень важно, кто собирал сказки, и кто их обрабатывал. Я рекомендую родителям брать обработанные сказки в пересказе/переводе Толстого, Маршака и других писателей. Когда литератор берется за пересказ народной сказки, мы получаем тот же архетипический сюжет, но более красивый образный ряд и более благозвучную стилистику. Такая сказка будет не только развивать детскую душу, но и детскую речь, что крайне важно. По речи человека можно определить, как он воспитывался, к какому социальному слою принадлежит, на что он может претендовать в жизни. Поэтому чтобы обеспечить ребенку лучшие социальные перспективы, стоит подбирать истории, написанные красивым языком.

— С какого возраста нужно начинать читать сказки?

— В период внутриутробного развития можно читать все сказки, которые нравятся маме, отобраны ею по трем критериям.

Дальше мы должны разделить — чтение и рассказывание сказок. Читать сказки лучше, когда ребёнок подрастет, в 2-3 года. До этого можно малыша приучать к книге — листать, рассматривать картинки. Не нужно настаивать на понимании или запоминании. Нужно просто рассказывать короткие сказки, потешки, петь колыбельные на ночь. Для ребенка очень важно слышать мамин голос.

— А как же озвученные игрушки для новорожденных, которые рассказывают сказки и поют колыбельные?

— Пусть простят меня производители, но я считаю эти игрушки крайне опасными для малышей. Их можно использовать не раньше 4-5 лет. Если вы хотите, чтобы ребенок вас не только слушал, но и слышал, а в дальнейшем слушался — разговаривайте с ним!

Мама может рассказывать истории из своей жизни, сказки, которые знает наизусть, она может их по-своему пересказывать. В этот период не так важен смысл, как мамин голос. Мы сейчас имеем такую проблему как непослушные дети. И казалось бы почему? Потому что у многих деток просто нет привычки слушать мамин голос. Некоторые мамы не поют колыбельные, нет времени или нет такой привычки. Ребенок слышит телевизор, радио, шумы на улице и к ним прислушиваются, но мамин голос в современном мегаполисе, как это ни странно, все меньше и меньше звучит для ребенка.

В первые 2 года жизни рассказывайте короткие сказки («Курочка Ряба», «Колобок», «Теремок», «Пузырь, соломинка, лапоть»), сказки-потешки, пойте колыбельные. Старайтесь рассказывать эмоционально, чтобы ваш рассказ не был монотонным. Это очень важно для эмоционального развития вашего малыша. Разговаривайте в этот период с ребенком, тогда он будет вас слушаться!

— До трех лет мы рассказываем сказки, а после уже начинаем читать?

— Начиная с 3-3,5 лет, мы открываем с ребенком мир сказки, начиная со сказок-предупреждений, потому что в них заложены основные жизненные механизмы. Примерно с 4-5 лет мы начинаем обсуждать сказку, раскрывать ребенку те смыслы, которые в них заложены. Например, читая «Курочку Рябу» можно раскрыть ребенку первый шифр — золотое яичко — это жизнь, это природа, это все доброе, что нас окружает, это то, что нужно беречь. В каждой сказке есть то, что ты слышишь и есть то, о чем нужно самому догадаться. Каждая сказка — это «шифровка».

Здесь важно сподвигнуть ребенка к рассуждению, и эти «рассуждалки» после сказки становятся самым главным воспитательным инструментом, особым таинством в общении ребенка и родителя.

До 5 лет желательно брать для прочтения истории про животных, про отношения людей и животных. Главное требование — сказка должна была короткой.

После 5-6 лет главным героем становится человек. Это волшебные сказки, где герой отправляется в путешествие, преодолевает трудности, ищет невесту, сражается со злом.

Это мы говорим о массиве сказок, накопленных в культуре на сегодняшний день, но есть еще и сказки, написанные сказотерапевтами, например, «Сказки от слез», «Сказки для смелости девочек и мальчиков», цель которых помочь преодолеть определенные трудности, укрепить характер. Они имеют колоссальную профилактическую функцию. Их рекомендуем читать с 4-4,5 лет.

— Иногда в сказке все совсем даже не сказочно — Баба-Яга либо пытается скушать, либо поджарить в печке детей, Волк съедает Красную Шапочку, а потом ему распарывают брюхо «добрые» дровосеки, родители отправляют детей в лес на верную погибель. Могут ли эти сюжеты навредить, напугать ребенка либо опасения родителей напрасны?

— Определенная доля опасений не напрасна. Это вопрос очень тонкий и очень правильный. Здесь нужно внести ясность для родителей.

Часто родители говорят, что народные сказки очень жестокие, и они будут учить жестокости ребенка. Жестокие сказочные родители изгоняют мальчика-с-пальчика, жестокий людоед, жестокие дровосеки вспарывают брюхо волку и т. д. Но дело тут не в жестокости.

В реальной жизни человек многое претерпевает. И, конечно, хочется деток от этого защитить, но мы не можем воспитывать детей в идеальных «тепличных» условиях. То, что мы называем «страшными сказками» имеет очень серьезную психологическую нагрузку — страшилки-сказки дают возможность ребенку в малой доле пережить стресс и выработать иммунитет. Это как прививка от стресса. И сказка вводит такой элемент стресса, жестокости, который по силам ребенку претерпеть.

Другое дело, если родители не слушают нас с вами, и все-таки дают слушать маленьким детям аудиосказки. Актер, читающий сказку, может слишком драматически обыграть ситуацию, ребенок может испугаться, заплакать, потому что такую сильную эмоцию он не в состоянии принять.

Но для детей в 7-8-летнем возрасте усугубление кульминационного момента является крайне важным, психологическая иммунная система ребенка созревает к тому, чтобы научиться переживать страх. Сказки-страшилки чрезвычайно популярны в этом возрасте, с каким упоением дети рассказывают друг другу про гроб на колёсиках, черную перчатку и т. д.

— Хорошо, а когда в сказке родители изгоняют ребенка из дома?

— Это «прививка» касается не столько стресса, сколько самостоятельности ребенка. Герой помещается в условия, где ему нужно выживать. И эта ситуация дает ему возможность повзрослеть, стать независимым от родителей.

Когда мы говорим о сказке, нужно помнить про два типа мышления: реалистическое и символическое. Сказку невозможно понять только предметным, реалистическим мышлением, потому что события в ней — это символы. За ситуацией, когда родители, не важно по какой причине, выгоняют своего ребенка в лес, стоит определенный шифр — это символ отделения от родителей, символ начала самостоятельной жизни. И этот момент всегда сопровождается стрессом для ребенка. Поэтому сказка, моделируя эту ситуацию на бессознательном символическом уровне, как бы говорит: «Посмотри, в жизни тебе придется выживать самому, быть отдельным от родителей, придется претерпеть различные несправедливости. Посмотри, как этот жизненный урок проходят герои, жизнь не заканчивается, на том, что тебя отправляют в лес. Жизнь только разворачивается, будь готов к тому, что когда-то ты будешь без родителей».

Именно такую информацию закладывает сказка в подсознание ребенка. Скрытую работу сказки надо понимать, уходя от реалистического в символическое понимание сказки.

Тогда у нас, у родителей, пропадет страх, что, читая книгу, мы можем устроить психическое потрясение ребенку. Такие страхи появляются именно из-за избытка реалистического мышления. И в своей работе сказкотерапевты объясняют родителям, что стоит за тем или иным сказочным сюжетом, чтобы они понимали этот сказочный шифр и смогли преодолеть собственную тревогу, потому что она передается деткам.

Если у нас будет спокойное отношение, то и ребенок нормально воспримет эту «прививку», запуститься собственная иммунная система. И даже если вдруг ребенок испугается, то знающий родитель ребенка поддержит: «Солнышко, чего ты боишься? Красная шапочка пошла сама в лес, потому что она уже достаточно подросла, что может сама пойти в лес, дети они растут и становятся отдельными от родителей, и ты подрастешь и тоже будешь самостоятельным. По дороге всегда встретиться герой-помощник, обязательно он придет в твою жизнь, когда ты станешь уже взрослее, помощники не только мама с папой, помощников много в жизни. Доверяй дороге!»

Это особый дар, особая грамотность так разговаривать с ребенком. Самое главное, чтобы родители понимали сказочный шифр, не пугались некоторых сказочных ситуаций, помнили, что за ними стоит так называемый акт инициации, посвящение ребенка во взрослость.

— Считается, что в русских сказках слишком много ленивых героев, а если я хочу воспитать, например, трудолюбие, стоит ли обращаться к сказкам других народов?

— Недальновидно ограничивать ребенка сказками только его этноса. Понятно, что сюжеты идентичны, но каждая сказка дает свои красивые оттенки. Если мы замкнуты только на своем, то нам сложно строить отношения с другими культурами. Изучая фольклор, мы выделяем такое понятие как «этническая болезнь», т.е. черта характера, свойственная всему народу. Да, леность — это наша этническая болезнь, но, если мы читаем немецкую сказку, там находим исцеление от этой болезни, читая еврейскую сказку, тоже видим определенные примеры «излечения», читая бурятскую сказку, также найдем свои механизмы, как приучить ребенка к самостоятельности. Приведу пример такой национальной бурятской сказки, которая читается поле 4-5 лет, хотя я бы сказала, что это сказка для взрослых.

Однажды сорока обратилась к своим птенцам со словами: «Дети мои, вы уже выросли и настало время вам самим добывать еду и жить своей жизнью» — сказала она, полетев с птенцами в соседнюю рощу. Показала им, как ловить мошек да букашек, как из таежного озера воду пить. А птенцы ничего не хотят делать сами:

— Полетим обратно в гнездо, — хныкают они, — как было хорошо, когда ты приносила нам червячков, никаких забот и хлопот!

— Дети мои, вы уже стали большими, а моя мать выбросила меня из гнезда совсем маленькой.
— А если нас подстрелят из лука, — спрашивают птенцы.
— Не бойтесь, — отвечает сорока, — прежде чем выстрелить, человек долго целиться, так что проворная птица всегда сумеет улететь.
— Но что, если человек кинет в нас камнем, такое может сделать даже злой мальчишка, не прицеливаясь.
— Для того, чтобы взять камень, человек нагибается, — отвечает сорока, — и вы сможете улететь, у вас будет время.
— А если у человека окажется камень за пазухой, — закричали птенцы.
— Кто своим умом дошел до мысли о спрятанном за пазухой камне, тот сумеет спастись от смерти, — сказала сорока и улетела, оставив своих птенцов.

Вот, пожалуйста, бурятская сказка фактически про Мальчика-с-пальчика — идет отделение от родителей, образный ряд и стилистика сказки другие, но тот же архетипический смысл.

Если я хочу проработать момент самостоятельности, например, ребенок скоро пойдет в школу, то я прочитаю ему сказку «Про мальчика-с-пальчика», про Красную шапочку, немецкую, французскую, бурятскую сказу. Мы посмотрим, как эта тема звучит в разных культурах, и у моего ребенка будет полное представление об этом факте отделения от родителей.

Когда ребенок становиться старше и начинает изучать другие языки, очень важно читать сказки того этноса, чей язык он изучает. Можно разговаривать о том, чем, на его взгляд, отличаются русские сказки от английских, и чем русские люди отличаются от англичан, а в чем похожи.

— Нужны ли сказки в подростковом возрасте?

— Некоторые считают, что чем старше человек, тем менее нужны сказки. А ведь в подростковом возрасте особенно возрастает чувствительность к сказке, просто истории уже другие — о любви, об обретении своего места в жизни. Подростки начинают активно читать литературу в стиле фэнтези, экшен, философского экшена — литературу, написанную для более зрелого разума. В этом возрасте интерес к сказкам возрастает, но нужно понимать, что тут уже действует гендерный аспект.

Если для девочки чрезвычайно важна будет тема любви, взаимоотношений мужчины и женщины, потому что ее психика, ее душа, разум и сердце готовятся к встрече со своим принцем. Она должна понимать, кто такой принц. Ей будут интересны сюжеты о разборчивой невесты, о спящей красавице, преломленные в современных образах.

Для мальчиков будет важна тема путешествий, тема работы в команде, распознавания врагов и друзей, проявление себя как победителя, тема преодоления трудностей, социальное укрепление мужчины, даже опыт несправедливости, обмана, предательства — все это должно быть в сказке. Эти темы будут крайне важны для подростка.

— Как определить какие сказки из категории «для девочек», а какие «для мальчиков»?

— Гендерная сказка отражает архетип либо женского, либо мужского поведения. Назову несколько для примера: «Золушка», «Крошечка-Хаврошечка», «Красная Шапочка», «Снежная Королева», «Маша и медведи», «Сказка о спящей красавице» «О мертвой царевне и 7 богатырях» - это девичьи сказки. Сказки для мальчиков: «Иван-Царевиц и серый волк», «Иван-дурак», «Летучий корабль».

Что касается гендерного воспитания сказкой, мы этим вопросом отдельно занимаемся, есть определенные гендерные конструкции, познакомившись с которыми, родители сами смогут сочинять сказки. Более подробно о них можно узнать в книгах «Тайный шифр женских сказок» и «Тайный шифр мужских сказок».

Я считаю, что начиная с определенного возраста, необходимо подбирать девочкам и мальчикам гендерные сказки. Это важно, потому что идея унисекса может привести к тому, что в будущем повзрослевшие мальчики и девочки будут иметь трудности в личной жизни. Воспитание в стиле «унисекс» не дает моделей построения отношений с партнерами противоположного пола. В природе есть Мужчина и Женщина, и в сказках нам даны модели воспитания девочки и мальчика, чтобы в будущем они были счастливы друг с другом.

текст: Татьяна Жидкова